Коротко

Новости

Подробно

Тайна зеленого буя

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22
       На прошлой неделе генеральный прокурор РФ Владимир Устинов подвел в Мурманске предварительные итоги расследования гибели АПЛ "Курск". Называть причину катастрофы он не стал. Но ясно, что сегодня можно говорить лишь об одной версии событий 12 августа 2000 года.
"Петр Великий" не стрелял
Владимир Устинов закончил обследование "Курска" (слева)
После трагедии в Баренцевом море командование ВМФ России, эксперты и журналисты выдвигали более десятка версий по поводу возможных причин катастрофы "Курска". Среди них, например: поражение субмарины крылатой ракетой, выпущенной с борта крейсера "Петр Великий"; случайное столкновение "Курска" с надводным кораблем; неграмотные действия экипажа. Со временем большая часть предположений отсеялась, и среди официальных остались три: столкновение с иностранной подводной лодкой; взрыв собственной торпеды на борту "Курска"; подрыв на мине времен второй мировой войны.
       Версия о причастности "Петра Великого", несмотря на ее исключение из числа официальных, довольно долго существовала как бы особняком, и ее продолжали обсуждать российские и западные СМИ. Видимо, потому, что ни следователи, ни командование ВМФ до поры до времени не могли предоставить общественности доказательств ее несостоятельности. Этот пробел Владимир Устинов восполнил на недавней пресс-конференции в Мурманске. По его словам, специальная ревизия (ее провели специалисты главного управления ракетно-артиллерийского вооружения Минобороны России) показала, что в день катастрофы 12 августа 2000 года ни один надводный боевой корабль Северного флота, включая "Петр Великий", не производил никаких стрельб. В соответствии с планом флотских учений в тот день стреляли лишь субмарины. Пять подводных лодок выпустили в общей сложности 12 учебных торпед, причем 11 торпед были, как и положено, найдены и подняты специальными флотскими судами-торпедоловами, а одна потерялась (в зоне недосягаемости "Курска").
       А осенью прошлого года задвинули подальше и версию о мине — и вице-премьер Илья Клебанов, и глава ЦКБ "Рубин" Игорь Спасский, и члены госкомиссии по расследованию гибели "Курска" неоднократно признавали, что она представляется маловероятной. И к моменту подъема "Курска" остались две основные версии.
       
Медуза или подлодка?
       Постановка субмарины в док в октябре прошлого года позволила следствию получить доступ к важным вещественным доказательствам. Криминалистам удалось найти в завалах на "Курске", например, более 10 вахтенных журналов, в том числе вахтенный журнал центрального поста, журнал радиодонесений, навигационный вахтенный журнал, а также журнал боевой подготовки корабля. Кроме того, в отсеках субмарины были обнаружены пять самописцев с носителями — бумажными лентами и аппарат "Снегирь", который пишет на магнитную ленту все переговоры по громкоговорящей связи между отсеками подводной лодки.
       Большая часть этих находок не помогла следствию, поскольку, как заявил генеральный прокурор, они не содержат никаких сведений об аварийной обстановке либо нештатной ситуации на борту "Курска". Известно, например, что в 10.20 12 августа подводный крейсер "осуществлял обычное маневрирование в назначенном районе", а последняя перед катастрофой запись была сделана в журналах в 11.15, то есть примерно за 15 минут до первого взрыва, но помочь установлению причины катастрофы эти данные не могут.
       По счастью, не все находки оказались пустышками. Вместе с другими документами на лодке был найден вахтенный журнал гидроакустиков, в котором фиксировалось местонахождение всех надводных и подводных объектов в районе учений. Исследовав данные этого журнала, следователи пришли к выводу, что в момент катастрофы рядом с "Курском" не находилось ни одного корабля либо подлодки, с которыми он мог столкнуться. И Владимир Устинов заявил, что ни о каком участии в инциденте иноземного "супостата" речи сейчас вообще нет, поскольку "данных о наличии в районе катастрофы иностранных кораблей нет ни в материалах уголовного дела, ни у моряков Северного флота". Что касается зеленого буя, который якобы видели моряки с крейсера "Петр Великий" и который, как предполагали, мог принадлежать иностранной субмарине, то его, по словам генпрокурора, на самом деле не было. Многократные допросы свидетелей показали, что люди, якобы видевшие буй, перепутали его с обыкновенной медузой, которые летом нередко заходят в Баренцево море.
       
Безопасная торпеда
       Версия о взрыве на борту "Курска" собственной торпеды была самой неудобной и для командования ВМФ, отвечающего за эксплуатацию субмарин и подготовку их экипажей, и для представителей оборонки, которые конструировали и поставляли флоту эти самые торпеды. Не случайно адмиралы довольно долго настаивали на версии столкновения "Курска" с иностранной субмариной, которое можно было списать, например, на неграмотные действия командира чужой подлодки.
       Сегодня об этой версии не вспоминают. А Владимир Куроедов подтвердил вывод, который напрашивался после заявлений генпрокурора: у следствия осталась лишь одна версия событий 12 августа 2000 года. Отвечая на вопросы журналистов по поводу причин катастрофы, главком ВМФ сказал, что доверие ученых, конструкторов и руководителей ВМФ к торпеде с перекисно-водородным двигателем "оказалось неоправданным".
       Перекисно-водородные торпеды состоят на вооружении нашего ВМФ с 1957 года. До катастрофы в Баренцевом море они считались надежными и относительно безопасными, хотя специалисты понимали, что соседство перекиси водорода и керосина, использующегося в торпеде в качестве топлива,— фактор серьезного риска. После гибели "Курска" отношение к ним пересмотрено. "Эти торпеды уже сняты с боевого дежурства, и мы планируем вообще от них отказаться,— заявил в Мурманске адмирал Куроедов.— Сейчас им ищут замену".
       
Связанный буй
       За три с лишним месяца напряженной работы в доке судоремонтного завода поселка Росляково следователи и судмедэксперты сумели извлечь и опознать практически все остававшиеся в субмарине тела погибших подводников. "Власть" подробно рассказывала об этой работе. После постановки лодки в док из "Курска" удалось извлечь 82 тела, 79 из них на сегодняшний день опознаны. Всего же с учетом 12 подводников, поднятых со дна Баренцева моря в октябре--ноябре 2000 года, были найдены тела 94 из 118 членов экипажа подводной лодки. Кроме того, следствие извлекло из субмарины 105 фрагментов человеческих тел — для их идентификации будет проведена специальная судебно-биологическая экспертиза.
       К сожалению, среди найденных моряков не оказалось тела командира "Курска" капитана первого ранга Геннадия Лячина. Криминалистам удалось лишь обнаружить в лодке его форменную тужурку. Похоже, что командир, находившийся во время взрыва во втором отсеке, до последнего пытался выправить ситуацию и попал в число подводников, от которых остались только личные вещи.
       После долгих криминалистических экспертиз следствию удалось наконец со стопроцентной точностью установить авторов всех трех найденных предсмертных записок. Напомним, что первую из них нашли в одежде капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова, вторую — в одежде капитан-лейтенанта Рашида Аряпова, а третью — в пластиковой бутылке из-под воды, валявшейся на дне девятого отсека. Эксперты выяснили, что первую записку написал Колесников, третью — старший мичман Андрей Борисов. А вот вторая, как выяснилось, была составлена не тем, кому ее приписывали. На самом деле автором этого послания был капитан-лейтенант Сергей Садиленко.
       Частично был обнародован и текст второй записки, до этого скрытой за семью печатями. Садиленко, в частности, написал о том, что в девятом отсеке частично отсутствовали штатные спасательные средства. Комментируя эту информацию, Владимир Устинов заявил, что офицер ошибался. В процессе осмотра этого отсека следователи обнаружили все положенные средства спасения. По мнению следствия, моряки не смогли обнаружить часть из них из-за слабого освещения и пожара в отсеке.
       Последним важным выводом следственной группы можно считать заключение относительно сигнального буя, который крепился на верхней палубе лодки над восьмым отсеком. В критической ситуации такой буй должен подниматься на поверхность самостоятельно либо с помощью экипажа, дабы оповестить спасателей об аварии на субмарине и указать ее точное местоположение. Причина, по которой этот буй не поднялся на поверхность 12 августа 2000 года, долгое время оставалась загадкой. По словам генерального прокурора, к этой ситуации имел отношение и завод-изготовитель, и сами подводники. Во-первых, на заводе с буя не сняли одно из крепежных устройств. Во-вторых, сами подводники, зная о таком недостатке, мирились с ним и ходили в море с нерабочим сигнальным устройством. Хотя во время катастрофы этот буй, возможно, помог бы спасти жизнь хотя бы тем членам экипажа "Курска", кто еще оставался в живых в девятом отсеке.
       
Тайна первого отсека
       Окончательные выводы о первопричине катастрофы "Курска" Владимир Устинов пообещал обнародовать после подъема со дна Баренцева моря фрагментов первого отсека субмарины. Эту операцию планируют провести в мае--июне нынешнего года. По словам командующего Северным флотом вице-адмирала Геннадия Сучкова, уже сейчас на флоте формируется новая экспедиция особого назначения для подъема этого отсека. Поскольку в перечне необходимых для следствия фрагментов значатся детали массой от 5 до 12 тонн, Северный флот сможет справиться с задачей своими силами, без привлечения иностранных специалистов.
       К концу апреля специалисты Северного флота, которые сейчас принимают "Курск" у следователей, должны будут закончить подготовку субмарины к окончательной утилизации на судоремонтном заводе "Нерпа" (г. Снежногорск Мурманской области).
ВЯЧЕСЛАВ ГУДКОВ, Мурманск
       
Кит-самоубийца
       Дальноходная торпеда 65-76 "Кит", из-за которой, вероятнее всего, погиб "Курск", была разработана в ленинградском ЦНИИ "Гидроприбор" на рубеже 60-70-х годов. Конструкторам приказали создать дальнобойное, скрытное и мощное оружие, позволяющее советским подводным лодкам поражать авианосцы и прочие крупные корабли противника, не входя в зону их противолодочной обороны.
       
 
Ноу-хау
       Ради этого пришлось отказаться от принятых на флоте стандартов. Калибр торпеды был увеличен с 533 до 650 мм, длина — до 11,3 м (вместо стандартных 7-8), а масса — с 2 до 4,45 т. Благодаря этому "Кит" развивал скорость до 50 узлов (92 км/ч) и поражал цели на расстоянии до 50 км. При крейсерской скорости 30-35 узлов (60 км/ч) дальность возрастала до 100 км. Субмарины могли стрелять торпедой с больших (до 480 м) глубин, двигаясь со скоростью 13 узлов.
       Такой торпеде был нужен новый двигатель. Традиционный электромотор не годился: рост мощности требовал увеличения размеров аккумуляторов. Ставку сделали на агрегат принципиально иного типа — тепловую силовую установку (ТСУ).
       ТСУ, по сути, это обычный турбовинтовой двигатель, как у самолета Ан-12 или вертолета Ми-8. Принцип действия тот же: получаемые при сгорании керосина газы под давлением подаются на лопатки турбины, которая и приводит в движение гребной винт. Под водой, однако, отсутствие внешней воздушной среды вынуждает поддерживать эффективный процесс горения заправленного в торпеду искусственного окислителя, в качестве которого была выбрана перекись водорода.
       
Производство
       Тепловые ("перекисные") торпеды были созданы в Германии и Японии во время второй мировой войны. Японцы использовали их против американского флота. После войны СССР, США и Великобритания начали собственные разработки в этой сфере.
       Первая тепловая торпеда типа 53-57 калибра 533 мм была принята на вооружение советского ВМФ в 1957 году. А к моменту создания "Кита" промышленность освоила крупносерийное производство уже нескольких типов (53-57, 53-61, 53-65 и др.), приспособленных также для запуска с надводных кораблей и вертолетов. Так что изготовление 650-миллиметровой суперторпеды было во многом задачей чисто технической. Ее первый (прямоходный) вариант 65-73, оснащенный ядерной боевой частью, начал поступать на флот в 1973 году. Спустя три года торпеду оснастили системой самонаведения, а специальную боевую часть заменили на обычную мощностью 765 кг в тротиловом эквиваленте. Так родилась вторая модификация — 65-76, которой и был вооружен "Курск" в своем последнем походе. Производство "Китов" было развернуто в Алма-Ате на Машиностроительном заводе имени Кирова. Выпускалось 60 изделий в месяц.
       Раньше всех новое оружие получила головная атомная подводная лодка проекта 671РТ "К-387", вступившая в строй в 1972 году. В дальнейшем торпедой оснастили субмарины проектов 670М, 671РТМ, 945, 971, 949 и 949А. "Малокалиберные" тепловые торпеды находились и продолжают оставаться в арсеналах подавляющего большинства дизельных подлодок и надводных кораблей. Поставлялись они и за рубеж. Ими, в частности, вооружены новейшие индийские лодки проекта 877ЭКМ российской постройки.
       
Безопасность
       Эти торпеды всегда считались капризными, поскольку требовали более осторожного обращения, чем электрические. Размещение в одном корпусе огромного заряда, а также окислителя и горючего, способных самовоспламеняться при взаимном контакте, поначалу было крайне рискованным. Взрыв на английской подлодке в 1955 году подтверждает это, однако Британия и Америка отказались от своих торпед не только из-за него. Дорогие и сложные, они оправдывают себя именно в противокорабельном варианте. Однако по количеству крупных океанских кораблей советский флот всегда сильно уступал Западу. Его главной силой и основной "головной болью НАТО" всегда были многочисленные подводные лодки. Но для борьбы с ними лучше подходят электроторпеды, более дешевые и простые.
       За 45 лет эксплуатации на нашем флоте "перекисные" торпеды ни разу не привели к сколь-либо серьезным авариям, не говоря уже о катастрофах. И этот факт дает основания предполагать, что главная причина гибели "Курска" — "флотское разгильдяйство".
       
Перспективы
       Отказ от "Китов" серьезно снизит потенциал российского флота. В боезапасах субмарин "Киты" можно легко заменить противолодочными ракето-торпедами 86-Р "Ветер". Но тогда лодки проектов 671РТМ и 971, составляющие костяк наших подводных сил, лишатся главного противокорабельного калибра. На лодках типа "Курска" (проект 949А) такая замена отразится в гораздо меньшей степени: их главное оружие — ракеты "Гранит". Предстоит также пересмотреть состав вооружения уже строящихся лодок новых проектов 885 "Ясень" и 955 "Борей". В случае же тотального избавления от тепловых торпед дизельным лодкам и надводным кораблям придется обходиться исключительно электроторпедами, благо их последние модели значительно прибавили в скорости и дальности. И, наконец, России будет необходимо скорректировать свои военно-экспортные программы, в которых присутствуют тепловые торпеды под индексами ТТ-1, ТТ-3, ТТ-4, ТТ-5.
 Владимир Саввин
Комментарии
Профиль пользователя