Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Не планировали, но так вышло

«Единая Россия» выходит на конституционное большинство по итогам выборов

Партийный состав новой Госдумы остается неизменным. Там вновь будут те же четыре фракции, которые заседали два последних созыва. До конца не ясно, насколько доминирующей будет фракция «Единой России». Судя по предварительным результатам, у партии власти есть шанс собрать конституционное большинство, то есть не менее 300 депутатских мест. Эксперты расходятся во мнении, насколько это большинство станет убедительным для общества и удобным для самой «Единой России».


В Госдуме седьмого созыва, как и в двух предыдущих, будут заседать депутаты от четырех партий: «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Ни одна из десяти других партий, участвовавших в гонке, не преодолеет пятипроцентный барьер, о чем ближе к полуночи заявили практически все эксперты (и социологи, и политологи).

Как сообщил после полуночи ЦИК, за «Единую Россию» проголосовали 52,48% россиян по результатам обработки лишь 33,83% протоколов участковых избиркомов. Кроме того, кандидаты-одномандатники от «Единой России» лидировали в 200 округах после обработки 35,3% протоколов.

В итоге интрига кампании свелась к тому, кто теперь станет второй по численности фракцией — КПРФ или ЛДПР. А также к тому, будет ли «Единая Россия» доминировать настолько, чтобы иметь конституционное большинство. Даже если к утру выяснится, что у «Единой России» по партсписку 45%, а ее кандидаты-одномандатники победили в 190 округах (из 207, где она их выставила), то у партии в Госдуме в итоге может быть 300 мандатов или около 300, как считают практически все эксперты, опрошенные “Ъ”. При этом практически все они уверены, что такой результат не был целью кампании.

«Конституционное большинство “Единой России” не планировалось,— заявил “Ъ” глава холдинга Minchenko consulting Евгений Минченко.— Ключевым моментом было наличие конкурентности и легитимности выборов». По его словам, «результат не ставился во главу угла и сложился объективно». Господин Минченко добавил, что в секторе консервативно-патриотических партий никто не добился внятного результата, «потому что этот идейный сектор полностью монополизирован “Единой Россией”». В секторе же либералов «старые проекты обанкротились (“Яблоко”, ПАРНАС.— “Ъ”), а новый — Партия роста — не выстрелил». Конституционное большинство единороссов, по мнению Евгения Минченко, облегчит работу исполнительной власти. Но эксперт уверен, что «для удержания сложившегося “крымского консенсуса” было бы логично продолжать включать представителей других парламентских партий в органы исполнительной власти, как это было, к примеру, с губернаторами».

«Конституционное большинство не было целью власти»,— заявил “Ъ” эксперт Комитета гражданских инициатив Александр Кынев. Но на практике «сказалось неумение власти вовремя остановиться, неумение удерживать себя в рамках некоего оптимального сценария, что и привело к “перебору”». Но такое большинство, по мнению господина Кынева, «очень сужает поле политического маневра для власти». Ведь «в прошлом созыве партия власти в некоторых вопросах принимала решения, списывая их на уступки оппозиции и сознательно уходя в сторону» от ответственности за них. В этом созыве «уходить в сторону будет некуда и все непопулярное, скандальное новому думскому большинству придется делать своими голосами», полагает эксперт.

Предварительный результат «Единой России» в 40–45% уже был назван хорошим в том числе Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. «Но год назад в единый день голосования единороссы на региональных выборах получили более 60%»,— напомнил “Ъ” глава правления Центра политических технологий Борис Макаренко. «Так что единороссам есть над чем призадуматься. Формально у них может быть конституционное большинство, но не в их интересах слишком часто использовать его»,— уверен господин Макаренко.

Кроме того, основная цель — сделать выборы конкурентными — не достигнута. «По общепринятым критериям измерения уровня конкуренции ее (конкуренции.— “Ъ”) по итогам этих выборов стало меньше, чем она была пять лет назад»,— считает Борис Макаренко. Одним из доказательств этого он считает низкую явку избирателей: «Как и в прошлые годы на региональных выборах, явка в этом сентябре в крупных городах падает катастрофически: народ уезжает на дачи». Все вопросы по этой части эксперт предлагает «адресовать тому, кто вводил единый день (голосования.— “Ъ”) в сентябре и переносил думские выборы с декабря на сентябрь».

Сомнения в успехе «Единой России» высказали пока только представители КПРФ. «ВВП страны за прошедшие пять лет ушел из роста в сокращение, цены растут и растут, уровень жизни людей становится хуже и хуже, а партия власти на этом фоне каким-то образом серьезно наращивает своей результат на выборах»,— заявил “Ъ” секретарь ЦК КПРФ Юрий Афонин. Как минимум, «не приходится говорить о честности и прозрачности выборов», считает господин Афонин. Он не исключает, что КПРФ, «скорее всего, будет всерьез оспаривать результаты в целом ряде регионов и округов».

Виктор Хамраев

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение