Коротко


Подробно

Фото: Игорь Черников / Коммерсантъ

«Мы ведем совершенно открытую политическую кампанию»

Председатель ПАРНАС Михаил Касьянов в интервью «Ъ FM»

ПАРНАС могут снять с выборов в Госдуму через Верховный суд. Отменить регистрацию Партии народной свободы требует политическая организация «Гражданская платформа». Как заявили «Коммерсантъ FM» в «Гражданской платформе», речь об «экстремистских высказываниях» лидеров, Касьянова и Мальцева, на предвыборных дебатах. Глава федерального политкомитета Рифат Шайхутдинов сравнил их с призывами «накануне Майдана» на Украине. Председатель ПАРНАС Михаил Касьянов обсудил тему с ведущей радио новостей Натальей Ждановой.


— Вы сами знаете, о каких ваших высказываниях идет речь? Может быть, вы что-то слышали, что говорят на «Гражданской платформе»?

— Конечно, слышал. Я же прочитал иск, который они направили в Верховный суд. Конечно, я ознакомился, и там совершенно бредовые вещи. Например, меня обвиняют в том, что, когда я выступал в дебатах на «Первом канале», сказал, что Башар Асад, который травил химическим оружием своих граждан, утратил свою легитимность, а Путин поддерживает его, — это мне предписывается, что якобы я причисляю Путина к тому, что он способствовал Асаду травить людей химическим оружием.

— Это в «Гражданской платформе» так домыслили и написали об этом в иске?

— Да, это их предположения, они такой бред пишут. Видимо, в администрации не хватает времени сформулировать четко, поэтому «Гражданская платформа» — просто кремлевские марионетки, ничего большего, они несамостоятельные люди. Они просто пишут то, что там им придумывают. Поэтому понятно, что власть нервничает. Поддержка ПАРНАСа растет с каждым днем, и мы уже выходим за те предположения, которые власть себе представила о нашем участии, поэтому, видимо, такая нервозность присутствует. Посмотрим, что будет в понедельник.

— Дата судебного заседания уже назначена, это в понедельник произойдет?

— В понедельник в 14 часов на Поварской в новом здании Верховного суда будет рассмотрение. Мы туда, конечно, придем, будем смотреть им в глаза.

— Вы лично намерены посетить заседание, или ваши юристы туда пойдут?

— Да, намерен. Юристы придут, и я приду, явка обязательна, конечно.

— Что вы намерены ты сказать? Предварительно вы себе уже представляете, о чем пойдет речь, и в каком контексте это все будет обсуждаться?

— Там даже нечего и говорить, просто бред сплошной, какие-то нездоровые размышления людей, которые пишут на бумаге свои мысли. Или Мальцева обвиняют в призыве к экстремистской деятельности за слова «Россию нужно встряхнуть». Конечно, нужно встряхнуть, люди должны проснуться, прийти проголосовать за нас, против Путина. Конечно, встряхнуть, это не призыв к экстремистской деятельности. А там говорят, что он призывает к свержению конституционного строя. Это полная чушь, бред просто. Нервы сдают у людей в Кремле, вот они и настраивают. Не исключаю, какая-нибудь еще одна партия, квазипартия, как «Гражданская платформа», какая-нибудь «Гражданская сила» или какая-нибудь «Родина». Полно же этих марионеток, тоже что-нибудь придумают. Еще два дня до понедельника есть.

— До выборов остается всего неделя, неужели за это время может быть принято какое-то судебное решение? В вашей практике было подобное, когда в столь короткие сроки принималось решение суда?

— Юридически последний день — это понедельник. Поэтому в понедельник будет решение: или нас снимают, или не снимают. После этого уже не могут снять.

— Вы сами как шансы оцениваете во время этого судебного процесса?

— Я считаю, что мы ведем совершенно открытую и прямую политическую кампанию. Мы обвиняем власть в их не только, скажем, проступках, упущениях, а в ложной, неправильной, вредной политике, которую ведет нынешнее руководство. И, безусловно, это прямая политическая борьба. И то, что не нравится нашим оппонентам, Кремлю в первую очередь, и остальным кремлевским прихлебателям и клевретам, значит, что им не нравится все, и, безусловно, вызывает такое раздражение. И они пытаются найти что-то, или думают сейчас, снимать или не снимать. Но, думаю, наверное, 50 на 50, пока мне сейчас сложно оценить настроения в Кремле. Посмотрим, какие будут комментарии. Если будут еще какие-нибудь подоночные фильмы сегодня или завтра, послезавтра, раскручивая это вокруг нас, что мы агенты, или мы какие-то фашисты, или националисты, разные можно придумать вещи. Это будет вроде как подготовка общественного мнения к понедельнику, что мы такие плохие, нас надо снимать. Но все это, конечно, безумство.

— Вы говорите о том, что целая компания ведется против партии ПАРНАС. Но при этом социологи не так высоко оценивают шансы партии на предстоящих выборах в Госдуму. Есть другие объединения, почему именно против вас?

— Во-первых, наши шансы не маленькие. Вы видите, «Левада-центр», который закрыли, объявили агентом, дали нам 8,5% в августе. Сейчас уже, наверное, за 10%. Поэтому это серьезная вещь. 10% — это три человека в Думе. Это не два голоса, поэтому это серьезная позиция, это начало реальных перемен в стране. И мы говорим правду. Остальные-то все просто пресмыкаются перед властью, никто же не может сказать ничего, все говорят просто — чуть повыше налоги, чуть пониже тарифы и так далее. А мы говорим, что власть надо менять. Потому что эта власть завела страну в тупик, разорила страну. И при этой власти выхода из тупика не может быть. Россия будет прозябать.

— Наверное, у вас уже есть план A и план B. О грустном не хотелось бы, но, тем не менее, если вдруг ПАРНАС снимают с выборов в Госдуму, какие ваши дальнейшие действия? И есть ли шанс на обжалование, как это будет решаться?

— Мы поговорим об этом в понедельник. Какое обжалование? Вопрос: Путин и ПАРНАС. Какое обжалование? Тут вопрос смерти и жизни, а вы говорите что-то про обжалование, какие-то настройки тонкие.

— Вы же сами сказали о том, что вы в понедельник намерены самостоятельно посетить судебное заседание. То есть вы суд все-таки рассматриваете?

— Конечно. Это не обжалование, а решение суда первой инстанции, и это будет решение окончательное. В предвыборной кампании это делается Верховным судом. И решение может быть только «да» или «нет». И только один день есть — понедельник. Поэтому я туда приду, для того, чтобы видеть и этих судей, и видеть тех, кто эти иски пишет.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение