Подробно

Фото: Архив пресс-службы

Все, что после

Что такое театр Post и почему не стоит пропускать его московские гастроли

от

Международный фестиваль-школа «Territoriя» закончился, чтобы продолжиться московскими гастролями петербургского театра Post, созданного в 2011 году режиссером Дмитрием Волкостреловым. “Ъ-Lifestyle” обнаружил как минимум несколько причин, чтобы не пропускать «Лекцию о ничто», «Лекцию о нечто», «Мы уже здесь» и другие постановки театра.


С чего все начиналось


Театр Post основал и возглавил Дмитрий Волкострелов — москвич, перебравшийся в Петербург, чтобы учиться в СПбГАТИ (Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства) на курсе Льва Додина. Со времени своего появления в 2011 году театр Post продолжает оставаться одним из самых известных и любимых публикой двух столиц независимых театров. Собственной площадки у него нет, так что свои спектакли театр Post играет на чужих сценах. Впрочем, это не всегда даже сцены: часто постановки можно увидеть в клубах, галереях или залах музеев современного искусства, что сами артисты называют «экспансией современного театра на клубную сцену». Название Post связано с осознанием и самим Дмитрием Волкостреловым, и его командой всего сегодняшнего. Вспоминая культуролога Жана Бодрийяра и обращаясь за помощью к его формулировкам, режиссер говорит: «Нам важно увидеть те микро- и макродвижения мира и человека, что происходят сегодня. Сегодня — то есть, следуя Бодрийяру, в мире, существующем после оргии, в мире, в котором все, что могло случиться, уже случилось». В этом мире случившегося был всегда, разумеется, и театр, так что теперь мы имеем дело не просто с театром, а с появившимся после и получившим ту самую характеристику Post.

 

Авторы и темы


Объект анализа Дмитрия Волкострелова и всего театра Post — современность, поэтому авторы, по чьим текстам театр выпускает спектакли, живут здесь и сейчас. Драматург, с которым режиссер работает чаще других, — белорусский автор Павел Пряжко. «Поле», «Хозяин кофейни», «Я свободен» — всего несколько названий, появившихся в афише театра и поставленных по текстам Пряжко, обращающего внимание не только на обстоятельства, в которых существуют его герои, но и на язык. Комбайнеры и селянки из показанного в рамках фестиваля «Territoriя» «Поля» разговаривают именно так, как действительно переговариваются между собой усталые работники — почти всегда косноязычно, почти всегда с непечатными междометиями. «Поле» напоминает, впрочем, не только о сельской жизни, но и о физике, которой посвятил свой текст Пряжко. Единственные декорации на сцене — почти десяток школьных меловых досок. Они превращаются то в комбайн, то в деревенский дом, то в само поле. Герои переходят от одной доски к другой, разыгрывая в произвольном порядке, заданном случайным генератором чисел, будничные эпизоды: то у сапога отлетела набойка и ее нужно вернуть на место, то чипсы и пиво в местную палатку привезли, то золотую цепочку купить хочется. Иногда эпизоды повторяются несколько раз подряд, а вместе с ними диалоги и действия.

Главный предмет интереса драматурга Пряжко и режиссера Волкострелова — человек. Он может жить в деревне, может жить в городе, а может вообще перебраться на Марс, как это происходит в последнем выбранном театром Post тексте Павла Пряжко «Мы уже здесь». Его действия и слова чаще всего автоматические — и совершенно неважно, где они совершаются и произносятся, на Земле или на Красной планете. Философские разговоры, которые ведут переселенцы, заключены в форму обрывочных фраз, односложных предложений, заканчивающихся на середине реплик, за которыми все-таки угадывается смысл. Из них — этих разговоров — и складывается повседневная жизнь, не только их, но и наша, у которой нет явного сюжета, определенного начала или конца, как нет их и у пьес Пряжко.

Впрочем, не всегда в постановках театра Post есть слова и не всегда даже артисты. В первом случае можно вспомнить о «Молчании на заданную тему» — действительно молчании, как и обещает название, во втором — о «Лекции о нечто» и «Лекции о ничто» — обращении к произведениям Джона Кейджа.

 

Театр и искусство


Объявив, что главной своей целью он видит сближение актуального искусства и театра, театр Post продолжает свои поиски от постановки к постановке, иногда оказываясь уже даже не столько на территории театра, сколько на территории современного искусства. Из последних примеров — выставка Дмитрия Волкострелова «Повседневность. Простые действия», проходившая на площадке Московского музея современного искусства. Часто ли мы думаем о тех действиях, которые совершаем каждый день? Замечаем ли, что моем посуду, завязываем шнурки, нажимаем на кнопку в лифте? Этими вопросами и задается Волкострелов, превращающий механическое в осмысленное. Поместив в музейные залы те предметы и даже процессы, которые оказываться в них не привыкли, он тем самым напомнил о том, что именно из таких простых действий как раз и состоит наша повседневность.

 

Ретроспективность


Московские гастроли — возможность увидеть не один и не два спектакля театра. Да, в Москву театр Post приезжает часто, оставаясь желанным гостем любого фестиваля, но привозит, естественно, не весь свой репертуар. Включенные в афишу спектакли напоминают о том, с чего все начиналось и во что превратилось. Тексты Павла Пряжко, Ивана Вырыпаева и Джона Кейджа как раз о том, что случилось с постмиром, в котором мы все привыкли жить и который, кажется, не потрясти уже ничем.

Гастроли театра Post проходят на площадке Московского музея современного искусства на Тверском бульваре, 9.

 

 

____________________________________________________________________

Анастасия Каменская


Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя