Коротко


Подробно

12

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Ежегодное послание к Владимиру Путину

С чем на этот раз пришли к нему олигархи

19 декабря президент России Владимир Путин встретился с представителями крупнейшего бизнеса страны, выслушал их боль и чаяния, на которые предпочел не откликаться, тем более в режиме фуршета, продолжавшегося, как сообщает специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, больше часа.


Встречи Владимира Путина с «представителями деловых кругов», как это у них называется, ежегодные. Они, кажется, давно приняли более или менее ритуальный характер.

Одна встреча — на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в Ritz-Carlton в середине года и вторая — в конце. Все к этому привыкли, а вернее, даже свыклись с этим или, может быть, смирились. Но вчера было по-особенному. Деловые круги были представлены необычайно репрезентативно. То есть тут не было никого, кого, во-первых, не должно было бы не быть, во-вторых, были те, кого не было в прошлый раз, и в-третьих, не было, по-моему, тех, кого могли бы позвать, но не позвали (и это, конечно, главное).

Широкое олигархическое представительство в Кремле было вызвано на самом деле тем, что РСПП исполнилось 25 лет. Дата подобрана более или менее условно, но нельзя не признать, кстати: именно к предновогодней встрече с Владимиром Путиным удалось провести юбилейный, XXV съезд РСПП.

Надо сказать, что и бизнесмены выглядели и вели себя празднично. То ли неизбежное наступление нового года влияло на них, то ли и в самом деле цеховой юбилей, а только были они взбудоражены.

И спешу всех на всякий случай сразу успокоить: у них все хорошо!

— Прошлый год закончили с 233 млрд, этот — с 480 млрд руб. уже сейчас…— подсчитывал глава Сбербанка Герман Греф в ответ на мой вопрос.— Да прошлый год, если честно говорить, был вообще такой…

Глава группы «Альянс» Муса Бажаев, когда я спросил его насчет итогов года, тем более оживился:

— Как у нас?! Шикарно! Алеппо, главное, взяли! Жалко, конечно, что Пальмиру потеряли. Вернем в следующем году, обязательно вернем!

Было очевидно, что если понадобится — вернет лично. И уж ему нельзя будет не отдать.

— Что, интервью даешь? — спрашивал глава «Газпрома» Алексей Миллер у главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

— Почему сразу интервью? — обиженно переспрашивал господин Евтушенков.

— А что ты еще можешь дать? — удивлялся господин Миллер.

У главы группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, естественно, интересовались, когда он уже наконец женится (извел он уже, конечно, в том числе присутствующих):

— Это у меня был один такой товарищ в юности,— рассказывал господин Прохоров.— У него все тоже спрашивали, когда он женится. А он всем отвечал: «Да что у меня, руки отсохли, что ли?»

Тема, которая действительно беспокоит господина Прохорова: что с нами делает WADA.

— И вот, представь себе,— слышал я его голос уже издалека,— я — WADA. А тебя — поймали на допинге! И я тебе говорю…

Состав бизнесменов был настолько широк, что даже представители «Альфа-групп» пришли вдвоем: и Михаил Фридман, и Петр Авен (обычно представительские функции в этих залах великодушно берет на себя господин Авен).

И Роман Абрамович, которого в последнее время чаще можно увидеть в России (очевидно, потому, что он стал ее всецело налоговым резидентом), тоже был здесь, а то ведь без него этот народ был бы не полон.

Бизнесмены ожидали президента три с половиной часа. Их это, между прочим, нисколько не смущало. Было еще 15:30, когда Михаил Прохоров беззаботно предположил:

— Как думаете, в шесть вечера начнем?

Его хором разубедили. Тут все-таки собрались профессионалы.

Вступительное слово Владимира Путина было триумфом союза администрации президента, правительства и крупного бизнеса страны. По словам господина Путина, «многие решения» в правительстве и администрации президента принимают исключительно после консультаций с присутствующими, а такие законодательные инициативы, как, например, поправки к Налоговому кодексу, сами бизнесмены, в сущности, и разрабатывают.

В это, конечно, верилось с трудом, но слышать сидящим в зале это было, наверное, отрадно.

Президент заверил бизнесменов, что у него «есть полное понимание, что мы делаем, как мы делаем…». Очевидно, что сомнения в этом у присутствующих возникают регулярно, и такие слова необходимо всякий раз повторять вновь и вновь.

После Владимира Путина с коротким докладом выступил глава РСПП Александр Шохин, который тоже одобрительно отзывался о вовлеченности крупного бизнеса в процесс принятия решений.

Глава «Северстали» Алексей Мордашов сосредоточился на изменениях в Налоговом кодексе. Главная его озабоченность состояла в том, что эти изменения должны ведь по идее привести к упрощению в экономической деятельности, и прежде всего, разумеется, во внешнеэкономической, а приведут, разумеется, к усложнению. Впрочем, и все свои озабоченности господин Мордашов уложил в три минуты рабочего времени господина Путина.

Когда президент дал слово главе «Реновы» Виктору Вексельбергу, встреча приняла необратимо закрытый характер для прессы. Между тем удалось выяснить, чему она была посвящена.

Господин Вексельберг говорил про оцифровку всего сущего, и слова были настолько верными и меткими, что президенту не было никакого смысла даже реагировать на них.

Глава «Русала» Олег Дерипаска посвятил свое выступление взаимодействию крупного бизнеса с Центробанком. А вот эта тема интересовала всех. Господин Дерипаска был эмоционален. Он говорил о том, что при инфляции в 5%, как в 2016 году, процентная ставка не опускается ниже 10%. А в 2017 году, обещает правительство, инфляция будет 4% — и что станется с процентной ставкой? Она тоже снизится на процент? Олег Дерипаска повторял, что в этих условиях невозможна никакая реальная инвестиционная деятельность.

— Какие инвестиционные проекты?! — спрашивал он, и не то что бы господина Путина, а, например, главу Центробанка Эльвиру Набиуллину, которая присутствовала на этой встрече в Екатерининском зале Кремля.

Удивительно, но никакой реакции на единственное действительно содержательное выступление так и не прозвучало: Владимир Путин кивнул и дал слово следующему выступающему, владельцу Трубной металлургической компании Дмитрию Пумпянскому, который подробно рассказал участникам встречи о процессах стандартизации, за которые он отвечает в РСПП.

Эльвира Набиуллина так и не сделала ничего, чтобы перевести боль господина Дерипаски хотя бы в диалоговый режим.

После этого Владимир Путин предложил членам РСПП перейти в соседнее помещение. Гостей ждали более или менее легкие закуски и примерно такой же легкости напитки. Владимир Путин был оживлен, много шутил, рассказывал про свою поездку в Японию и про свои разговоры там с разными людьми. Много времени посвятил проблеме островов: видимо, эта тема и правда интересует его.

Кроме того, по сведениям “Ъ”, президент говорил о Соединенных Штатах. То и дело звучала фамилия Трамп. По словам моих собеседников, Владимир Путин ни секунды не сомневается в том, что голосование выборщиков закончится благополучно для Дональда Трампа и он станет законным президентом Соединенных Штатов Америки.

Так фуршет продолжался больше часа, и все это время Владимира Путина окружала плотная толпа бизнесменов, так что пробиться к нему запросто не представлялось возможным даже господину Прохорову, тем более что при президенте все время присутствовал глава РСПП Александр Шохин, не дававший никому, в том числе Владимиру Путину, толком расслабиться.

Потом в Анкаре расстреляли нашего посла, и все кончилось.

На спектакль по пьесе убитого посла России в Персии Александра Сергеевича Грибоедова в Малый театр Владимир Путин не поехал.

Тут было уже не до постановок.

Андрей Колесников


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение