Коротко

Новости

Подробно

Фото: Pascal Rossignol / Reuters

Французский террорист поступил не по-соседски

Стали известны имя и подробности жизни убийц священника в Сент-Этьен-дю-Рувре

от

Один из убийц старика священника в церкви Святого Стефана в городке Сент-Этьен-дю-Рувре был опознан сразу после окончания полицейской операции по спасению заложников. Вчера было официально названо его имя — это местный житель Aдель Кермиш. Второго террориста разыскивали с воскресенья, считая его потенциально опасным, сегодня и его имя стало известно. Это Абдель Малик Петижан, такой же 19-летний француз. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции АЛЕКСЕЙ ТАРХАНОВ.


19-летний француз Адель Кермиш жил с родителями, братьями и сестрами в том же городке Сент-Этьен-дю-Рувре. Соседи, которых сейчас опрашивают журналисты, говорят о нем по-разному. Многие вспоминают, что молодой человек часто вел себя неадекватно, бродил без цели по городу, разговаривая сам с собой. Они уверяют, что он даже делился с ними своими замыслами, но они не приняли его намерения всерьез. Это и ответ на запрос телевидения и попытка на всякий случай обелить себя, чтобы не заподозрили в сочувствии к соседу. Но когда парень, знавший его с детства, описывает своего приятеля как человека увлекающегося, веселого, любившего детей и организовавшего для них физкультурные праздники, образ становится более сложным.

Адель Кермиш молод, но его имя давно известно полиции, поскольку дважды он пытался улететь на войну в Сирию. В первый раз — два года назад, еще до совершеннолетия — он был пойман в Германии и отправлен домой. Ему запретили выезд из страны и оставили под контролем полиции и родителей. Тем не менее на следующий год он снова бежал, на сей раз через Швейцарию. Его остановили в Турции, вернули в Женеву, откуда он улетал, затем передали французской полиции и он снова вернулся в Сент-Этьен-дю-Рувре.

Мать Аделя Кермиша, учительница, приехала за ним в Швейцарию. Говоря с журналистами Tribune de Geneve, она жаловалась, что после теракта в редакции Charlie Hebdo сын мгновенно переменился. За три месяца он стал неузнаваемым: «Как будто бы был заколдован». На вопрос матери, что случилось, сын отвечал: «Франция меня достала».

На сей раз его собирались посадить. Как совершеннолетний, он должен был отвечать за свои поступки. В заключении Кермиш провел десять месяцев, но 18 марта этого года добился освобождения под домашний арест с обязательством ношения электронного браслета. Раз в неделю он должен был отмечаться в комиссариате. Просьба Антитеррористической прокуратуры Парижа вернуть его в тюрьму была отвергнута, судьи решили, что он не представляет опасности, живет в родительском доме, не пытается скрыться и не нарушает режима. «Я хочу вернуться к нормальной жизни, увидеть моих друзей, жениться»,— объяснял он судье свои намерения, уверяя, что с радикальным исламизмом для него покончено.

Специалисты в области права разводят руками: решение об ослаблении режима было принято в полном соответствии с законом. У юстиции нет средств для того, чтобы разбираться с каждым недорослем. К каждому не приставишь полицейского. Очень похожая история произошла с недавним убийством четы полицейских в Маньянвилле 14 июня. Террорист Ларосси Аббалла состоял под полицейским контролем, но имел возможность работать, развозил на своем мотороллере халяльную пиццу и гамбургеры. Его также пожалели судьи, которым он объяснял, что посещал джихадистскую ячейку от обиды на жизнь и в «поисках признания».

Французские СМИ распространили и имя второго нападавшего, также застреленного спецназом. Это тоже 19-летний француз, живший в городке Экс-Ле-Бен в Савое. Семья потеряла его след с воскресенья и узнала о его смерти от полицейских, явившихся в дом с обыском. Его звали Абдель Малик Петижан, он также находился под наблюдением полиции после попытки сбежать в Сирию на войну. Его мать до сих пор яростно защищает своего сына: «Я знаю моего мальчика, он добрый. Я не произвела на свет дьявола»,— сказала она журналистам BFMTV. Убитого трудно было опознать, поскольку пули полицейских попали в голову и лицо. Однако генетическая экспертиза исключила все сомнения.

Сообщается и о третьем человеке, арестованном полицейскими возле церкви. Это 19-летний уроженец Алжира, старший брат которого был не только знаком с Аделем Кермишем, но и воспользовался в свое время его документами, чтобы сбежать на войну.

Во Франции сейчас спорят о том, стоит ли называть имена террористов. Одни говорят, что жажду убийц прославиться не стоит поощрять. Другие придерживаются той точки зрения, что это поможет понять, откуда берутся люди, готовые выступить с оружием не только против собственной страны, но и против ближайших соседей. Боюсь, что первыми руководит не только желание справедливости, но и элементарный страх — не хочется думать, что террористом завтра может оказаться твой сосед.

Международный обозреватель “Ъ” Максим Юсин: «Во Франции, в Бельгии, в Германии спокойно живут сотни потенциальных террористов, успевших повоевать в Сирии, Ираке, Ливии. И еще тысячи собиравшихся поехать туда, но по разным причинам не реализовавших свои замыслы. Возможно, они уже наметили своих будущих жертв, выследили их, вынесли им смертный приговор, как Кермиш вынес приговор Жаку Амелю. Полиция и спецслужбы знают об этих будущих террористах, но тем не менее они не изолированы от общества. Эти люди продолжают вести нормальную жизнь — среди законопослушных граждан, каждый из которых в любой момент может стать их мишенью». Читайте подробнее



Алексей Тарханов


Комментарии
Профиль пользователя