Коротко


Подробно

Гедиминас Таранда, художественный руководитель Имперского балета: мы ни с кем не воюем

В зал Чайковского судебные приставы пришли в четыре часа дня. По закону они об

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

       В зал Чайковского судебные приставы пришли в четыре часа дня. По закону они обычно предупреждают о своем приходе. Тут пришли внезапно — явно чтобы сорвать спектакль. Сорвать не удалось, но порепетировать мы так и не смогли. А постановление — филькина грамота. В нем запрет Гедиминасу Таранде — физическому лицу, заметьте! — "воспроизводить 'Грезы любви' в России, за рубежом, а также в Израиле". Значит, лично Гедиминас Таранда не может воспроизводить какие-то "Грезы любви". Какие именно? Мой адвокат нашла сто произведений с таким названием. О каком из них идет речь? Может, Шуберта? Название не оригинальное. Я спектакль Сигаловой не играю. С какой стати мне запрещают играть свой?

Мы ни с кем не воюем. Просто в конце августа нас поставили перед фактом, что другая труппа будет играть спектакль "Грезы любви". Декорации и костюмы хранились в Театре эстрады, и нам их просто не дали. Сказали, бумаг у вас все равно никаких нет, вот и идите гуляйте. Авторские права — у Аллы, и ничего вы тут не сделаете.


       А мы уже с Финляндией подписали контракт на "Грезы любви". Слезингер говорит: "Пусть едет Театр эстрады под вашим именем". Ну мы, конечно, на это пойти не могли, за месяц сделали свой спектакль и в сентябре показали его финнам. К декабрю серьезно переработали и повезли в Израиль.
       Наши "Грезы любви — последнее танго" официально зарегистрированы в Российском агентстве авторских прав. Так же законно, как и спектакль Сигаловой. У нас совершенно оригинальная хореография Георгия Ковтуна, из 30 музыкальных номеров совпадает максимум пять, совершенно новые декорации и костюмы Владислава Костина, другое либретто. В балерину влюбляются два офицера, в первом акте у них дуэль. В финале меня никто не убивает, я стреляюсь сам — да все другое. Только время — 20-30-е годы — и тема.
       А судиться нам не впервой. В Израиле Театр эстрады уже проиграл три процесса. Независимые эксперты просмотрели оба спектакля (сигаловский — на пленке) и не нашли в нашем никаких заимствований. Мы гастролировали там в декабре, как раз перед приездом труппы Сигаловой. Ее продюсер господин Слезингер сделал все, чтобы сорвать наши гастроли. В МИД Израиля нам дали визы, а консул в Москве отказался их проставить. Наши адвокаты запросили израильский МИД, и в результате консула сняли. Теперь то же самое готовится в США — мы выезжаем туда в феврале. Но наши адвокаты там уже работают. А в Москве на суде мое доверенное лицо просто аннулирует иск, как не соответствующий правовым нормам.
       

Театр эстрады: идет конкретная работа по театру


       ИТАР-ТАСС приводит слова адвоката Театра эстрады Марианны Бельчанской: "Театр в сентябре 2001 года зарегистрировал авторские права на спектакль... и в настоящий момент несет значительные убытки". Получить более подробные комментарии со стороны Театра эстрады так и не удалось. В пресс-службе порекомендовали позвонить в приемную директора Валерия Корна, в которой корреспонденту Ъ посоветовали позвонить обратно в пресс-службу, так как "здесь идет конкретная работа по театру". В пресс-службе корреспонденту Ъ посоветовали подождать 25 января, когда вернется продюсер и будет выработана официальная позиция. Затем пресс-секретарь театра все же пообещала постараться найти кого-то более или менее компетентного в этом вопросе и перезвонить. На этом общение пока оборвалось.
       

Комментарии
Профиль пользователя