Коротко

Новости

Подробно

Посредники по оружию

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30
       В середине января, подводя итоги работы системы военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами, "Власть" (см. #1 от 15 января 2002 года) сделала такой прогноз: руководство государственного спецпосредника компании "Рособоронэкспорт" будет добиваться еще большей централизации системы оружейного экспорта. Этот прогноз полностью подтвердился.
 
Как стало известно "Власти", недавно гендиректор "Рособоронэкспорта" Андрей Бельянинов направил президенту Путину проект указа, в соответствии с которым предлагается лишить все предприятия-производители права самостоятельного экспорта готовой продукции.
       Напомним, что по итогам 2001 года объем российского оружейного экспорта достиг рекордных $4,4 млрд (во всяком случае, такую цифру обнародовал Владимир Путин). Около 90% поступлений обеспечил образованный в ноябре 2000 года на базе "Росвооружения" и "Промэкспорта" госпосредник "Рособоронэкспорт". Этот результат следует признать более чем впечатляющим. Ведь в начале прошлого года шел сложный процесс реформирования системы военно-технического сотрудничества — объединялись госпосредники, с нуля создавался комитет по военно-техническому сотрудничеству, призванный координировать политику экспортеров; а в самом "Рособоронэкспорте" была проведена кадровая чистка, в результате которой уволены практически все руководители от уровня руководителей департаментов и выше. Обычно такие перестановки крайне негативно отражаются на показателях работы компании-спецэкспортера. Но вопреки ожиданиям не имеющей большого опыта торговли оружием команде главы "Рособоронэкспорта" Андрея Бельянинова и его первого заместителя Сергея Чемезова (оба в свое время служили вместе с Владимиром Путиным в Германии) удалось решить стоявшие перед ними задачи.
       В то же время их критики считают, что, стремясь заключать контракты любой ценой, руководители "Рособоронэкспорта" часто шли на снижение стоимости заказов и вообще в минувшем году вычерпали портфель потенциальных заказов на несколько лет вперед и теперь компенсировать его нечем. То есть, по их мнению, уже в этом году произойдет резкое падение объемов продаж.
       Отчасти это мнение подтверждается намерением руководителей "Рособоронэкспорта" превратить предприятие в монополиста по экспорту готовых образцов вооружений. Как уже сообщала "Власть", на заседании Совета безопасности 26 декабря прошлого года Владимир Путин дал свое принципиальное согласие на переход к одноканальной системе, предусматривающей постепенное аннулирование экспортных лицензий отдельных предприятий. Это позволит "Рособоронэкспорту" улучшить свои показатели: все предприятия будут вынуждены пользоваться услугами госпосредника.
       
       В настоящее время правом самостоятельного экспорта своей продукции военного назначения обладают пять предприятий: ФГУП "Российская самолетостроительная корпорация 'МиГ'" (срок действия лицензии не определен), ФГУП "Конструкторское бюро машиностроения" (срок не определен), ГУП "Конструкторское бюро приборостроения" (до 11 января 2005 года), ГУП "НПО машиностроения" (до 9 августа 2007 года) и ОАО "Концерн 'Антей'" (до 29 мая 2002 года).
       
       Видимо, этим руководствовался Андрей Бельянинов, направляя в Кремль свой проект указа "О мерах по совершенствованию государственного регулирования в сфере военно-технического сотрудничества РФ с зарубежными странами". Глава "Рособоронэкспорта" предлагает сохранить право экспорта готовой продукции лишь за госпосредником, а предприятия, по его мнению, пусть занимаются поставками запчастей, техобслуживанием и ремонтом уже проданного оружия. Как сообщил Андрей Бельянинов в письме на имя Владимира Путина, "это позволит исключить конкуренцию на внешнем рынке между российскими субъектами военно-технического сотрудничества посредством разделения сфер их деятельности... повысить эффективность системы госрегулирования... привести практику осуществления внешнеторговой деятельности в отношении этой продукции в соответствие с принципом государственной монополии".
       Интересно, что в конце прошлого года комитет по ВТС провел аттестацию всех предприятий-экспортеров, и ни одно из них, кроме "Рособоронэкспорта", не получило оценки выше "неудовлетворительно". Такие итоги аттестации могут стать серьезным основанием для принятия самых решительных мер.
       Правда, в январе в интервью "Власти" заместитель главы комитета по ВТС Михаил Новиков заявлял, что нынешняя система все же оправданна и ее необходимо сохранить: "Не нужно отрывать голову курице, которая несет золотые яйца". А на минувшей неделе, как стало известно "Власти", глава КВТС Михаил Дмитриев направил президенту Путину письмо, в котором предложил даже расширить список предприятий-экспортеров за счет создаваемых в рамках реформирования оборонного комплекса крупных интегрированных структур.
       Впрочем, очевидно, что мнение комитета в этом вопросе вряд ли будет определяющим. Ни для кого не секрет, что Сергей Чемезов, в отличие от других чиновников, имеющих отношение к торговле оружием, имеет прямой доступ к президенту и все наиболее важные вопросы решает лично с Владимиром Путиным.
       По сведениям "Власти", главное государственно-правовое управление президента также дало отрицательное заключение на подготовленный Андреем Бельяниновым проект указа. ГГПУ обратило внимание на то обстоятельство, что закон "О военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами" предусматривает необходимость обеспечения равных условий в осуществлении военно-технического сотрудничества для экспортеров и не допускает монополизации деятельности в этой сфере.
       Как ожидается, решающая схватка за контроль над всеми поставками готовой продукции состоится в мае — комиссия по вопросам ВТС под председательством Владимира Путина как раз планирует рассмотреть условия продления и предоставления организациям права на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения.
ИЛЬЯ БУЛАВИНОВ
 
"Было бы неправильно оставить на поле лишь госпосредника"
 
Заместитель генерального директора РСК "МиГ" по продажам и маркетингу Владимир Выпряжкин заявил корреспонденту "Власти" Ивану Сафронову, что крупные оборонные предприятия должны сами продавать свою продукцию на внешнем рынке.
       
       — Существует ли сейчас необходимость в совершенствовании системы ВТС России с иностранными государствами?
       — Сегодня очевидна необходимость совершенствования прежде всего нормативно-правовой базы системы ВТС. Сейчас действуют закон о ВТС, указы и распоряжения президента, постановления и распоряжения правительства. Они регламентируют деятельность министерств, оборонных агентств, госпосредника и самостоятельных субъектов ВТС. При этом право на осуществление внешнеторговой деятельности этими субъектами должно быть, по моему мнению, бессрочным, как у РСК "МиГ". Это позволит предприятиям целенаправленно вести работу по линии ВТС, не озираясь на то, что это право может истечь по истечении какого-то периода времени. Это может привести, например, к приостановке переговоров с инозаказчиком. Кроме того, должна еще больше возрасти роль комитета по ВТС — именно он должен стать главным координирующим и контролирующим органом, реализующим госмонополию в сфере ВТС.
       — Есть ли необходимость в расширении круга предприятий, обладающих правом самостоятельного экспорта за рубеж готовой продукции?
       — Наверное, необходимо наделить этим правом предприятия, производящие, например, бронетанковую технику, боевые корабли и т. д. При этом главными требованиями, по-моему, должны быть два. Первое: предприятие должно заниматься разработкой, производством и эксплуатацией выпускаемой техники, а также иметь систему ее сервисного обслуживания. Второе: предприятие должно быть одним юридическим лицом.
       Было бы неправильно оставить на поле ВТС лишь госпосредника в лице "Рособоронэкспорта". Госпосредник не может существовать без предприятий, а крупные предприятия без него могут. Беда госпосредника в том, что он не заинтересован в продвижении на мировой рынок конкретных образцов продукции. Он действует по принципу: лишь бы что-нибудь продать — и побольше. Не берут самолеты, предложим катера или средства ПВО; не возьмут и это, предложим автоматы. Главным мерилом его деятельности является сумма валютных поступлений от продажи вооружений и военной техники за год, причем год от года она должна возрастать. Однако при этом госпосредника не интересует, какие виды вооружений были проданы. У самостоятельного субъекта ВТС дело обстоит не так. Если это госпредприятие, с менеджмента спрашивает государство; если акционерное общество, то акционеры. Сейчас, когда основные средства зарабатываются на внешнеторговых операциях, любой самостоятельный субъект будет буквально пробивать путь своей продукции на мировой рынок.
       Мы не выступаем против госпосредника. Он должен существовать, и его услугами должны пользоваться предприятия — прежде всего малые, с небольшим объемом производства, но пользующейся спросом за рубежом военной продукцией. Как правило, у них нет возможности иметь свою службу маркетинга. Здесь свою роль и должен играть "Рособоронэкспорт". Кроме того, допускаю, что кто-то из самостоятельных субъектов будет прибегать к помощи госпосредника. Например, сейчас РСК "МиГ" осуществляет программу модернизации индийских истребителей МиГ-21 как раз через "Рособоронэкспорт".
       
       Начальник службы по связям с общественностью ФГУП "Рособоронэкспорт" Александр Смеляков и представители комитета по ВТС отказались комментировать ситуацию.
       

Как торговали российским оружием
       В 1992-1993 годах существовала запутанная система экспорта вооружений, в основе которой лежала выдача лицензий МВЭС. Правом на торговлю продукцией и услугами оборонного назначения обладали 12 предприятий и организаций, наиболее крупными из которых являлись "Оборонэкспорт", "Спецвнештехника", главное управление по сотрудничеству и кооперации МВЭС, а также фирма "Воентех" Минобороны. В 1992-1993 годах происходило постоянное падение экспорта вооружений.
       25 ноября 1993 года президент подписал указ #1932с о создании компании по экспорту и импорту вооружений "Росвооружение". Новая организация, выстраиваемая на базе "Оборонэкспорта" и "Спецвнештехники", получила монопольное право на экспорт продукции и услуг военного назначения.
       В июле 1994 года появился институт помощника президента по вопросам военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. 30 декабря 1994 года был создан Госкомитет по военно-технической политике (ГКВТП) — структура министерского уровня, но подотчетная президенту, а не главе правительства. С созданием ГКВТП строительство новой системы в целом было завершено. Она стала представлять собой формально замкнутую на президента вертикальную структуру органов власти, куда входили ГКВТП, "Росвооружение" и предприятия-производители, которым правительство выдавало лицензии на экспорт продукции военного назначения (впоследствии их число колебалось от пяти до 17).
       14 августа 1996 года госкомитет был упразднен, его функции перешли к МВЭС. 28 июля 1997 года указом президента координация деятельности "Росвооружения" была возложена на премьер-министра, а сама компания передана в ведение правительства. 20 августа 1997 года к одному госпосреднику были добавлены два новых — "Промэкспорт" и "Российские технологии", вопросы ВТС переданы в ведение правительства. В августе 1999 года была упразднена должность помощника президента по вопросам ВТС.
       28 апреля 2000 года указом и. о. президента Владимира Путина компания "Российские технологии" была интегрирована в состав "Промэкспорта". В ноябре--декабре 2000 года Владимир Путин в очередной раз реформирует систему ВТС — на базе компаний "Промэкспорт" и "Росвооружение" создается ФГУП "Рособоронэкспорт". Координация деятельности экспортеров возлагается на новый орган — комитет по военно-техническому сотрудничеству. Глава КВТС получил статус заместителя министра обороны.
Комментарии
Профиль пользователя