Подробно

Фото: Архив пресс-службы

«Мозг — та же самая мышца, и мы ее так же тренируем»

Как супруга экс-министра финансов и ее деловой партнер прививают Москве тягу к знаниям

от

Три года назад Ирина Кудрина придумала новый для столицы вид досуга — закрытый интеллектуальный клуб «418» с платным членством и обязательной фильтрацией аудитории. Проект быстро обрел постоянных участников, лекторов с громкими именами, юридический статус и соучредителя в лице Надежды Оболенцевой.


Право на дискуссию с ученым Татьяной Черниговской или на вечер в компании Эрика Булатова дорогого стоит, но, похоже, люди готовы за это платить. Культурно-образовательное времяпровождение сегодня так же востребовано, как шампанское на вечеринках тучных нулевых. В этом убедилась Наталья Лучанинова, поговорив с основательницами первого интеллектуального клуба в России «418» — Ириной Кудриной и Надеждой Оболенцевой.

— Почему клуб «418», откуда появилось название?

Надежда Оболенцева и Ирина Кудрина

Надежда Оболенцева и Ирина Кудрина

Фото: Тимофей Колесников

НАДЕЖДА: Мы столько раз уже отвечали на этот вопрос, что теперь моя любимая шутка: «Вы узнаете об этом на 419-й лекции».

ИРИНА: На самом деле это нумерология. Я математик и к числам неравнодушна. Когда возникла идея создания клуба, нам захотелось, чтобы это было именно число. А в его расшифровке поучаствовал мой сын, предложивший вариант «418»: четверка означает четыре стороны света, единица — это знание, ну а восьмерка — бесконечность. То есть, в целом «418» означает постоянное развитие знаний во всех областях. Это как нельзя лучше отражает суть.

— А как вообще зародилась идея клуба?

ИРИНА: Это было больше трех лет назад, когда мы (и я, и Надя) получали уже не первое образование. Когда ты учишься в каком бы то ни было заведении, нужно сдавать экзамены и зачеты… Но в определенном возрасте тебе уже не хочется демонстрировать полученные знания для оценки, просто потому что у тебя появляется свое мнение по многим вопросам: философским, психологическим, воспитательным… Но знать и развиваться тебе при этом хочется все больше и больше.

И вот возникла идея: почему бы не приглашать авторитетных спикеров для того, чтобы они рассказывали что-то очень интересное, каждый из своей области. Я попробовала организовать три первых лекции: для детей, для взрослых и для взрослых с детьми. Получилось действительно неплохо. Потом начались летние каникулы, и все меня стали расспрашивать, когда будут следующие лекции. Надя как раз была в числе тех друзей, кто очень интересовался. А я уже к тому моменту поняла, что одна эту историю не потяну, поэтому и предложила ей делать клуб вместе.

НАДЕЖДА: Я как раз заканчивала МГУ, факультет истории искусств, защищала диплом и думала, зачем мне все это надо… И вдруг узнала об этом проекте, он меня зацепил.

ИРИНА: Мы с самого начала решили, что это должен быть не междусобойчик, а четко организованная юридическая структура. И то, что мы стали делать, вызвало большой интерес не только у наших друзей, но и у друзей друзей, у знакомых знакомых… К нам стали приходить, узнавать о наших планах, просить прочесть лекции на заданные темы. И так за три года все это выросло в то, что вы можете наблюдать сегодня: помимо лекций мы теперь проводим экскурсии, устраиваем предпремьерные показы фильмов и театральных постановок, посещаем вернисажи.

Нет, нам важна атмосфера. Новые люди появляются по рекомендациям действующих членов клуба, приходят друзья друзей…

— Что у вас за аудитория?

ИРИНА: Она очень разная. Самое главное, объединяющее всех гостей качество,— это желание развиваться.

— Ну а кто это все-таки?

ИРИНА: Хорошо образованные люди со своим взглядом на вещи. Каждый успешен в своем деле.

— Насколько дорого получить членство в вашем клубе?

ИРИНА: Оно стоит не дороже, чем карта в фитнес-клуб. Мозг — это та же самая мышца, и мы ее так же тренируем.

— Вы всех желающих принимаете? Как к вам попасть?

НАДЕЖДА: Нет, нам важна атмосфера. Поэтому помимо оплаты есть еще форма утверждения двумя учредителями. Новые люди появляются по рекомендациям действующих членов клуба, приходят друзья друзей… Также всегда можно отправить заявку на нашу официальную почту, и мы ее обязательно рассмотрим.

— Получается, что это первый российских аналог закрытых английских клубов? Ориентировались ли вы на западные примеры? И если да, отражается ли это на программе клуба?

ИРИНА: В современной России — да, первый и пока единственный аналог.

НАДЕЖДА: На Запад мы не ориентируемся, но опыт подобных проектов, безусловно, изучали… В целом, у нас все так же, но совсем по-другому.

— Действительно ли сегодня есть запрос на такого рода досуг? Люди правда готовы платить за него так же, как когда-то платили за вип-столики в модных клубах?

НАДЕЖДА: Тенденция точно есть, но это же все всегда волнообразно… Гуляли-гуляли, теперь можно и задуматься о высоком, потом опять захочется отрыва, и вернется мода на дискотеки… Я, кстати, очень на это надеюсь (Улыбается). В Москве действительно не хватает хороших мест, где можно потанцевать.

— Вы собираетесь расширять аудиторию? Войти в подобный — назовем его элитарным — круг захотят многие. В Москве по крайней мере точно.

НАДЕЖДА: Про элитарность не знаю, а вот потратить три часа времени на лекцию и попробовать что-то проанализировать или зафиксировать могут только интересующиеся и открытые к знаниям люди. И мы им всегда рады.

— А филиалы появятся? Насколько я знаю, у вас уже есть клуб в Петербурге. Расскажите немного о нем.

НАДЕЖДА: В Питере мы проводим мероприятия раз в месяц, и программа там совершенно другая. Лекции даже одного и того же спикера повторить невозможно. Вот, например, Александр Николаевич Сокуров выступал у нас в Москве и Санкт-Петербурге, но эти встречи превратились в два не похожих друг на друга, особенных разговора.

— Как строится ваша работа с культурным институциями? Знаю, что вы много сотрудничаете с музеями и театрами. Помимо еженедельных лекций формат предполагает какие-то «внеклассные» мероприятия?

НАДЕЖДА: Медленно, но верно мы движемся к формату 24/7. На самом деле мы стараемся дать возможность членам клуба посещать все самые значимые культурные мероприятия в Москве: от громких светских премьер до небольшой хипстерской выставки. Это может быть как просто рекомендация, так и организованный поход. Главное, дать людям эту возможность и предоставить им выбор.

ИРИНА: Да и не только в Москве…

— Самые громкие, наиболее запомнившиеся мероприятия за эти три года?

НАДЕЖДА: Закрытый показ «Франкофонии» Сокурова, камерный концерт Олега Каравайчука и показ документального фильма о нем, приезд Эрика Булатова по приглашению клуба, питерская лекция Алексея Леонидовича Кудрина в Европейском университете… Сложно перечислить все.

ИРИНА: Мне еще запомнился Эдвард Радзинский — послушать его собралось очень много гостей, и все были в восторге. Потому что одно дело, когда ты смотришь программы Радзинского по телевизору или читаешь его книгу, и совсем другое, когда слушаешь и видишь его вживую, когда энергетика этого человека абсолютно тебя накрывает.

— Вам никто никогда не отказывает? Люди, к которым вы обращаетесь с просьбой прочесть лекцию, всегда соглашаются?

НАДЕЖДА: Пока отказов не было, слава Богу, просто есть некоторые лекторы, которые к нам очень долго идут.

ИРИНА: Мы договариваемся, подстраиваемся под их график, и отказов у нас пока не было.

— Выше вы упомянули выступление Олега Каравайчука. В жизни он был крайне непубличным, закрытым человеком. Как вам удалось организовать его концерт?

НАДЕЖДА: Мы уже года два назад пытались договориться с Олегом Николаевичем, я несколько раз сама с ним разговаривала, и он никак не мог собраться, что неудивительно. Потом с помощью и при поддержке фонда имени Каравайчука нам удалось-таки привезти его в Москву. Мы показали документальный фильм о нем, имели возможность с ним пообщаться и послушать вживую его исполнение. А как мы искали рояль! Он исполнил похоронный марш Шопена, и нас всех это страшно напугало. В тот вечер Олег Николаевич вообще очень много говорил о смерти...

ИРИНА: Это полностью Надина заслуга. Она настойчиво билась за возможность устроить эту встречу, которая получилась абсолютно фееричной. До сих пор многим трудно поверить, что нам удалось это организовать.

— Я знаю, что вы часто помогаете тем, с кем сотрудничаете. Сделали большое дело для Сокурова в прошлом году...

НАДЕЖДА: Мы с Пашей Каплевичем просто позвали друзей и провели аукцион со сбором средств на техническое оборудование для его студентов. Конечно, нам хочется поддерживать людей, которыми мы восхищаемся. Не вижу в этом ничего сверхъестественного.

— Вы и для Кирилла Серебренникова в прошлом году деньги собирали, когда у него были проблемы с финансированием.

НАДЕЖДА: Нет, в том случае мы были просто гостями вечера. «Гоголь-центр» нами нежно любим, и мы поддерживаем медиатеку театра.

— Вы устраиваете лекции на тему политики и экономики?

НАДЕЖДА: Когда мы создавали клуб, мы с Ирой единогласно приняли решение — все, кроме политики. А вот экономика нам вполне интересна, особенно когда спикером выступает Алексей Кудрин.

ИРИНА: Наш клуб не политический. Политики и так везде много. У нас только искусство, культура и наука.

— А детские программы вы планируете?

ИРИНА: Мы уже пробовали их делать. Но сразу объять все невозможно, мы расширяемся постепенно, и дети обязательно будут задействованы.

— Расскажете о ближайших планах?

НАДЕЖДА: В планах новые спикеры и уже ставшие традиционными мероприятия. Например, фестиваль Дианы Вишневой Context. Но не хотелось бы забегать вперед, пусть это будет сюрпризом.

____________________________________________________________________

Наталья Лучанинова


Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя