Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Ралли с бородой

Как на фондовом рынке отмечают Рождество

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 40

Надежды на предновогодний рост акций — "ралли Санта-Клауса" — вроде бы сродни детской вере в Деда Мороза. Но хотя с годами многих уже и не ждут подарки под елкой, на фондовом рынке чудеса повторяются.


ГЛЕБ БАРАНОВ


"На одном конце у Уолл-стрит — река, на другом — кладбище",— сотни лет острят ее обитатели. И слова "такого на рынке я за всю жизнь не видал" звучали здесь не раз. Но уже давным-давно (хотя и кажется, что в прошлую пятницу) один из местных заметил, что для полноты картины где-то на этой улице все-таки стоит разместить детский сад.

На этой неделе кое-кто здесь, как, впрочем, и в других местах, нет-нет да и подумает: "Повторится ли в этом году ралли Санта-Клауса?" Бывало, того под елкой не обнаруживалось и кто-то даже начинал сомневаться: "Может быть, его на самом деле не существует?"

Yes, Virginia, there is a Santa Claus


На самом деле Santa Claus Rally, как и сам Санта, конечно, существует — по крайней мере, многие достойные люди утверждают, что не раз видели его под Новый год. А первым ралли Санта-Клауса заметил (или, как больше нравится говорить некоторым, выдумал) в 1972 году Йел Хирш, издатель "Stock Trader`s Almanac". Так он назвал то, что происходило в последние пять дней уходящего года и в первые два — наступающего. В этот период акции почему-то имели обыкновение расти.

Популярной прессе и публике идея приглянулась, тем более что в 1973 году за время ралли Санта-Клауса S&P500 добавил 6,7%, а в 1974-м — и вовсе 7,2%. А вот серьезные люди к новой примете, связывающей поведение акций с календарем (такие ведь изобретались и раньше), отнеслись без энтузиазма. Примерно как Марк Твен: "Октябрь. Это один из самых опасных месяцев для спекуляции акциями. Другие — июль, январь, сентябрь, апрель, ноябрь, май, март, июнь, декабрь, август и февраль".

Последователи гипотезы эффективного рынка вообще считали предсказания поведения котировок делом довольно бессмысленным. Аналитики ценных бумаг в пику им говорили, что оценивают справедливость цен, а не предсказывают будущее — ну а если чего и прогнозируют, то уж применяют серьезные методы. Использование такого шарлатанского инструмента, как календарь, не слишком выгодно смотрелось на фоне других направлений инвестиционной мысли. Традиционный технический анализ, учет фаз Луны и экономического цикла, количества пятен на Солнце и длины женских юбок — интересные наработки имелись на любой вкус.

И все же в 1970-х годах, одном из худших периодов на фондовом рынке США в ХХ столетии, Санта-Клаус не явился на биржу лишь дважды. В 1980-х годах за волшебные семь дней S&P500 снизился тоже только два раза. В 1990-х исключений было уже четыре, но в новом тысячелетии — пока лишь три. С 1950 года средний прирост индекса за эти семь дней календаря близок к 1,4%.

Бывали и результаты не хуже, чем в 1973-1974 годах,— в 2008-м, например, рост составил 7,4%. Случались и ралли едва отличимые от нуля (0,003% в 2006 году), но, подобно физикам, спорившим о длине крыльев слона, преданные сторонники Санты из "Stock Trader`s Almanac" зачли и это.

Подрывной календарь


И все же терять блеск с годами — судьба большинства календарных эффектов на фондовом рынке. Их наличие всерьез признали лишь в 1980-х годах, но с тех пор выявили немало, причем не только в США. Правда, поручиться за объяснения, придуманные этим аномалиям задним числом, увы, нельзя.

Как бы то ни было, их связывают с оптимизацией налогов, периодичностью выплат зарплат и бонусов, window dressing управляющих активами, нюансами психологии и многим другим. Это не говоря о ехидных замечаниях в адрес самих исследователей календарных эффектов, ведь для каждого из них есть большая или меньшая, но все же ненулевая вероятность, что это просто игра случая.

Среди прочего выяснилось, что акции вообще хорошо росли перед крупными праздниками. Были выявлены самые "растущие" и "падающие" месяцы, даже числа и дни недели, а также ряд других отклонений. Но по мере распространения информации о существовании аномалий те ослабевали или вовсе исчезали. Это в общем-то неудивительно — трейдеры пытались извлечь из аномалий прибыль. И все же некоторым календарным эффектам удавалось сохраняться десятилетиями.

Так, в 1983 году вышло исследование Дональда Кейма "Size-Related Anomalies and Stock Return Seasonality: Further Empirical Evidence", описавшее "январский эффект". В этом месяце фиксировался необычный рост акций компаний малой капитализации на NYSE и AMEX. Вообще-то подобную аномалию описал еще в 1942 году в "Certain Observations on Seasonal Movements in Stock Prices" Сидней Вахтель, но тогда это особого интереса не вызвало. Теперь же "январский эффект" стали искать и находить в разных странах, но сам он ослабевает, а в США даже превращается в обратный. Порой уже казалось, что где-то он навсегда исчез, но потом его вдруг начинали фиксировать вновь.

Пострадало и ралли Санта-Клауса — в частности, практически исчез аномальный рост акций в последний день года (некоторые связывают это с широким распространением ETF). А вот не столь известный "сентябрьский эффект" пока по-прежнему прекрасно фиксируется. Между тем аномалия эта не из приятных, ведь именно сентябрь, а вовсе не октябрь — самый опасный месяц в году (по крайней мере, на американском рынке).

В поддержку Марка Твена можно отметить, что на октябрь все же пришлось удивительно много биржевых крахов. Но с сентябрем он не сравнится. Индекс Dow Jones в последние 130 лет в среднем снижался в этом месяце примерно на 1%. По расчетам Джереми Сигела, приведенным в "Stocks for the Long Run", доллар, вложенный в индекс Dow Jones в 1885 году, вырос бы к 2012-му без учета дивидендов до $511, но если исключить все сентябри, эта сумма превратится в $2201.

И опять-таки это явление наблюдается не только в США. В России, кстати, оно не так уж заметно — среднее изменение индекса ММВБ в сентябре за все время его существования составило минус 0,06%. И в отличие от некоторых стран, для нас это не самый печальный месяц: в мае среднее снижение индекса ММВБ куда сильнее — минус 1,79%. Вообще же весь период с мая по сентябрь наш индекс выглядит неважно (хотя некоторым оправданием ему может служить то, что это сезон выплаты дивидендов).

Ралли к нам приходит


А вот декабрь хотя и не самый "растущий" на нашем рынке месяц, но все же определенно один из лучших в году. Индекс Dow Jones в это время рос примерно на 1%, а индекс ММВБ — на 4,7%. Отчасти поэтому ралли Санта-Клауса (равно как и рождественским или новогодним) многие давно именуют не семидневный период, а просто рост акций в декабре. Иногда сюда добавляют и часть ноября — в США некоторые считают этим ралли рост со Дня благодарения до Рождества. С этой точки зрения ралли не только было, но и уже завершилось.

Но если придерживаться классического определения — пять торговых дней до Нового года и два после — ответ на вопрос о том, будет ли ралли Санта-Клауса в этом году, пока неизвестен. Можно лишь заметить, что в России оно бывало и поярче, чем в США (см. график), хотя сам персонаж нам вроде бы не особенно близок. Но если вспомнить о роли нерезидентов на российском фондовом рынке, удивляться в общем-то нечему.

С 1995 года Санта проигнорировал Москву лишь пять раз. До 2006 года его ралли в России происходило вообще ежегодно, не исключая даже кризисных 1998-1999 годов. Перед кризисом 2008 года Санта, впрочем, не устоял, но затем дело, казалось, пошло своим чередом. Все изменили санкции.

С импортозамещением не сложилось — семь торговых дней после православного Рождества на роль ралли Санта-Клауса не потянули

Как персонаж, с одной стороны, сказочный, а с другой — прозападный, Санта-Клаус не просто присоединился к ним, а сделал это заранее. Преследований за инсайд и манипулирование он, очевидно, не боялся и в последние три года ралли у нас не проводил. С импортозамещением не сложилось — семь торговых дней после православного Рождества на эту роль не потянули. Но если Санта все же пожалует в Москву, это будет совсем неплохой приметой — вдруг и на этот раз он что-то знает?

Комментарии
Профиль пользователя