Коротко


Подробно

Капустник под прикрытием

Анна Сотникова о Дэниеле Рэдклиффе в «Абсолютной власти»

Выходит "Абсолютная власть" — новый эксперимент Дэниела Рэдклиффа в выборе экстремальных ролей,— на этот раз он играет фэбээровца-идеалиста, внедрившегося в праворадикальную группировку, чтобы предотвратить теракт. Крайне нелепое и почти умилительное кино о людях, которые считают, что все евреи должны умереть


Очкарик Нейт, агент ФБР (Дэниел Рэдклифф), занятый в основном бумажной работой, участвует в поимке мусульманина-террориста. Развернуться ему особенно не дают коллеги, считающие его занудой и книжным червем — и, в принципе, справедливо: вечерами он покупает бутылку дорогого вина, готовит ужин, слушает Брамса и читает книги в абсолютном одиночестве. Тем не менее ему удается грамотно провести допрос задержанного, что производит огромное впечатление на одну из начальников (Тони Коллетт), которая немедленно зовет его в ресторан, показывает нацистский подкаст и рассказывает об обнаружении нелегального канала торговли радиоактивным цезием. В этом каким-то образом замешана праворадикальная группировка — каким именно, предстоит узнать Нейту, которого решают внедрить в нее, раз уж он так ловко находит общий язык с людьми. "Хоть они и нацисты, относись к ним почеловечнее",— напутствует Нейта начальница, и он отправляется домой брить голову.

Дебют режиссера Дэниела Рагуссиса дополняет галерею экстремальных ролей, в которые в последнее время ввязывается Дэниел Рэдклифф в отчаянной попытке избавиться от имиджа Гарри Поттера: Аллен Гинзберг, зловонный труп, теперь вот — агент-идеалист под прикрытием. Все это могло быть даже забавным, но Рэдклиффу настолько не хватает самоиронии (в отличие от той же Эммы Уотсон, его коллеги по "Гарри Поттеру"), что время от времени его становится очень жалко. Он искренне вкладывается в драматизм персонажей, на первый взгляд требующих серьезной актерской отдачи,— но на деле эти роли оказываются в таких фильмах, что и напрягаться не стоило. Вот, к примеру, "Абсолютная власть" — многие фильмы про нацистов оказываются ненамеренно смешными, но то, насколько глубокомысленно дебютант Рагуссис вглядывается в лица своих карикатурных злодеев с бритыми головами и отсутствующими зубами, совсем уж ни в какие ворота. Здесь философствуют о том, что евреи контролируют кетчуп, пытаются ввязаться на улице в драку за "нашу, арийскую женщину", готовят капкейки со свастиками, записывают подкасты о том, что грядет нечто большее, чем 11 сентября,— они и сами не слишком знают, что имеют при этом в виду, но их дети строят на этот случай домики на деревьях. За героя Рэдклиффа, в свою очередь, по большей части неловко, но главная мучительная загадка фильма: как этому агенту удалось продержаться под прикрытием почти два часа? Каждый раз, когда его начинают подозревать в двойной игре, он просто орет в ответ, каждый раз, когда он попадает к какому-то новому начальнику-радикалу, он просто заглядывает ему в глаза и с крайне мутным видом спрашивает что-то вроде: "Где у вас тут спрятана бомба, чтобы уничтожить всех евреев?" — и всякий раз почти уже надеешься, что тут-то очкарику и крышка. Но нет, почему-то в группировке его полюбили абсолютно все — от мелких бандитов, которые бьют негров на улицах, до больших начальников, действительно замышляющих теракт. Тони Коллетт не вынимает изо рта жвачку, заслуженный драматург Трейси Леттс живет с мамой и записывает в подвале радиопередачу, Сэм Траммелл нежно поглаживает "Майн кампф" — все это выглядит крайне нелепо и больше всего напоминает дружеский капустник в средней школе, хотя авторы явно рассчитывали на прямо противоположный эффект. Но смешные нацисты — в принципе, тоже неплохо, уныние ведь, как известно,— страшный грех.

В прокате с 13 октября

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 07.10.2016, стр. 27
Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение