Коротко


Подробно

Фото: Andy Wong / AP

Старая вражда не ржавеет

Главным противником США при Дональде Трампе вместо России может снова стать КНР

Избрание новым президентом США Дональда Трампа приведет к смене приоритетов в отношениях Америки с внешним миром. Место главного оппонента США, которое сегодня принадлежит России, может занять Китай. Переход глобального противостояния в область мировой экономики делает новое противоборство Вашингтона и Пекина неизбежным. Понимающий национальные интересы прежде всего как защиту американского рынка, Дональд Трамп намерен ввести протекционистские меры против КНР, которые могут нанести по ее экономике сильнейший удар. При этом США не смогут полностью отказаться от обязательств перед азиатскими союзниками, считающими Пекин угрозой номер один. Возвращение Китая на роль ведущего оппонента Америки, которую он играл до конфликтов на Украине и в Сирии, дает России новый шанс на снятие санкций и постепенное восстановление отношений с Западом. При этом США даже могут попытаться вернуться к попыткам заручиться поддержкой Москвы в сдерживании Китая.


Кто вы, мистер Трамп


Несмотря на то, что до официальной смены администрации в Вашингтоне остается еще более двух месяцев, а визит Дональда Трампа в среду в Белый дом к пока еще действующему президенту Бараку Обаме носил скорее ознакомительный характер, в мировых столицах уже началась активная подготовка к приходу нового американского лидера. Одним из первых новоизбранного 45-го президента США поздравил Владимир Путин, отправивший ему телеграмму и выразивший надежду на «совместную работу по выведению российско-американских отношений из кризисного состояния» (см. “Ъ” от 10 ноября). Официальные лица в Москве не скрывали своего удовлетворения предстоящей сменой администрации в Белом доме.

Реакция Пекина на исход американских выборов была гораздо более сдержанной. Официальный представитель МИД КНР Лу Кан выразил пожелание, что новая республиканская администрация будет «объективно рассматривать торгово-экономические отношения» между двумя странами.

Примечательно, что заявление китайского дипломата было сделано в ответ на просьбу журналистов разъяснить позицию Пекина по поводу резких высказываний Дональда Трампа, сделанных им в ходе избирательной кампании. Их смысл сводился к тому, что главные дивиденды от двусторонней торговли получает Пекин, а не Вашингтон. Республиканский кандидат не раз давал понять, что в случае избрания президентом он намерен эту ситуацию в корне изменить, активно защищая интересы американского бизнеса и рынка труда, у которого китайские производители отнимают рабочие места.

«Если бы это не приносило пользу народам обеих стран, то было бы невозможно достичь такого уровня развития торговли. Поэтому торгово-экономическое сотрудничество Китая и США носит взаимовыгодный характер»,— парировал обвинения в адрес Пекина представитель МИД КНР. Не согласившись с распространенным мнением, что торгово-экономические связи двух стран в связи с огромным торговым дисбалансом в пользу КНР остаются улицей с односторонним движением, он напомнил: объем двусторонней торговли в прошлом году превысил астрономическую цифру $560 млрд.

Не оставил без внимания китайский дипломат и другой мощный раздражитель, сообщив, что Пекин ждет от Дональда Трампа четкой позиции по наиболее болезненным проблемам двусторонних отношений, затрагивающим вопросы безопасности. К этим раздражителям относятся размещение американского комплекса ПРО THAAD («Таад») на территории Южной Кореи и территориальные споры в Южно-Китайском море.

Кому радость, кому тревога


В целом избрание Дональда Трампа президентом США была воспринято в Китае весьма настороженно, в отличие от позитивной реакции российских политиков, экспертов и СМИ.

Если в Москве изначально считали демократического кандидата «большим злом», то в Пекине видели ситуацию иначе. В случае избрания президентом Хиллари Клинтон в КНР рассчитывали на продолжение в целом комфортного для Пекина курса, сформировавшегося в ходе правления Барака Обамы.

Пытаясь проводить политику скрытого сдерживания Китая путем создания пояса азиатских союзников, Барак Обама при этом старательно избегал острых углов и не решался идти на такие жесткие меры, как введение 45-процентного тарифа на товары из Китая, которое в ходе избирательной гонки предлагал Дональд Трамп. Ни к чему не привели и в целом робкие попытки Вашингтона добиться от Пекина изменения курса китайской национальной валюты юаня.

При этом лидеры США и КНР поддерживали активный политический диалог, обмениваясь визитами на высшем уровне. Эта ситуация выглядела разительным контрастом с российско-американским диалогом, который на фоне кризисов на Украине и в Сирии и войны санкций оказался замороженным.

Прагматик, а не идеолог


Избранный президент США пока не успел углубиться во внешнеполитические темы и уточнить, какие из его обещаний будут выполнены. Первое выступление Дональда Трампа после победы на выборах было практически полностью посвящено вопросам внутренней политики. Тем не менее уже это обращение может служить ключом к пониманию того, какими будут его международные приоритеты. Говоря о решимости сосредоточиться на проблемах Америки, которую он призывал сделать «снова великой», господин Трамп обратился к международным партнерам лишь в самом конце речи. И только для того, чтобы напомнить: на первое место он будет ставить интересы Америки.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, избрание Дональда Трампа открывает для России перспективу того, что в Америке ее перестанут воспринимать как главного потенциального врага. Роль оппонента номер один при этом может вновь начать играть Китай, как это было при предыдущих американских администрациях.

«В Китае в самом деле есть опасения, что отношения Вашингтона и Пекина при Дональде Трампе ухудшатся, и эти объяснения вполне обоснованы, хотя такой сценарий еще нельзя считать предопределенным»,— заявил “Ъ” главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ломанов.

По словам эксперта, еще в период правления Барака Обамы в отношениях двух стран накопились многочисленные, хотя и не столь острые, как у США с Россией, политические противоречия. Эти противоречия были связаны с ситуацией в Южно-Китайском море, необходимостью защиты азиатских союзников от «китайской угрозы», напряженной ситуацией вокруг Гонконга и другими раздражителями. «После смены администрации в Белом доме вполне реален сценарий, когда к оставшемуся от Барака Обамы негативному наследию в политической повестке добавится экономическое давление — попытки пересмотра торговых отношений, антидемпинговые расследования и другие меры. В результате критическая масса раздражителей приведет к системному ухудшению американо-китайских отношений»,— пояснил “Ъ” Александр Ломанов.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, для Дональда Трампа идеологическая составляющая международных отношений гораздо менее важна, чем экономические вызовы, стоящие перед его страной. Как считает эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Максим Сучков, Москва заинтересована в том, чтобы после смены администрации в Белом доме в США сформировалась «новая система приоритетов в сфере национальной безопасности, в которой основной угрозой будет не Россия». Чтобы это произошло, Москве, по словам господина Сучкова, «необходимо найти точки входа в формируемую Трампом систему». Однако для достижения этой цели российские власти должны со своей стороны предпринять встречные шаги.

«Прежде всего, необходимо снизить уровень антиамериканской риторики и бытового антиамериканизма, в диалоге с представителями США сфокусироваться на угрозах, представляющих взаимный интерес, убедить американцев в том, что сотрудничество с Россией им выгодно,— говорит “Ъ” эксперт РСМД.— Если новая администрация США будет более восприимчива к таким сигналам со стороны Москвы и в большей мере будет концентрироваться на поиске новых возможностей для Америки, осмысленное сдерживание Китая станет для Дональда Трампа гораздо более актуальной задачей, чем противостояние с Россией».

Эту мысль развивает еще один собеседник “Ъ”, директор центра «Россия—Восток—Запад» Владимир Сотников. «Вспомните, кого перечислял в списке главных врагов США Барак Обама — Россию, “Исламское государство” и лихорадку Эбола. Президент Трамп вряд ли станет придерживаться такого подхода. Он прагматик, а не идеолог, он понимает: жизненно важным интересам США Россия не угрожает. И эти жизненно важные интересы находятся не на постсоветском пространстве, не на Украине, а совсем в других регионах. А значит, открывается путь для диалога с Москвой и для возможных геополитических разменов, на которые демократическая администрация в Белом доме никогда бы не согласилась»,— говорит “Ъ” господин Сотников.

Сергей Строкань, Максим Юсин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение