Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Нюрнбергский трибунал ведут в апелляцию

Пермяк, осужденный за реабилитацию нацизма, оспаривает приговор

Коммерсантъ (Пермь) от

Защита жителя Перми Владимира Лузгина, который одним из первых в стране был осужден за реабилитацию нацизма, пытается оспорить приговор в Верховном суде. Суд первой инстанции установил, что он сделал репост статьи, где говорится о развязывании СССР и Германией Второй мировой войны и тесном сотрудничестве коммунизма и нацизма. В жалобе адвокат осужденного не соглашается с выводами лингвистической и исторической экспертиз, а также приводит выдержки из школьных учебников о сотрудничестве двух режимов.


Адвокат Ирина Фадеева обратилась в Верховный суд с апелляционной жалобой на приговор Пермского краевого суда, в интересах жителя Перми Владимира Лузгина, осужденного по ч. 1 ст. 354.1 УК РФ (реабилитация нацизма). Он был признан виновным в публичном отрицании фактов, установленных приговором Нюрнбергского трибунала, и распространении заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны. Состав преступления следователи и суд усмотрели в перепосте господином Лузгиным материала «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль». Статья была размещена Владимиром Лузгиным на личной страничке «ВКонтакте» 24 декабря 2014 года.

Информацию в статье о том, что «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну», следствие и суд посчитали заведомо ложной. А фразу «коммунизм и нацизм тесно сотрудничали» — противоречащей выводам международного трибунала.

Сам Владимир Лузгин на стадии расследования признал вину и заявил ходатайство о рассмотрении его уголовного дела в особом порядке. В краевом суде он подтвердил, что признает свою вину, но, делая репост статьи, считал ее правдивой. В ходе процесса господин Лузгин не отрицал, что переопубликовал материал на свой страничке в соцсети, но указал, что с текстом приговора международного трибунала в Нюрнберге не знаком, а упомянутых в материале коммунистов с СССР не отождествлял. В итоге суд постановил рассмотреть его дело в общем порядке и приговорил его к штрафу 200 тыс. руб.

В апелляционной жалобе указывается, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами, а выводы экспертиз неверные. В частности, в ходе исторического и лингвистического исследований эксперты самостоятельно выделили для анализа два предложения, публикация которых, как посчитал суд, и образует состав преступления. При этом Владимир Лузгин был осужден за репост статьи в целом, то есть на этом основании исследование не может быть признано законным. Не согласна адвокат и с выводом лингвистов о том, что, употребляя слово «коммунисты», автор материала подразумевает СССР. Более того, поскольку его личность следствием не установлена, нельзя утверждать, в каком значении он его использовал. При этом эксперты, трактуя утверждение «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу», отождествляют их с государством СССР, а уже в следующем уточняющем предложении о том, что «коммунизм и нацизм тесно сотрудничали» — ассоциируют его уже с политическим движением, уточняет она.

При этом само утверждение о сотрудничестве нацизма и коммунизма эксперты сочли противоречащим фактам, установленными приговором Нюрнбергского трибунала. В частности, в нем говорится, что в Германии в 1933 году были запрещены все партии, кроме НСДАП. Автор жалобы не согласна с тем, что эксперты анализируют фразу о совместном развязывании Второй мировой войны с точки зрения отрицания фактов, установленных в Нюрнберге. Адвокат напоминает, что предметом оценки трибунала были действия Германии, а не СССР.

Кроме того, фразы, за публикацию которых был осужден Владимир Лузгин, являются выводами из предшествующих суждений неизвестного автора статьи. В частности, он утверждает, что «коммунисты и немцы, кроме заключения пакта Молотова — Риббентропа, учили друг друга, проводили совместные репрессии, парады, обменивались вооружением…». В этом случае, по мнению госпожи Фадеевой, эксперты должны доказать, «что Германия и СССР не сотрудничали до 22 июня 1941 года, не заключали пакт о ненападении с секретными протоколами о разделе сфер влияния, в СССР не готовили немецких офицеров, в сентябре 1939 года не было раздела Польши и что в этом же году в Бресте не проводился совместный парад войск», резюмирует адвокат.

Наконец, в жалобе оспаривается вывод суда о том, что Владимир Лузгин, закончивший школу с «четверкой» по истории в аттестате, осознавал, что распространяет заведомо ложные сведения.

Адвокат полагает, что анализировать знания следует на основании содержания школьных учебников по истории того времени. Всего в тексте жалобы приводятся выдержки из трех учебников и одной детской энциклопедии о начальном периоде Второй мировой войны, изданных в 90-е годы прошлого века. Так, в учебном пособии «История Отечества» (1994 год) сказано, что «с 1 сентября 1939-го по 22 июня 1941 года — первый период Второй мировой войны, когда СССР и Германия в соответствии с секретным протоколом и договором о дружбе и границе осуществляют присоединение и захват территорий ранее независимых государств». Из учебника «Отечественной истории XX века» издания того же года автор приводит цитату нар­кома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора».

Ирина Фадеева полагает, что если в научных кругах сегодня имеется другая точка зрения, то это не делает автоматически ложными знания, которые «вложили в голову» ученикам в 1995 году. В итоге адвокат просит отменить приговор Пермского краевого суда и оправдать Владимира Лузгина.

Максим Стругов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя