Коротко

Новости

Подробно

Фото: mak.at

Гений без дома

Работы Фридриха Кислера в венском МАК

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Выставка архитектура

В Вене в Музее прикладного искусства (МАК) проходит выставка знаменитого австро-американского архитектора Фридриха Кислера. В том, что его дело живет и побеждает годы спустя после смерти автора, почти ничего при жизни не построившего, специально для "Ъ" убедился АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ.


У архитекторов все не как у художников: чем меньше идей воплощено, тем значительнее кажется миф. В этом отношении у Фридриха Кислера (1890-1956) преимущество: при жизни было построено всего одно здание, величественный Храм книги в иерусалимском Музее Израиля, да и его появление сопровождалось немыслимым скандалом. Местные архитекторы возмутились, что престижный заказ на здание, предназначенное для найденных в Кумране библейских рукописей Мертвого моря, получили пришлые люди — постоянным соавтором Кислера в 1950-е годы был Арманд Бартос.

Эскизы и макет Храма книги выставлены сейчас в венском Музее прикладного искусства, где показывают большую ретроспективу "Фридрих Кислер. Жизненные миры", вероятно крупнейшую из ему посвященных. Материалы собирались по архивам и музеям всего света, многое показано впервые.

Признание пришло к Кислеру в 1924 году, после венской выставки современной театральной техники, где он предложил идею "пространства-сцены", снимающей границу между зрителем и актером, сценой и залом. Год спустя классик австрийского модерна Йозеф Хоффман предложил ему сделать австрийский павильон на парижской Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств. Поводом стали электромеханические декорации Кислера, созданные для спектакля по пьесе Чапека о роботах,— художника сочли своим будущие классики авангарда, он подружился с Тео ван Дусбургом, Элем Лисицким и Ласло Мохой-Надем. Кислер наверняка был горд вниманием Хоффмана — венский модерн, идеи "гезамткунстверка" у Отто Вагнера и Адольфа Лооса определили его видение мира. С тех пор архитектор увлекся биоморфными формами, которые хотел придать всему, от театрального здания и жилого дома до мебели — ее тоже показывают в Вене, а два выполненных по его наброскам кресла по-прежнему в продаже, причем не у антикваров, а в обычных дизайнерских бутиках.

После эмиграции в Америку — Кислер уехал раньше других европейцев, еще в 1926 году,— он много преподавал, причем на таком уровне, что сегодня специальные исследования посвящают даже диаграммам, которые он готовил для лекций. Из его больших архитектурных проектов ничего не было реализовано, включая "двойной театр" для Вудстока, исключением стал лишь перестроенный нью-йоркский кинотеатр Film Guild Cinema. Кислер придумал систему screen-o-scope, позволявшую варьировать размер и положение экрана, которым оказывались порой все стены зала сразу. В качестве компенсации современники предлагали архитектору заниматься оформлением чужих выставок — макет сюрреалистического шоу "Искусство этого века" украшает венские залы. Коллекцию Пегги Гугенхайм открыли для публики в Нью-Йорке в 1942 году, в ее галерее-музее устраивали ставшие историческими выставки Джорджо де Кирико и Роберта Мазервелла; скульптуры здесь висели на тросах, а картины вертелись перед зрителем. Кислер придумал особую систему освещения, порожденную разрабатывавшимися им принципами "коррелирующего искусства", когда каждый предмет связан со средой, в которой он выставлен. В итоге нынешние музейные принципы экспонирования наследуют его поискам 1940-х. Их результаты могли увидеть и в Советском Союзе — в 1944 году Кислер подготовил выставку о современных американских домах в посольстве США в Москве, только свидетельств о ней сохранилось немного (в Вене показывают лишь несколько фотографий), критики "Правды" были заняты другим искусством.

Главную неожиданность кураторы приберегли под занавес, причем в буквальном смысле слова. В последнем зале, за черным занавесом, показывают реконструкцию знаменитого "Города-пространства" Кислера — огромный макет поселения будущего, лишенного фундамента и стен, реконструировали в 2010 году, сейчас он хранится в венском Бельведере. На одну из плоскостей этого макета проецируют видео художницы Лили Рено-Дьюар "Мистер Кислер, я ношу ваш Бесконечный дом. Насколько он мне идет?". Эта работа — одна из шести, созданных специально к выставке. Так венцы решили показать, что разговоры о влиянии и вдохновении не пустые звуки. Бездомный архитектор оказался автором столь многих идей, что сейчас остается лишь радоваться, что он не тратил жизнь на общение с заказчиками.

Комментарии
Профиль пользователя