Коротко


Подробно

Фото: Burak Akbulut / Anadolu Agency /AFP

Азы будущего

Интернет вещей (IoT, Internet of Things) — о нем, наверное, уже даже бабушки у метро беседуют. Все о нем слышали, но мало кто пока видел. При этом 75% компаний в разных отраслях, по данным Ericsson, уже исследуют возможности этих технологий, а в ближайшие три года 95% начнут использовать те или иные элементы IoT. Сценарии, которые станут возможны в мире подключенного всего, вовсю тестируются, а в некоторых отраслях элементы IoT стали обычным делом.


Светлана Рагимова


Интернет вещей в самом простом понимании — это сеть, к которой могут быть подключены самые разные предметы, которые раньше были совершенно "аналоговыми": чайники, стиральные машины, автомобили, зеркала, столы и даже коробки с кукурузными хлопьями или флакончики духов. Предполагается, что за счет встраивания модуля связи в эти вещи можно придумать совершенно новые сценарии их использования.

Прогноз по объему рынка интернета вещей (пользовательского и корпоративного) в мире, который дают Machina Research и Cisco, $4,3 трлн в 2025 году. Судя по скорости распространения этих технологий, предсказание вполне может сбыться. Так, в 2015 году, по данным Ericsson, в мире уже функционировало 400 млн IoT-устройств с подключением к мобильным сетям. По прогнозу, их станет 1,5 млрд к 2021 году. Именно этот способ подключения IoT-девайсов с точки зрения различных рыночных экспертов считается наиболее перспективным. Вместе с тем другие способы связи также будут использоваться, в том числе и проводные, хотя и в меньшей степени.

Распределение благ


Интернет вещей считается развитием технологий M2M — Machine-to-Machine, которые подразумевают взаимодействие устройств между собой. Руководитель департамента ИТ и облачных сервисов компании J'son & Partners Александр Герасимов уточняет: "IoT — это технологическая концепция (и, соответственно, набор технологий, лежащий в ее основе), позволяющая реализовать модель облачных вычислений для не ИТ-ресурсов, то есть объединять различные ресурсы в виртуальные (на уровне централизованного управления, в перспективе полностью автоматического, без непосредственного участия человека) пулы ресурсов и предоставлять пользователю не сами ресурсы, а их функции "по требованию" на принципе самообслуживания".

Аналитики Machina Research уверены, что IoT создаст гораздо больше возможностей для генерации выручки, чем M2M. Причем для всех участников экосистемы, среди которых операторы связи, вендоры телекоммуникационного оборудования, производители конечных пользовательских устройств и промышленного подключенного оборудования, разработчики приложений для IoT, поставщики сервисов. Последнюю категорию игроков этого рынка Machine Research стала включать в аналитические отчеты не так давно. Драйвером этого сегмента, по мнению экспертов компании, будут данные, в огромных количествах собираемые с различных сенсоров, датчиков и IoT-гаджетов. Со всей этой информацией нужно будет что-то делать. Для начала хранить и структурировать, а затем анализировать, чтобы извлечь дополнительную пользу. В этот же сегмент IoT-услуг аналитики включают разработку приложений для обслуживания IoT-инфраструктуры, прикладных программ, разработку проектов по развертыванию IoT, интеграции в существующие системы. Весь этот сегмент, по мнению аналитиков, уже дорос до $294 млрд в 2015 году и, по прогнозу, достигнет выручки в $1,9 трлн в 2025 году. Причем Европа станет самым крупным рынком сегмента IoT-услуг, немного опередив Северную Америку. В совокупности оба эти региона будут генерировать полтриллиона долларов выручки в этом сегменте. В цепочке формирования стоимости IoT, по прогнозам Ericsson, в 2025 году около трети доходов будет приходиться именно на сервисы, приблизительно 25% — на приложения, еще четверть — на платформы и поддерживающие IoT программные продукты, всего 10% придется на коммуникации, сети и управление передачей информации, производители устройств со встроенными сенсорами и электронными компонентами получат также около 10% этого "пирога". Юрий Котиков, стратегический консультант и руководитель подразделения ConsumerLab, Ericsson в регионе Северная Европа и Центральная Азия, добавляет: "Наиболее крупными сегментами из перечисленных будут являться приложения, платформы и оборудование. Обеспечения соединения, то есть традиционный бизнес телекоммуникационных операторов, будет занимать лишь 2-3% рынка IoT. Данная тенденция характерна как для глобального рынка IoT, так и для российского".

IoT создаст гораздо больше возможностей для генерации выручки, чем M2M

Распределение выручки в сегодняшнем мире IoT отличается от того, как дела будут обстоять через десять лет. Так, по данным Gartner, сейчас операторы — главные бенефициары этого рынка. Один только Vodafone зарабатывает на IoT порядка миллиарда долларов в год. То есть сейчас рынок находится в стадии, когда продажи устройств и услуг связи играют главную роль в его формировании.

Если посмотреть распределение по отраслям, то наиболее активно IoT осваивает транспортная индустрия. Сенсоры и средства связи используются на общественном и грузовом транспорте для мониторинга и управления логистикой. Государственные программы, которые реализуются в разных странах и направлены на повышение безопасности на дорогах, требуют от производителей встраивать средства связи для автоматического оповещения специальных служб в случае экстренных ситуаций.

Александр Герасимов объясняет, что индустрию автомобильного транспорта IoT меняет в сторону uber-подобных моделей. По его словам, все то же самое можно сделать для любых других ресурсов и устройств. "Объединение ресурсов в виртуальные пулы для их совместного использования — это, собственно, экономика совместного использования. В этом смысле IoT — это технологическая основа такой экономики, в которой доступ к функциям устройств и ресурсов — это новая форма собственности. Ключевое преимущество экономики совместного использования перед традиционной, базирующейся на эксклюзивном владении и использовании чего-либо,— в на порядок более высокой эффективности (утилизации) ресурсов и, как следствие, кратно меньшей себестоимости "производства" различных благ цивилизации",— говорит он.

Остальные отрасли также осваивают данные подходы. В ритейле распространяются IoT-технологии анализа поведения покупателей по собираемым данным с камер наблюдения в торговых залах. Есть разработки "умных" полов, которые фиксируют все передвижения людей по рядам в супермаркете. Они обходятся дешевле, чем анализ видеопотока, и проанализировать такие данные можно очень быстро, буквально в реальном времени.

В энергетике сенсоры и датчики, подключенные к интернету, используются для построения "умных" электросетей и инфраструктуры Smart Grids. К примеру, самая крупная энергетическая компания Эстонии Elektrilevi установила совместно с компанией Ericsson 300 тыс. "умных" счетчиков потребления электроэнергии. Поставщик предоставляет сервис "под ключ", в который входит также автоматизированная система для сбора данных с этих датчиков — Automatic Meter-Reading System (AMR). В планах компании довести число "умных" счетчиков до 625 тыс. штук, что позволит значительно сократить расходы, уменьшить риски и сделать более эффективным управление инфраструктурой.

В промышленности находит распространение идея "умных" подключенных продуктов или SCP (Smart Connected Product). Основной замысел в том, чтобы поставлять оборудование, оснащенное датчиками и сенсорами, чтобы собирать информацию о работе механизмов и делать их более совершенными. Это могут быть автоматы, роботы, двигатели и так далее. К примеру, в промышленной компании "Волгабурмаш" разрабатывается специальная "надстройка" на долото, использующееся для бурения различных пород. Этот наддолотный переходник будет передавать информацию производителю о том, в каких условиях производятся работы и как ведет себя главный продукт компании — долото. Эти данные будут учитываться в разработке следующих продуктов.

"В целом понятие IoT включает в себя как достаточно традиционные индустрии, например недвижимость, автомобили, безопасность, так и относительно новые, такие как носимая потребительская электроника,— говорит Юрий Котиков.— Решения IoT в каждой из этих индустрий растут каждый год двузначными темпами".

В недвижимости основным способом применения технологий является автоматизация зданий — IoT позволяет наиболее эффективно использовать тепло, электричество и воду. "При этом данный кейс достаточно традиционный и фактически представлял собой пример интернета вещей еще до появления подобного понятия. Такая же ситуация и с другими традиционными индустриями — в сфере безопасности подключенные камеры городского видеонаблюдения используются достаточно давно. Однако с развитием анализа данных и технологий искусственного интеллекта на рынке появляются приложения, сильно повышающие эффективность этих решений. Например, распознавание лиц в видеонаблюдении позволит сильно увеличить эффективность систем безопасности",— добавляет Юрий Котиков.

Местный колорит


В России IoT распространяется в целом по тем же сценариям, что и в мире. Юрий Пуха, руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям сектора телеком, ИТ и медиа, PwC в России, говорит, что вместе с тем есть некоторые особенности: "Во-первых, мобильная связь в России стоит очень дешево по сравнению со странами развитых экономик. IoT-связь должна стоить еще дешевле, однако технологии пока не могут дать еще большего удешевления стоимости связи и устройств". По его словам, с точки зрения роста сегментов рынка Россия также несколько отличается от других стран. "Прогнозируется, что наибольший рост в мире покажут сегменты производства (manufacturing) и ритейла. В России же самый большой рост прогнозируется в сегменте транспорта и грузоперевозок. Также в России пока существенно отличается от других стран динамика развития IoT на потребительском рынке. На Западе прогнозируется массовое развитие технологий "умного дома", счетчиков электроэнергии, газа, воды. В РФ эти рынки также развиваются, но более медленными темпами, что в основном связано с регуляторикой",— говорит Юрий Пуха.

Vodafone зарабатывает на IoT порядка миллиарда долларов в год

Александр Герасимов добавляет: "То, что есть в России, где принятие экономики совместного использования крайне низкое пока,— это в основном классические системы распределенной телеметрии, существующие уже не один десяток лет и которые ошибочно относят к IoT".

В состав таких систем распределенной телеметрии, по словам господина Герасимова, сейчас входят около 16 млн штук устройств телеметрии, что составляет примерно 0,3% от общего количества таких устройств в мире — это примерно в пять раз меньше, чем доля России в глобальной экономике.

"Из того, что можно назвать близким к полноценному IoT в России,— это uber-подобные транспортные сервисы, сервисы байк- и каршеринга. Зарабатывают на них, разумеется, провайдеры таких сервисов (комиссия) и владельцы ресурсов, а также разработчики облачных платформ управления ресурсами и приложений для них. Совсем немного зарабатывают операторы — пока только на connectivity",— добавляет он.

Основным препятствием на пути IoT, по словам Юрия Котикова, является низкая стандартизация существующих решений: "Пока еще не существует аналога Windows или Android в сфере IoT — множество производителей используют свои проприетарные решения, и делаются лишь первые попытки создания экосистем, как, например, Verizon ThingSpace".

И хочется, и колется

Светлана Рагимова, редактор BG "Интернет вещей"


Будущее так стремительно наступает, что мы, человеческие существа, не успеваем адаптироваться. Раньше мамы одергивали детей, сидящих за учебником: "Не сутулься!" Сейчас все взрослые поголовно зарабатывают сколиоз, сидя в метро, на "веселой" вечеринке и даже в кино, уткнувшись в гаджеты. Следить за осанкой детей некому — родители теперь сами погружены в цифровой мир. Настолько занятный, что от него не оторваться даже во время перехода через дорогу. Во время опроса потребителей, проведенного компанией Ericsson, каждый третий сообщил, что хотел бы видеть дорожные знаки и сигналы светофоров продублированными на тротуарах. Потому что так удобнее, когда идешь, уткнувшись в телефон.

Желание сделать впечатляющее селфи преобладает над инстинктом самосохранения — за этот год из-за этого погибло уже 73 человека, больше, чем от нападения акул. Какой же была реакция человечества на этот факт? Ученые MIT разработали очередную технологию — приложение, предупреждающее о риске "селфи смерти". Мир будущего, в котором все подключено, может отключить наши механизмы выживания. Но он слишком притягателен, чтобы от него отказаться.

Материалы по теме:

"Business Guide "Интернет вещей"". Приложение от 20.12.2016, стр. 3
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение