Коротко


Подробно

Бедная "Леа"

Спектакль Театра танца на церемонии "Триумф"


После церемонии вручения премии "Триумф" в Малом театре (Ъ писал об этом вчера) "триумфаторов" и их гостей развлекал балетом Театр танца Нины Ананиашвили и Алексея Фадеечева. Негосударственная труппа танцевала на десятилетнем юбилее негосударственной премии не только по идеологическим соображениям. Нина Ананиашвили — первая "триумфаторша", получившая премиальные $50 тыс. еще в 1992 году.
       
       Избранной, но совсем не балетной публике Театр танца показал два своих последних спектакля — "Opus X" австралийца Стэнтона Уэлша (Stanton Welch) и "Леа" россиянина Алексея Ратманского. Понятно желание владельцев бездомной труппы, редко появляющейся на публике, использовать подходящий случай, чтобы лишний раз заявить о себе "полнометражной" программой, но хватило бы и одного балета. После полуторачасовой церемонии награждения феминистский "Opus X" понимания не встретил. Балет "Леа" (Ъ писал о премьере 21 ноября) был принят гораздо теплее. История про то, как в еврейскую девочку вселился дибук — дух ее умершего возлюбленного Ханана, рассказана хореографом несколько сумбурно: сказалась торопливость работы и фатальная нехватка мужиков в Театре танца. При вторичном просмотре режиссерские просчеты стали еще очевиднее. Роль отца Леа отчего-то поделена между двумя танцовщиками, а умерший папаша Ханана как ни в чем не бывало возникает на свадьбе в рое нищих, отчего дотошный зритель начинает подозревать, что неприкаянных дибуков в спектакле двое. В кратком "посмертном" адажио Леа вовсе незачем изображать бездыханное тело — ведь речь идет о воссоединении душ. Есть и другие недостатки, которые дольше перечислять в рецензии, чем устранить на репетициях — если бы хореограф смог выкроить хоть немного времени для усовершенствования своего детища.
       Но Алексей Ратманский завален работой так, что балетмейстерство начинает серьезно угрожать его карьере танцовщика. После ноябрьской "Леа" премьер датского Королевского балета успел сделать новогоднего "Щелкунчика" для родной труппы; его сказка так понравилась королеве, что та сбегала на балет дважды. Мариинский театр в качестве извинения за несостоявшегося "Щелкунчика" (напомним, что балет Михаила Шемякина первоначально должен был ставить господин Ратманский) попросил хореографа сделать "Золушку". Премьера — в начале марта, и хореограф не вылезает из репетиционных залов Мариинки.
       За всем этим бедная "Леа" осталась какой-то недоделанной. Что прискорбно, потому что спектакль может иметь отличное будущее. Не только потому, что еврейская диаспора во всех странах с восторгом примет балет на музыку Леонарда Бернстайна по пьесе Раппопорта и спектаклю самой знаменитой еврейской труппы "Габима" (уже в феврале балет покажут в Израиле, и это только начало его турне). "Леа" действительно хороший балет: ключевые моменты в нем сделаны отменно. Великолепно разработаны сцена скандальной свадьбы и дуэт Леа с вселившимся в нее духом; в непривычном жанре трагического гротеска решена кульминация — изгнание дибука. К тому же роль безумной Леа, пожалуй, лучшая в отечественном репертуаре Нины Ананиашвили. А после того как в партии Ханана самодовольного итальянца Джузеппе Пиконе (Giuseppe Picone) заменил трепетный русский Андрей Уваров, история еврейских Ромео и Джульетты стала еще привлекательнее. В следующем году "Леа" явно светит номинация на "Золотую маску". Хотелось бы, чтобы этот по-русски растрепанный балет смог достойно соперничать с элегантно причесанной француженкой — "Пиковой дамой" Большого театра.
       ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение

Профиль пользователя