Коротко

Новости

Подробно

Фото: DPA / AFP

Неподъемное время

Кирилл Журенков — о национальных особенностях успеха

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

Что помогает россиянам преуспеть в жизни? Личные качества, образование и деньги, утверждают социологи. Однако перескочить из одной социальной страты в другую нам по-прежнему очень сложно


Свежее исследование ВЦИОМа, посвященное успеху в жизни и позволившее сравнить наше самоощущение в перспективе 25 лет, сразу удивило. Ну, например, оказывается, более половины россиян (59 процентов) считают свое положение в обществе "средним"; в 1991 году, когда респондентам задавался похожий вопрос, таких было 49 процентов. А вот число тех, кто находится на уровне "выше среднего" или даже на "высоком", почти не изменилось. Что это — стабильность или застой?

Социологи попытались выяснить, что же сегодня помогает россиянам карабкаться вверх по социальной лестнице. Первую тройку поделили личные качества, деньги и связи (25, 24 и 20 процентов соответственно). Связи в подобных опросах часто оказываются на первых местах и все еще удерживают позиции — социологи здесь лишь разводят руками, ставка на друзей и родственников, похоже, будет всегда. А вот образование попало лишь на 4-е место (18 процентов), хотя ведь в мире оно считается важнейшим социальным лифтом.

— Пока приходится констатировать: деньги остаются основным критерием успешности для наших сограждан, большинство считают их синонимом успеха, да и на вопрос о том, как добиться высокого положения в обществе, люди отвечают: "Деньги", финансовое положение лишь на 1 процент уступает личным качествам,— говорит председатель правления ВЦИОМа Константин Абрамов.— Недавно мы спрашивали у россиян о престижности различных профессий. Так вот статус профессии учителя сегодня, к сожалению, сильно упал, зато гораздо больше стало желающих пойти на военную службу — это также оказалось связано с падением доходов в первом случае и их ростом во втором.

Прочие вопросы исследования тоже оставляют простор для интерпретаций. Ну, например, как и в 1991 году, сегодня более 60 процентов россиян не готовы приносить на алтарь успеха семью и детей. Ну а если они вдруг выиграют в лотерею большую сумму, то подавляющее большинство опрошенных (38 процентов) потратят ее на покупку недвижимости. Вложиться в акции, положить выигрыш в банк или просто его проесть — эти варианты остались далеко позади.

Во ВЦИОМе результатами опроса в целом довольны: там говорят, что ответы россиян во многом рациональны. Из того, что стало новостью для самих исследователей: например, рост всего на 10 процентов среди тех, кто считает свое положение "средним", как объясняет Константин Абрамов, могло быть и больше, но сказался кризис. Показателен и ответ по поводу недвижимости как сферы вложения денег — ее россияне ставят на 1-е место уже много лет, сказывается недоверие к прочим инвестиционным инструментам и нерешенный квартирный вопрос.

Насколько самоощущение россиян, зафиксированное социологами, совпадает с реальностью? Генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ) Вячеслав Бобков разводит руками: статистические замеры социального благополучия менее радужные.

— По доходам, по жилищной обеспеченности неравенство очень высокое,— говорит эксперт.— Во ВЦУЖ разработана система нормативных потребительских бюджетов: социально приемлемый потребительский бюджет превышает прожиточный минимум примерно в 3 раза, бюджет среднего достатка — в 7, высокого — в 11 раз. Так вот, более 60 процентов населения живут ниже социально приемлемого потребительского бюджета. А средние доходы в незначительном высокообеспеченном слое примерно в 21 раз превышают средние доходы людей, живущих ниже прожиточного минимума. Не говоря уже о нехватке жилья — это сейчас одна из самых острых проблем, как раз и тормозящая переход из одного социального слоя в другой. Впрочем, люди у нас традиционно не хотят признавать себя бедными или низкообеспеченными — в этом контексте ответы, данные социологам, вполне понятны.

Радикально улучшить свое положение в обществе героям исследования не удалось, в социальном плане они перемещались в основном по горизонтали

Буквально в пандан к опросу ВЦИОМа вышло еще одно социологическое исследование — его представила на конгрессе социологов в Екатеринбурге завсектором исследования социальной структуры Социологического института РАН (Санкт-Петербург) Галина Еремичева. Долгое время считалось, что 1990-е стали для россиян своего рода трамплином, временем, когда сделать карьеру и взлететь по социальной лестнице мог практически каждый. Похоже, результаты исследования это опровергают: целых 20 лет ученые отслеживали жизнь группы респондентов — соответствующие интервью были сделаны в 1993 и 2015 годах. Так вот радикально улучшить свое положение в обществе героям исследования не удалось, в социальном плане они перемещались в основном по горизонтали. Даже те, кто занялся бизнесом в 1990-х, так и не смогли серьезно "подняться" (например, кардинально улучшив свое благосостояние), а сегодня, на пороге пенсии, они и вовсе столкнулись с тем, что могут быть отброшены назад. Все надежды теперь связаны исключительно с выросшими детьми (вторым поколением опрошенных): те много тратят на второе образование, свободнее чувствуют себя в рыночной экономике, не надеются на государство, легко меняют работу... Их родители не могли похвастаться тем же.

— Многие исследования не только у нас, но и в других странах говорят о том, что лишь 3-7 процентов активного населения добиваются высоких результатов и могут перейти в более высокий класс,— говорит Константин Абрамов из ВЦИОМа.— По результатам нашего опроса, респонденты называют личные качества как один из факторов успеха — это неплохой результат, люди по крайней мере осознают, что надеяться только на удачу или на семью сегодня уже не стоит.

Как отмечают эксперты, опрошенные "Огоньком", по сути, для общества важно не только бороться с неравенством, но и держать работающими социальные лифты. И тут же ссылаются на недавнее исследование Владимира Гимпельсона и Галины Монусовой из НИУ ВШЭ и ИМЭМО РАН, посвященное "туннельному эффекту" в восприятии неравенства. Сам этот "эффект" обычно объясняют по аналогии с пробкой на дороге: если полоса рядом с вами начала двигаться, вы чувствуете воодушевление, потому что понимаете, что скоро тоже поедете. Так вот исследователи на основе данных социологических опросов в самых разных странах, по сути, доказывают: наличие действующих социальных лифтов повышает терпимость к неравенству, ведь если кто-то рядом с вами вошел в высшее общество, это получится и у вас. Прорвемся?


Экспертиза

Связи решают все?


Главный вывод, который я могу сделать по результатам наших собственных опросов на ту же тему: представления россиян о том, что помогает достичь успеха, сформировались еще в 1990-х и с тех пор почти не изменились. Это говорит о том, что общество застыло, силен патернализм, много надежд на государство и остается крепким ощущение, что от тебя мало что зависит.

Теперь подробнее. Два самых популярных ответа на вопрос, что помогает состояться в жизни,— это образование и социальные связи. Например, если мы спрашиваем об успешном трудоустройстве, то 60 процентов называют главным фактором социальные связи и только 40 процентов — профессионализм. Десять лет назад люди отвечали то же самое — социальные связи как главный мотор успеха никуда не делись. Занятно, что россияне считают сложившуюся ситуацию несправедливой. Откуда мы это знаем? Ответ проецируется на детей: многие наши респонденты хотят дать своим детям максимум конкурентных преимуществ — хорошее образование, например. Беда в том, что дети, получив это образование, попадают в общество, где конкуренция строится на противоположных принципах.

В этом смысле интересен третий популярный ответ на вопрос об условиях успеха — это происхождение из обеспеченной семьи. Принцип "из грязи в князи" у нас не работает. Да, были попытки это сломать, вспомним тот же ЕГЭ. Но и тут материальная обеспеченность вышла на первый план: вы можете поступить в лучший вуз страны, но сможете ли вы жить в Москве с ее дороговизной?

Общество застыло, силен патернализм, много надежд на государство

По поводу критериев успеха у нас следующие данные: на одном из первых мест стоит уровень материальной обеспеченности. Но и тут есть ловушка: доход у людей растет одновременно с ростом неравенства, то есть бедные, становясь чуть богаче, все равно не могут догнать богатых, потому что те тоже богатеют.

Интересно проследить, какие сферы деятельности россияне считают перспективными в связи с кризисом. Мы опрашивали студентов-старшекурсников, они назвали госуправление и силовые структуры, а также экономику и финансы. Напротив, в науку, образование и здравоохранение, считают они, лучше не идти. Бизнес многим нравится. Но. Есть представление, что там очень высокий барьер входа, что нужны ресурсы семьи, первоначальный капитал, социальные связи, налаженные коммуникации с госструктурами... То есть 26 процентов говорят, что бизнес — это замечательно, но пойдут в него 6 процентов. Зато, кажется, исчезла географическая дифференциация, мы наблюдаем определенное выравнивание территорий по возможностям — разница между городом и селом сокращается. Думаю, все дело в интернете и в доступности информации, впрочем, региональная дифференциация остается достаточно высокой.


Опрос

Вошли в положение


Субъективная оценка своего положения в обществе за 25 лет у россиян выросла. Тревожит другое: число тех, кто находится на высших уровнях социальной иерархии, почти не изменилось

Как бы вы оценили свое положение в обществе? (закрытый вопрос, один ответ, в % опрошенных)


Источник: ВЦИОМ

Терпение и труд?


Связи с нужными людьми все еще остаются одним из самых популярных у россиян вариантов высоко забраться по общественной лестнице

Источник: ВЦИОМ


Брифинг

Во всем мире экономический рост не ведет к выравниванию уровней жизни. Сейчас на Западе активно обсуждают "новое неравенство". А Россия по децильному коэффициенту неравенства совпадает с Аргентиной. В англосаксонских странах картина тоже не лучезарная, но там быстрее двигаются вертикальные социальные лифты. В Европе, напротив, при более равномерной социальной картине эти лифты двигаются медленнее. В России же после масштабного перераспределения 1990-х огромный лифт подбросил и опустил кого куда, а многих и вовсе вывез вбок, но потом сломался и уже давно никто никуда не едет. И эта проблема — слабый лифт — в кризис только обостряется.

Источник: "Огонек", N 49, декабрь 2015 года


Средний класс — это естественная часть процесса, который называется социальным лифтом. В принципе, человек, который родился, вырос в низкообеспеченной семье... это нормально, чтобы он стремился работать, учиться, повышать свое благосостояние, становиться средним классом и, может быть, не ограничиваться этим. Из бедного стать богатым очень тяжело, но работать по направлению к улучшению своего финансового состояния — это ты как раз заходишь в этот средний класс и пытаешься еще лучше или не пытаешься, если тебя устраивает то, чего ты добился. Мне кажется, средний класс — это лифт, в первую очередь социальный лифт, а не буфер.

Источник: Life


В 1990-е было очень много социальных лифтов, человек мог перепрыгнуть из одной социальной группы в другую, а новоявленные олигархи и министры запросто появлялись на встречах с бывшими одноклассниками, общались с теми, с кем в садик ходили. Сейчас произошло окончательное расслоение на элиту и простых обывателей, перепрыгнуть в другую "касту" удается немногим. Сверхобеспеченные стали себя отделять от массы и исповедовать идеологию "новой аристократии": мол, они особые люди, избранные, живущие по особым законам, и потому заслуживают свои миллионы в отличие от простого народа, который роскоши недостоин. А в 1990-е нувориши полагали, что они такие же, как все. Просто им повезло больше.

Источник: "Мир новостей"


Комментарии
Профиль пользователя