"Принс создал техно до эпохи техно"Дэвид Гетта о популярности и французском хаусе

Кто сказал, что швейцарский часовой бренд должен быть солидным и респектабельным? Президент мануфактуры Tag Heuer Жан-Клод Бивер так не считает. Поэтому отметить старт продаж часов Aquaracer Black Titanium господин Бивер решил на Ибице в компании амбасадора марки Дэвида Гетты. Тем более что в дискографии диджея и песня подходящая есть — "Titanium". Наш корреспондент принимал участие в праздновании и поговорил с Дэвидом Геттой о важном.

Фото: предоставлено маркой

— Девиз Tag Heuer — Don`t Crack Under Pressure - держи удар. А вы когда-нибудь ощущали настолько сильное давление, что готовы были сдаться?

— Дайте подумать... На открытии чемпионата Европы по футболу во Франции я выступал на площади перед Эйфелевой башней. И ужасно волновался. До последнего момента я не был уверен, что все получится, у меня буквально руки дрожали над пультом. Но я сумел справиться с волнением. Вроде все вышло неплохо.

— Вы читаете рецензии на свои записи?

— Я уже лет десять не читаю ни хвалебных, ни разгромных рецензий, потому что они задевают меня. Журналисты думают, что пишут о каком-то продукте, но мы не продукт, а живые люди. Когда ты даешь жизнь чему-то чрезвычайно важному для тебя, а потом кто-то обрушивается на твою работу с критикой, это действительно ранит.

— Когда вы по-настоящему осознали собственную популярность?

— Не то чтобы очень давно. Серия моих первых сборников называлась "F*** Me I`m Famous", но тогда ни о какой популярности и речи не шло. Постепенно я начал гастролировать и понял, что мои песни знают в Азии, Южной Америке, России. Это было невероятно и странно. Просто "вау!".

— Но вы мечтали о славе?

— Когда я начинал карьеру, танцевальная музыка была практически андеграундом и прославиться у диджеев не было никаких шансов. Так что затеял я все это не ради славы.

— А ради чего?

— Да у меня не было никаких планов, я просто делал то, что мне нравилось. И оказалось, что это понравилось еще кому-то. Думаю, мне очень повезло.

Tag Heuer Aquaracer 300M 43 мм

— Какую музыку вы тогда слушали?

— Я слушал много фанка, нью-вейв... Принс, Джеймс Браун.

— Джеймс Браун?! Как-то не вяжется с танцевальной музыкой.

— А что такое танцевальная музыка? То, что заставляет тебя танцевать. И Джеймс Браун с этим прекрасно справлялся. А Принс... Он создал техно еще до эпохи техно. Он был на передовой.

— Как вам кажется, почему танцевальная музыка до сих пор держится на вершинах чартов?

— Потому что люди хотят веселиться. Когда в мире кризис, а в новостях постоянно рассказывают о войнах и катастрофах, хочется иногда отвлечься от этого и просто хорошо провести время. Моя задача — подарить людям хоть несколько мгновений радости.

— Став мировой звездой, вы продолжаете чувствовать связь с французской музыкальной сценой?

— Я француз и, конечно, французская электроника оказала на меня определенное влияние. Но я никогда не ощущал себя частью французского хауса. Моя музыка отличалась от того, что делали Daft Punk, например. Когда я начал записывать музыку, французский хаус приобрел уже такую силу, что заявить о себе можно было, только отойдя от него.

--Вы работали с Сией, Рианной, Ники Минаж. С кем было веселее?

— C will.i.am! Он самый безумный человек, которого я когда-либо встречал. У него в голове миллион идей одновременно, он просто не в состоянии сосредоточиться на чем-то одном. Работать с ним в студии — это как следить за ребенком. (Смеется.)

— Ваш агент уже недобро смотрит на меня, поэтому два простых вопроса. Какой альбом вы никогда не удалите из медиатеки?

— Не такой уж и простой вопрос... Хотя знаю. "Thriller" Майкла Джексона.

— А кого из диджеев вы пригласили бы отыграть на собственной вечеринке?

— Недавно я был на выступлении Black Coffee. С ним вечеринка определенно удалась бы.

Беседовал Денис Сидоров

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...