Коротко


Подробно

Заложники процента

Экономики мира продолжают существовать в условиях низких процентных ставок

Экономики мира, прежде всего индустриальных стран, продолжают существовать в условиях низких процентных ставок, диктуемых центральными банками с целью оживить рост потребления и производства.


Сергей Минаев


На заседании 2 ноября американская ФРС в очередной раз сохранила свою ключевую ставку на низком уровне — 0,25-0,5% годовых. Как заявил на прошлой неделе глава Федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймс Буллард на банковской конференции в Лондоне, "эра низких процентных ставок в мире будет продолжаться. Мы не ожидаем, что она внезапно прекратится".

Эра низких ставок началась во время глобального финансового кризиса 2008-2009 годов. Именно тогда центральные банки индустриальных стран для борьбы с кризисом начали не просто снижать процентные ставки, но и приступили к покупке облигаций за свеженапечатанные деньги.

Как указывает Мартин Фелдстайн, профессор Гарвардского университета, глава комитета экономических советников президента США в 1982-1984 годах, "история случилась очень простая. Началась она в декабре 2007 года после того, как лопнул пузырь на рынке американской недвижимости, что повлекло за собой крах всей американской финансовой системы. Кредит иссяк, так как банки уже не понимали, сколько на самом деле стоят их активы, и на всякий случай перестали давать друг другу взаймы. Потребительские расходы резко упали. Поначалу ФРС пыталась их стимулировать с помощью традиционной денежной политики, снижая краткосрочную процентную ставку. Однако эффекта этого не дало, несмотря на то, что эта ставка упала до нуля. Потом правительство прибегло к бюджетному стимулированию — в итоге Конгресс в 2009 году принял пакет мер по снижению налогов и увеличению госрасходов, но это также оказалось неэффективным. И тогда в условиях провала традиционной денежной и бюджетной политики ФРС перешла к тому, что она назвала "нетрадиционной денежной политикой", рассчитанной на понижение долгосрочной ставки путем покупки финансовых инструментов на длительный срок и обещания удерживать краткосрочную ставку на нулевом уровне в течение значительного времени. Это принесло результат: американская экономика восстановилась, и сегодня уровень безработицы ниже 5% экономически активного населения (среди выпускников колледжей этот показатель составляет всего 2,5%)". Нетрадиционная денежная политика, получившая название политики количественного смягчения, была взята на вооружение центробанками других индустриальных стран, попытавшихся с помощью печатания денег бороться с дефляцией и стимулировать потребительские расходы, ускоряя экономический рост.

В частности, в марте 2016 года Европейский центробанк (ЕЦБ) принял решительные меры для того, чтобы повысить инфляцию в еврозоне с 0,2% в годовом исчислении до 2%, стимулировать кредитование экономики коммерческими банками и тем самым оживить экономический рост. Меры были следующими: снижение процентной ставки с 0,05% годовых до 0%, снижение ставки по депозитам коммерческих банков в ЕЦБ с минус 0,3% до минус 0,4% (в результате чего банки должны платить больше за содержание своих резервов на счетах центробанка), расширение программы покупки облигаций за свеженапечатанные деньги с €60 млрд в месяц до €80 млрд. Как заявил глава ЕЦБ Марио Драги, решение, принятое 25 членами совета директоров банка, является единственным возможным ответом на вопрос, не исчерпали ли центробанки мира возможности сделать хоть что-нибудь в современных условиях: "Мы не сдаемся в своей борьбе повысить инфляцию до запланированного уровня. Шаги по стимулированию банковского кредитования должны ускорить восстановление экономики в еврозоне и привести инфляцию к показателю, близкому к 2%". Как отметил ЕЦБ в своем новом прогнозе, экономический рост в еврозоне оказался ниже ожидаемого и составит 1,4% в 2016 году, 1,7% в 2017-м, 1,8% в 2018-м. Инфляция, как прогнозирует банк, составит в еврозоне 0,1% в нынешнем году, в 2017 году — уже 1,3%. МВФ приветствовал решение ЕЦБ, заявив о том, что "это решение поможет противодействовать увеличившемуся риску замедления экономического роста и низкой инфляции. Оно также будет способствовать улучшению финансирования банками экономики с помощью расширения кредитования". К июню 2016 года дела с экономическим ростом в еврозоне обстояли настолько плохо, что 8 июня ЕЦБ объявил: для стимулирования экономики он переходит ко второму этапу своей политики количественного смягчения — начинает покупать облигации корпораций за свеженапечатанные евро. Банк собрался покупать облигации европейских корпораций, имеющих высокий инвестиционный рейтинг и не являющихся банками, на €5-7 млрд в месяц. Учитывая искусственный спрос со стороны ЕЦБ, доходность таких облигаций немедленно упала ниже 1% годовых.

В сентябре 2016 года Банк Японии обещал в течение неопределенного времени поддерживать доходность десятилетних государственных облигаций на уровне 0% годовых. В свою очередь после референдума о выходе Великобритании из ЕС Банк Англии не только возобновил свою программу покупки облигаций, но и снизил процентную ставку до 0,25% — самого низкого показателя за свою 300-летнюю историю.

ЕЦБ заявляет, что в еврозоне благодаря его политике отрицательной процентной ставки резко снизилась стоимость кредита, а это помогает бороться c дефляцией и снижает курс евро

Повальное увлечение снижением ставок привело к тому, что во многих странах они стали вообще отрицательными. В середине февраля 2016 года вступило в действие решение Банка Японии ввести отрицательный процент по депозитам, которые коммерческие банки держат на его счетах в качестве резервов — он составляет минус 0,1%. Тем самым Япония присоединилась к странам еврозоны, Дании, Швейцарии и Швеции, которые также имеют отрицательный процент по депозитам коммерческих банков в центральных банках. Это означает, что коммерческие банки, помещая деньги в качестве резервов, не только не получают за это процент, но и должны сами платить. В итоге оказалось, что четверть мирового ВВП производится в странах, где банки платят за депозиты. Центробанки обосновывают такую политику тем, что чем ниже процентная ставка по депозитам, которую они платят сами, тем ниже ставка по краткосрочным кредитам на денежном рынке и в экономике вообще. В частности, ЕЦБ заявляет, что в еврозоне благодаря его политике отрицательной процентной ставки резко снизилась стоимость кредита, а это помогает бороться c дефляцией и снижает курс евро, способствуя повышению конкурентоспособности европейской экономики. Кроме того, чем меньше коммерческие банки настроены держать деньги на депозитах, тем более они заинтересованы выдавать кредиты, что в свою очередь может стимулировать экономический рост, а также рост цен.

В целом сейчас 30% гособлигаций, обращающихся на мировом рынке, имеют отрицательную доходность: купивший их получит при погашении меньше денег, чем заплатил

В итоге получилось так, что центробанки индустриальных стран, которые хвалили за то, что своей процентной политикой, а также количественным смягчением они помогли преодолеть глобальный финансовый кризис, теперь критикуют за то, что они создали мировую экономику, которая не может нормально функционировать. В индустриальных странах усугубляется пенсионный кризис, так как пенсионные фонды сталкиваются с растущими дефицитами в условиях, когда нужно финансировать пенсии при падающих процентных ставках и отрицательной доходности облигаций, в которые они вкладывают деньги. В целом сейчас 30% гособлигаций, обращающихся на мировом рынке, имеют отрицательную доходность: купивший их получит при погашении меньше денег, чем заплатил. Это относится, например, к немецким и голландским облигациям со сроком погашения два года и пять лет. С облигациями корпораций то же самое. По оценке инвестиционного банка Bank of America Merrill Lynch, отрицательную доходность сейчас имеют облигации европейских корпораций на общую сумму €71 млрд. Таким образом, купившие эти облигации точно так же теряют деньги, как купившие облигации государственные.

Коммерческие банки функционируют благодаря разнице в процентных ставках, под которые они привлекают деньги, и ставках, под которые они деньги дают. В условиях нулевых или отрицательных ставок такая деятельность затруднительна, поэтому банки избегают кредитовать даже надежных заемщиков.

Наконец, политика центральных банков для финансовых рынков стала более важной, чем реальное состояние тех или иных компаний. Игроки на этих рынках постоянно пытаются вывести с них деньги в ожидании того, что центральные банки в мире в конце концов повысят процентные ставки.

Как отмечает британский еженедельник The Economist, "теперь каждое новое действие центробанков для оживления экономического роста приносит все меньше положительных результатов, но усугубляет отрицательные. Центральные банки в индустриальных странах, которые в свое время пришли на помощь правительствам, сами нуждаются в их помощи". Проблема, однако, в том, что, как показывает опыт 1960-х и 1970-х годов, когда правительства индустриальных стран активно прибегали либо к снижению налогов, либо к расширению госрасходов, от обеих мер трудно отказаться, когда нужда в них отпадает, в отличие от процентной ставки, которую можно менять в зависимости от ситуации. Государственные инфраструктурные инвестиции вроде строительства дорог и аэропортов, может, и выглядят привлекательными с точки зрения участия в этих проектах пенсионных и инвестиционных фондов, но являются слишком масштабными, долгосрочными и политизированными, к тому же также не могут быть прекращены при изменении экономической ситуации. Так что причудливую практику низких процентных ставок, диктуемых центральными банками, не так просто изменить.

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 21.11.2016, стр. 34
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение