Коротко


Подробно

Фото: Фотоархив журнала "Огонек"

Конец связи

Умерла Ксения Пономарева, первый главный редактор «Коммерсантъ-Daily»

Собственно, в качестве главного редактора «Коммерсантъ-Daily» Ксения Юрьевна Пономарева выпустила всего один, первый номер. Потом уволилась и правильно, в общем-то, сделала. Но это длинная, запутанная и не очень интересная история. И не стоит ее ворошить.

А вот история всего “Ъ” от Ксении неотделима. Она, как и я,— из первого призыва. Из которого в конторе на сегодня осталось два-три человека. Да и в живых-то не так много.

Первый номер «Коммерсанта», если кто не помнит, вышел 8 января 1990 года, а «разминались» мы, то есть выпускали номера для внутреннего пользования, с осени 1989-го. Пономарева была завотделом коммерческой информации, а автор этих строк заведовал некоммерческой. Потом, правда, обогнала меня на карьерной лестнице, став первым заместителем главного редактора (я стал вторым). Сидели мы тогда на Хорошевке, 17, на 120 метрах, арендованных у ЖЭКа. Пять комнаток, два сортира и кухня. Никакой сети и в помине не было, заметки сдавались на дискетах.

С той дремучей поры помнится ее легендарный сигнал, еженедельно (газета тогда была еженедельной) раздававшийся по громкой связи часа в три ночи:

— Евреи, сдавайте файлы!

«Евреями» у нас называли отдел политики, который постоянно срывал дедлайны. Заведующий тем отделом Андрей Фадин тоже давно уже помер. Но это так, к слову.

Еще одна ее знаковая фраза, опять же по громкой связи, но уже часов в пять утра:

— Господа журналисты, кофе сервирован в кухне.

Интеллигентная была женщина, чего уж говорить. Хотя и выпивающая.

Но это все сантименты, а мне поручено набросать этапы боевого пути покойной.

Так вот, в 1995–1996-м она возглавляла программу «Время». Потом эту должность получил я, но догнать Ксюшу все равно не получилось: она-то стала гендиректором ОРТ. Между прочим, сам Великий и Ужасный Костя Эрнст ходил у нее в заместителях. Потом уволилась, разосравшись с Березовским, тогдашним владельцем «Первого канала». История опять же не очень интересная: скажу только, что Борис Абрамыч был неправ, а она права. И ее увольнение стало сенсацией дня — в “Ъ” было опубликовано интервью с уволенной, причем на первой полосе.

Второе интервью с Ксенией было опубликовано здесь же по более веселому поводу — на годовщину путинского президентства. Дело в том, что Пономарева возглавляла его предвыборный штаб. Формально, правда, его возглавлял тогда никому, кроме Путина, не известный Дмитрий Медведев. Так вот, интервью было на такую скользкую тему: «Ну и кого, Ксения Юрьевна, вы нам навыбирали?».

Тогда впервые читатели “Ъ” — и я в том числе, хотя уже возглавлял в то время издательский дом — узнали от нее о существовании термина «проект “Путин”». То есть она совсем не оправдывалась, просто объясняла, как сделала из него президента и почему он не оправдал ее надежд. Интеллигентная была женщина, я же говорил.

А потом Ксюша вдруг исчезла из поля публичного зрения. Перестала быть, как говорится в “Ъ”, ньюсмейкером. Помню, приглашал ее на торжественный (очень торжественный, правда!) вечер в Большом театре, посвященный 20-летию «Коммерсанта». Она отказалась:

— Я так ужасно выгляжу, Вась, что меня нельзя показывать публике.

Я все понял и не настаивал. В общем, не дождаться бы ей еще одной публикации в своей бывшей газете. Если бы не такой вот информационный повод.

Заставила-таки меня Ксюша тряхнуть журналистской стариной.

И спрашивается, на фига, подруга?

Андрей Васильев, заместитель Ксении Пономаревой в 1991–1992 годах («Коммерсантъ»), заместитель Ксении Пономаревой в 1997–1998 годах (ОРТ), шеф-редактор «Коммерсанта» в 1999–2010 годах, пенсионер


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение