Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Уроки деградации

МАКСИМ КВАША, экономический редактор


"Какая страна Латинской Америки известна добычей меди? Чили, Норвегия или Россия? Знаете, что отвечает студентка четвертого курса? Норвегия!" — автор сегодняшнего текста в рубрике "Дискуссионный клуб" Владимир Белоцерковский не скрывает ни возмущения ситуацией в системе образования, ни, кажется, даже растерянности.

Некоторым редакторам "Денег" подобные истории уже почти заменили анекдоты про блондинок. Стажеры, претенденты на рабочие места, комментаторы и даже некоторые наши собеседники зачастую не знают столь, казалось бы, очевидных вещей, входящих в культурный и образовательный минимум цивилизованного человека, что еще недавно это вызывало ступор. С тех пор горечь сменилась смирением, смирение переросло в сарказм, а сарказм, в свою очередь, постепенно сменяется равнодушием.

И это не только наша ситуация. Вопиющая некомпетентность стала по-настоящему массовой, чуть ли не нормой в самых разных сферах жизни и деятельности. Уже никого не удивляют, скажем, водитель, имеющий крайне приблизительное представление о правилах дорожного движения, домохозяйка, хладнокровно моющая розетки, не вырубив предварительно электричество. Или инженер, не подозревающий о том, что угольная пыль взрывоопасна. Или потребитель финансовых услуг, неспособный прочитать договор. Или... впрочем, подозреваю, что этих примеров у каждого из наших читателей более чем достаточно.

Деградация, разумеется, коснулась не 100% населения страны. Остались и думающие, и образованные, и компетентные. Но... не раз уже ловил себя на мысли, что встреча с профессионалом (будь он чиновник или сантехник) как-то незаметно превратилась в праздник.

А неспособность выстраивать логические связи, оценивать риски и последствия, сравнивать и делать рациональный выбор стала прямо какой-то напастью.

Вопрос "Какую долю населения поразила функциональная неграмотность?", кажется, пока остается без ответа. Мой вариант — около 90%, если не больше,— основан на доле граждан, не имеющих сколько-нибудь существенных сбережений, а значит, все еще рассчитывающих, что при нынешних экономических тенденциях через несколько лет или тем более десятилетий государство будет способно обеспечить финансирование социальных и пенсионных программ на сколько-нибудь пристойном уровне. Социологи, с которыми мне приходилось этот вопрос обсуждать, говорят, что, видимо, несколько меньше, но тоже поражены масштабом происходящего.

Связанный вопрос и связанная проблема — массовая утрата критического мышления. Вменяемые работники сферы образования (и не только они — еще психологи, социологи и просто граждане, склонные к рефлексии и сохранившие гражданское сознание) уже давно бьют тревогу. Подозреваю, что именно поэтому мемом стало общеизвестное, но категорически непечатное высказывание, приписываемое главе МИДа Сергею Лаврову.

Последствия крайне неприятны. Глупые люди не могут строить умную экономику. А значит, о лидерстве в современном мире можно просто забыть. Мысль не то чтобы новая: все последние попытки реформировать или хоть как-то улучшить ситуацию с образованием в той или иной мере отталкивались именно от нее.

Есть, правда, некоторое сомнение, что дело именно в системе образования. Возможно, проблема гораздо шире, возможно, ее корни — в рентной экономике, в которой креативность и критическое мышление не востребованы, или в том, как эволюционировали массовые СМИ. Некоторые из наших собеседников говорят и о качестве (а то и просто об отсутствии) институтов, в том числе и обеспечивающих отрицательный отбор в качестве социальных лифтов.

Если все так, то с точки зрения экономики практически любые манипуляции с системой образования полностью лишены смысла. Как бы нам ни хотелось обратного.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение