Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия пожилая

Смогут ли пожилые жители России в ближайшее время познакомиться с гериатрией

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 20

В России с начала этого года создается система помощи пожилым гражданам — скоро появятся профессиональные стандарты для врачей-гериатров и сиделок. "Власть" выяснила, что мешает проводить реформу быстрее.


Ольга Алленова


В начале этого года правительство России выпустило распоряжение "Об утверждении стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в РФ до 2025 года", в котором говорится о необходимости повышения качества жизни людей пенсионного возраста, о развитии для них медицинской и социальной помощи, что в итоге должно увеличить продолжительность жизни в стране. Интерес к пожилым гражданам вполне объясним — в России население стареет, и если в 2007 году на 1 тыс. населения приходилось 330 граждан старше трудоспособного возраста, то в 2015 году эта цифра выросла до 412. По прогнозам в ближайшее десятилетие число граждан пенсионного возраста в России вырастет до 40 млн. Эти люди имеют избирательное право, но часто лишены базовых прав, например права на своевременную и качественную медицинскую и социальную помощь.

В 2012 году группа экспертов Европейской экономической комиссии ООН и дирекции Европейской комиссии по вопросам занятости, социальной политики и интеграции разработали индекс активного долголетия для стран ЕС — он учитывает занятость пожилых людей, их участие в жизни общества, возможность жить независимо и защищенно, а также отношение к ним общества. На первых местах в этом индексе Швеция, Дания и Великобритания, на последних Польша, Словакия и Венгрия. Эксперты российской Высшей школы экономики Анна Ермолина, Мария Варламова и Оксана Синявская использовали индекс в отношении к России и пришли к выводу, что она заняла бы в нем 19-е место (из 29). Одна из причин такого положения в рейтинге — низкая доля пожилых граждан, живущих одиноко; в основном российские пожилые люди живут в семьях, что может быть как следствием традиционного уклада жизни, так и результатом некачественного социального обслуживания и недоступности жилья для молодежи. Ученые отмечают при этом, что, даже проживая в семьях, пожилые россияне слабо интегрированы в общество и редко имеют социальные связи вне семьи. А вот показатель европейского индекса под названием "независимая, здоровая и безопасная жизнь" и вовсе отводит России предпоследнее место в рейтинге. Другими словами, главной проблемой российских пожилых людей остается отсутствие или неэффективность медицинских и социальных услуг.

В начале года Минздрав России утвердил порядок оказания медпомощи по профилю "гериатрия" — таким образом был положен старт созданию гериатрической системы в стране. На базе Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова был создан федеральный геронтологический научно-клинический центр, который разрабатывает, в частности, методические и клинические рекомендации для гериатрии. На прошлой неделе вице-премьер Ольга Голодец рассказала на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, что новые рекомендации будут опробованы в пяти российских регионах, где в 2017 году запускаются пилотные проекты гериатрической помощи.

Один из пилотов взяла на себя Калужская область. Министр регионального здравоохранения Константин Баранов поясняет, что в 2017 году в области будут созданы кабинеты гериатрической помощи, а также выездные бригады, оказывающие помощь на дому. Задачи таких бригад принципиально отличаются от задач обычной неотложки: они оказывают не только медицинскую помощь, но и психологическую поддержку. В свою очередь, врач-гериатр вместе с соцработниками помогает составить медико-социальный маршрут пациента пожилого возраста.

Значительная часть стариков обращается за медпомощью, не имея в ней нужды,— этим людям нужны поддержка, общение, уход

По словам министра, в 2015 году бригады скорой помощи выезжали к пожилым пациентам в 40% случаев, при этом большинство сигналов поступило от людей в возрасте от 70 лет и старше, значительная часть которых — одинокие люди, нуждающиеся в социальной поддержке и уходе, а не в медицинской помощи. "У этих людей синдром одиночества, они не могут заснуть ночью, мучаются, звонят в скорую",— пояснил министр. В том же году за консультативной психиатрической помощью к специалистам в Калужской области обратились около 20 тыс. человек, из которых примерно половина — пожилые люди, но при этом только около 2 тыс. пожилых оставлены врачами под диспансерным наблюдением. Это значит, значительная часть стариков обращается за медпомощью, не имея в ней нужды,— скорее всего, этим людям нужны поддержка, общение, уход. Именно это и учитывает гериатрия.

Развитие системы помощи пожилым невозможно без изменения отношения общества к этим людям, полагает директор благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Мария Морозова: "Решить проблемы, связанные со старением общества, вряд ли удастся, если само общество не поймет, что его граждане старше 65 лет являются не обузой, а ресурсом общества. Сегодня же в нашем обществе есть дискриминация и маргинализация пожилых людей". Общественные настроения влияют в первую очередь на отношение самих медиков к пациентам старшего возраста — по словам экспертов, в большинстве медицинских организаций к старикам относятся снисходительно, а порой и вовсе не оказывают им никакой помощи. "Действительно, есть дискриминация граждан пожилого возраста при оказании им скорой медицинской помощи и помощи в поликлинических условиях,— соглашается с выводами общественных экспертов замминистра труда и социальной защиты РФ Алексей Вовченко,— мы видим это по жалобам граждан. Видимо, надо менять нормативные требования к врачам". По словам директора Центра лечебной педагогики Анны Битовой, необходимо внести дополнения в этический кодекс врачей и медсестер.

Эту задачу поможет решить и новый профстандарт для врачей-геронтологов, который сегодня разрабатывается в Минздраве. По словам директора Российского геронтологического научно-клинического центра Ольги Ткачевой, в европейских странах на врача-гериатра нужно учиться пять лет, у России же нет такого запаса времени, поэтому врачи, готовые стать гериатрами, пройдут курсы профессиональной переподготовки, а вот студентов будут обучать уже по новому профстандарту.

Многие пожилые люди рано или поздно попадают в стационарные учреждения — больницы, дома престарелых, психоневрологические интернаты (ПНИ). По данным благотворительного фонда "Старость в радость", более 10 лет сопровождающего пожилых людей в домах престарелых, официально в стране 250 тыс. пожилых людей живут в стационарах, однако все учреждения имеют разные условия, а качественной помощи не оказывают нигде. "Кто осуществляет уход за пожилым человеком в отделении милосердия? Никто. Медсестра совершает медицинские манипуляции, санитарка убирает и разносит еду, банщица моет,— говорит директор фонда "Старость в радость" Елизавета Олескина.— А специалиста по уходу просто нет. Во многих учреждениях такую работу делают санитарки, но это не является их основной обязанностью, поэтому качество выполнения такой работы сильно страдает". В России до сих пор нет профстандарта для сиделки, хотя именно этот специалист должен осуществлять уход за маломобильными людьми. Нет и методических рекомендаций, как ухаживать за пожилым человеком с двигательными, когнитивными, психиатрическими нарушениями. Люди поступают в стационары без учета их состояния — единственным критерием размещения является наличие мест в этих стационарах. Поэтому человек с небольшими когнитивными нарушениями может оказаться запертым в ПНИ, откуда обратной дороги уже нет. Не существует и критериев оказания медицинской и социальной помощи в зависимости от состояния человека, отмечает Олескина: "Если у человека есть реабилитационный потенциал, мы должны помочь ему вернуться к самостоятельной жизни. Если реабилитировать его нельзя, мы должны наладить долгосрочный уход. Если же это паллиативный пациент, мы должны обеспечить ему достойный уход из жизни. Мы знаем много примеров, когда пожилые люди не получали медицинскую помощь вовремя, а получали ее только когда их состояние становилось критическим. Если бы эта помощь была своевременной, расходы системы здравоохранения были бы ниже, а качество жизни людей — выше". Примечательно также, что сегодня в большинстве учреждений одна санитарка вынуждена ухаживать за 25 подопечными, тогда как европейские стандарты предлагают соотношение 1 к 6 или, на худой конец, 1 к 10. Другими словами, в России нет единых стандартов по уходу за пожилыми людьми — в каждом отдельном учреждении качество ухода зависит от личностного фактора. По мнению директора фонда "Старость в радость", единые минимальные стандарты необходимо принять на федеральном уровне, чтобы ни один регион не мог опуститься ниже этих нормативов.

Однако эту идею правительство пока не поддерживает: по словам Ольги Голодец, бедные регионы не смогут выполнять такие стандарты и окажутся загнанными в угол. "Почему сегодня так много заградительных барьеров в получении социальных услуг? Потому что нет денег,— пояснила вице-премьер.— Часть регионов находится в очень тяжелом состоянии. Но мы не можем сегодня игнорировать эту проблему",— добавила она, посоветовав правительству и экспертам подумать о способах ее решения. А вот профстандарт для сиделок будет создан в ближайшее время — вице-премьер поручила Министерству труда и социальной защиты сделать это "немедленно".

Власть готова на реформы, только если они не требуют дополнительных финансовых вливаний

Отсутствие денег — лейтмотив всех мероприятий уходящего года, посвященных реформам в той или иной сфере. Власть готова на реформы, только если они не требуют дополнительных финансовых вливаний. Однако эксперты полагают, что реформирование неэффективных систем здравоохранения и социальной защиты в итоге приведет к реальному сокращению государственных расходов. "Наш фонд нанял 100 сиделок, которые работают в 12 домах престарелых,— говорит Елизавета Олескина.— Благодаря помощи сиделок, в одном интернате из 80 лежачих 40 человек научились обслуживать себя самостоятельно. В остальных интернатах — примерно треть. Финансовые вложения в сиделок в динамике сократят расходы государства, потому что уход за лежачим человеком — это очень дорого". "Создание полноценной гериатрической системы — это тема не только государственных расходов, но и доходов,— поддерживает директор фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер.— Создание профстандарта сиделки приведет к обелению рынка, который сейчас полностью черный. Люди станут получать официальную зарплату и платить налоги, это пополнит бюджет. Создание единых стандартов в сфере ухода за пожилыми людьми приведет к исчезновению недобросовестных частных хосписов и домов престарелых, работающих в тени, что тоже повысит доходы государства. А развитие социальной и медицинской поддержки граждан на дому снизит потребность в социальных стационарах, содержание которых обходится государству значительно дороже". Сегодня в очереди в психоневрологические интернаты и дома престарелых стоит 13 тыс. человек, однако реальное количество нуждающихся значительно выше. По данным некоммерческого партнерства "Мир старшего поколения", потребность в размещении в специализированных учреждениях сегодня испытывают около 640 тыс. россиян. Алексей Вовченко говорит, что у министерства нет методологии оценки такого спроса на интернаты: "Но мы знаем — сколько бы ни строили, будет мало".

Комментарии
Профиль пользователя