Коротко

Новости

Подробно

Фото: Brennan Linsley / AP

Вперед к инфляции

В индустриальном мире наступает конец двухпроцентного инфляционного таргетирования

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 18

Американская ФРС дала понять, что для борьбы с будущими экономическими кризисами и повышения действенности денежной политики она может отказаться от многолетней инфляционной цели в 2% и повысить инфляционный ориентир. Таким образом, в индустриальном мире наступает конец длившейся почти четверть века эпохи двухпроцентного инфляционного таргетирования.


Сергей Минаев


Две недели назад на конференции центральных банкиров мира в американском Джексон-Хоуле глава ФРС США Джанет Йеллен заявила следующее: "В свете продолжающегося солидного развития рынка труда и нашего прогноза развития экономики и инфляции вероятность дальнейшего повышения процентной ставки в последние месяцы возросла. Однако, как всегда, экономический прогноз остается неопределенным, поэтому денежная политика в США также заранее не определена". После этих слов главы ФРС курсы акций развивающихся стран (в том числе России), которые росли три месяца подряд — лучший результат за два года, перестали расти, цены на нефть упали, а курс доллара вырос. Игроки на мировом финансовом рынке сочли, что процентные ставки в США все-таки будет повышены — либо на заседании ФРС в конце сентября, либо на заседании в ноябре, либо, наконец, на заседании в декабре. А если будут повышены процентные ставки в США, то нужно вкладывать деньги туда, выводя их из рискованных финансовых рынков развивающихся стран, а также с не менее рискованного рынка нефтяных фьючерсов. Впрочем, когда 3 сентября выяснилось, что в США за месяц было создано меньше рабочих мест, чем ожидалось, спекулянты решили сыграть на том, что повышения процентных ставок может и не случиться, акции развивающихся стран после четырех дней удешевления снова подорожали, цена барреля Brent выросла на 3% и курс рубля заметно повысился. В своей речи Джанет Йеллен коснулась и более общих вопросов. Она выступила в защиту проводимого ФРС в 2007-2009 годах количественного смягчения денежной политики, выразившейся в покупке ипотечных и государственных облигаций за свеженапечатанные деньги: "это снизило долгосрочные процентные ставки и убедило инвесторов в том, что и краткосрочные процентные ставки будут низки". Она также заметила, что нынешняя инфляция в США ниже официальной цели в 2% годовых из-за ряда временных факторов. Наконец, Йеллен отметила, что для борьбы с будущими спадами производства необходимо прибегать к новым необычным мерам, в частности повысить официальную цель инфляции, чтобы сделать денежную политику более гибкой.

Центральные банки индустриальных стран, прежде всего ФРС, находятся в ловушке слишком низких инфляционных целей

Таким образом, на конференции прозвучала идея, которую 15 августа нынешнего года высказал Джон Уильямс, глава Федерального резервного банка Сан-Франциско: повысить официальную цель инфляции либо вовсе от нее оказаться. Американский экономист Пол Кругман пояснил эту идею следующим образом. Центральные банки индустриальных стран, прежде всего ФРС, находятся в ловушке слишком низких инфляционных целей. И парадоксальным образом не могут их достигнуть. Считается, что любой центральный банк в мире должен обещать инвесторам 2% годовых и для оживления экономического роста снизить процентную ставку до 0%. Предполагается, что при таких инфляционных ожиданиях граждане и предприятия начнут усиленно брать взаймы, потому что реальная ставка по кредитам составит минус 2%. Но если все хотели бы брать в кредит под минус 4%, под минус 2% они брать не будут, потребительские и инвестиционные расходы не увеличатся и даже инфляции в 2% не получится. Поэтому нужно официально заявить, что инфляция будет 4%, и это резко повысит результативность снижения процентной ставки и доведения ее до 0%.

Сейчас в 46 странах мира центробанки подчиняют свою денежную политику достижению некоего планируемого уровня, и в 30 из них инфляция ниже этого уровня. В современном виде инфляционное таргетирование было введено в Великобритании в октябре 1992 года. Тогда страна перешла к методу целевой, или планируемой, инфляции. Министр финансов заявил, что к весне 1997 года инфляция должна находиться в пределах 1-4% в год, а в дальнейшем не может превышать ежегодно 2,5% (в 1990-1991 годах инфляция в Великобритании достигала 10% ежегодно). В качестве показателя инфляции был выбран индекс розничных цен, исключая платежи по залогу недвижимости. Банку Англии было поручено устанавливать процентную ставку, руководствуясь исключительно этими плановыми заданиями.

Банку Англии никак не удается после глобального финансового кризиса поднять инфляцию до 2%

В целом все получилось. В начале 2000-х за три года в Великобритании было только два месяца, когда темпы инфляции превышали 2,5% годовых. Последний раз это произошло в январе 2002 года — 2,6%, но уже в феврале инфляция вернулась в норму и составила всего 2,2% годовых. Было решено, что Банку Англии пока не нужно повышать процентную ставку, которая тогда находилась на самом низком за 38 лет уровне — 4% годовых.

Сейчас Банк Англии подчеркивает, что ему никак не удается после глобального финансового кризиса поднять инфляцию до 2% (в июне нынешнего года она составляла всего 0,5% годовых). Именно для достижения этой цели и стимулирования экономического роста банк 4 августа объявил о решительных мерах по преодолению последствий референдума о выходе Великобритании из ЕС. При этом банк объяснил, что в результате референдума экономика страны до конца 2016 года столкнется с нулевым экономическим ростом, а в 2017 году показатели роста будут очень низкими. Впервые с 2009 года, когда в разгаре был глобальный финансовый кризис, британский Центробанк снизил процентную ставку — c 0,5% до 0,25% годовых. При этом большинство членов комитета по денежной политике Банка Англии отметили, что до конца нынешнего года поддержат решение о снижении ставки до 0% годовых. Одновременно банк возобновил программу количественного смягчения денежной политики, введенную в действие в 2009 году — в нынешнем виде программа покупки облигаций за напечатанные деньги предусматривает печатание £435 млрд.

В 2001 году в России правительство и Центробанк тоже прибегли к использованию "элементов целевой инфляции" (формулировка из "Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики"). Была поставлена задача добиться роста цен в 12-14% годовых. Получилось больше 18% годовых. Центробанк заявил, что делал все возможное для снижения инфляции, подчинив этой задаче и свою эмиссионную политику, и политику валютного курса. Не использовал он только политику процентной ставки, потому что в России эта ставка на инфляцию по ряду причин не влияет. А в высокой инфляции, по мнению ЦБ, было виновато правительство, поскольку оно проводило неправильную бюджетную политику и повышало тарифы естественных монополий. Впрочем, в 2002 году ЦБ снова решил использовать "элементы целевой инфляции" на уровне 12-14%, отметив при этом, что все опять будет зависеть не от него, а от правительства.

Правительство и парламент, в свою очередь, напомнили о том, что и Центробанк далеко не безупречен: не раскрывает всех деталей проводимых им денежных операций и противодействует банковской реформе. Иными словами, независимый ЦБ и подотчетные ему коммерческие банки творят что хотят. Неплохо бы поставить все банковское дело в России под общественный надзор, чтобы и сам ЦБ вел себя хорошо, и среди коммерческих банков остались только хорошие, а плохие закрылись. Разумеется, без утраты независимости ЦБ. Дело кончилось тем, что глава ЦБ Виктор Геращенко ушел в отставку.

Можно вспомнить, как нетрадиционная денежная политика в индустриальных странах с их давним инфляционным ориентиром в 2% подействовала на инфляцию в самих этих странах и в развивающихся странах. Проводилась такая политика с целью победить глобальный финансовый кризис и его последствия с первого квартала 2007-го по второй квартал 2014 года. США начали снижать процентную ставку уже в сентябре 2007 года, доведя ее до 0% годовых к декабрю 2008 года. Среди европейских стран Великобритания первой начала проводить нетрадиционную денежную политику, постоянно расширяя объем покупки гособлигаций за напечатанные деньги, за ней последовали страны еврозоны — при этом нетрадиционность денежной политики ЕЦБ заключалась не только в покупке гособлигаций, но и в выдаче льготных кредитов коммерческим банкам под залог таких облигаций. В Японии в 2012 году процентная ставка была снижена до 0% годовых, а в январе 2013 года было объявлено, что покупка гособлигаций Банком Японии за напечатанные деньги будет продолжаться в течение неопределенно долгого периода — до тех пор, пока годовая инфляция не достигнет 2%.

Экономический рост в развивающихся странах оказался значительно выше, чем в индустриально развитых: в среднем он составил 2,13% в год против 0,53%. Инфляция в развивающихся странах также оказалась значительно выше — почти в три раза (1,42% в год против 0,5% в год в индустриально развитых странах). Дело объяснялось тем, что применение нетрадиционных методов денежной политики не увеличило количество денег в обращении в экономике самих индустриальных стран, поэтому инфляция здесь осталась стабильной и даже снизилась. Зато эти методы стимулировали отток капитала из индустриальных стран, так как они отличались нулевой ставкой кредитного процента. Капитал из индустриальных стран переместился в развивающиеся страны, что вызвало в этих странах ускорение инфляции. Однако этот процесс коснулся не всех развивающих стран, а прежде всего Аргентины, Индонезии, ЮАР, Индии, Бразилии, Мексики и Таиланда. Китай, Южная Корея, Малайзия и Сингапур оказались сравнительно незатронутыми. Выяснилось, что значительный профицит текущего платежного баланса и контроль над движением капитала способен снизить влияние притока капитала на уровень инфляции. В целом, широкомасштабное применение количественного смягчения денежной политики в индустриальных странах привело к поляризации инфляции в мире: индустриальные страны испытали снижение инфляции и даже столкнулись с риском дефляции, в то время как в развивающихся странах инфляция ускорилась. Более того, произошла поляризация среди самих развивающихся стран в зависимости от того, как они смогли противостоять инфляционному давлению нетрадиционной денежной политики индустриальных стран с помощью профицита текущего платежного баланса и контроля над движением капитала.

Отказ индустриальных стран от магических 2% и повышение цели, скажем, до 4% в надежде противостоять будущим экономическим спадам по меркам развивающихся стран не будет выглядеть таким уж странным. Скажем, в Индонезии официальная цель составляет как раз 4%, в Бразилии — 4,5%, в Индии — 6% c перспективой снижения до 4%. Правда, проблемой для них, в отличие от развивающихся стран, является не то, что они никак не могут достичь планового показателя, а то, что они его перекрывают. Скажем в Бразилии инфляция в июне нынешнего года составляла 8,8% годовых (в сочетание со спадом производства в 5,1%), а в Индии — 6,1% (в сочетании с ростом производства в 8%).

Как бы то ни было, индустриальные страны, повысив инфляционный ориентир в интересах экономического роста, будут меньше удивляться высокой инфляции в развивающихся странах, в том числе России, где инфляция в июне составила 7,5% в годовом исчислении (в сочетании с экономическим спадом в 0,6%). В конце концов, в развивающихся странах высокая инфляция уже достигнута, а в индустриальных властям и центробанкам еще нужно убедить граждан и компании, что ее можно достичь.

Комментарии
Профиль пользователя