Коротко

Новости

Подробно

Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Чем вам запомнился Павел Шеремет?

Прямая речь

от

20 июля в Киеве погиб известный журналист Павел Шеремет. Машина, в которой он находился, взорвалась, когда он ехал на утренний радиоэфир. По факту гибели журналиста возбуждено уголовное дело по статье «умышленное убийство». “Ъ” спросил его коллег, каким им запомнился Павел Шеремет.


Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Игорь Шабдурасулов, в 1998–1999 годах генеральный директор ОРТ:

— Он был замечательным парнем. Я в шоке от происшедшего, не понимаю причины этого, не понимаю, кто стоит за этим и зачем? Паша был моим товарищем, другом, хотя нас связывала чисто работа. Последний раз мы с ним встречались около полугода тому назад, мы просто вспоминали дела минувшие. Даже то, что он уже пять лет работает на Украине, я узнал из СМИ. Я сейчас в полном недоумении… Чего-то искрометного сейчас и не вспомнить. Шок, только шок...

Виктор Лошак, в 2003--2004 и 2005–2012 годах главный редактор журнала «Огонек»:

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

— Настоящий репортер всегда производит впечатление человека, ненадолго собравшегося на эту землю. Паша в 40 лет был совершенно седым, может быть потому, что его не минуло ничего, что происходило в нашей стране. Как главному редактору «Огонька» он, будучи руководителем отдела политики, запомнился еще и тем, что был чрезвычайно компетентен во всем, что было связано с жизнью бывшего СССР, и никогда не оставлял вниманием любимую Белоруссию.

Марианна Максимовская, в 2003–2014 годах автор и ведущая информационно-аналитической программы «Неделя», заместитель главного редактора телеканала РЕН ТВ:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Я знаю Пашу с конца 1990-х. В середине 2000-х мы вместе делали один проект. Это был его последний проект на российском ТВ, вскоре он уехал работать и жить на Украину. Его отъезд стал для многих символичным. Когда мы ездили по командировкам, я лучше узнала его как человека. Он был балагур, весельчак и при этом очень думающий человек. Он очень трепетно относился к дружбе, к человеческим отношениям. На него нельзя было долго обижаться, он был невероятно искренним, отличался неспособностью пройти мимо несправедливости, всегда старался докопаться до истины и сделать все, чтобы справедливость восторжествовала. Эти качества и привели его в журналистику, он ведь по образованию экономист. Многие пытались его приручать, а он не приручался. Помню, как он уходил с «Первого канала». Ему трудно было это сделать. Он никогда не колебался с линией партии. Все его действия шли от сердца. Именно тогда я его очень сильно зауважала. Мне его невероятно жаль. Это большая потеря.

Андрей Васильев, экс-руководитель программы «Время» (ОРТ):

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Это … какой-то. Когда его посадил Лукашенко, Паша был моим подчиненным, поскольку я тогда работал начальником программы «Время». И я его послал в командировку нарушать литовско-белорусскую границу. Его посадили, но я ему платил командировочные за каждый день. Когда у меня просили комментарии, я говорил, что это Лукашенко считает, что он сидит, а для меня он в командировке и получает такие командировочные, что может всех тюремщиков кормить и поить. И потом он прислал нам с Ксенией Пономаревой (она была начальником ОРТ) очень трогательное письмо из тюрьмы со словами: «Очень вас благодарю, что вы ни разу не попросили Лукашенко, чтобы он меня отпустил. Я очень горжусь вами. Что вы перед ним не унижаетесь, а я посижу, не ссать». И черт, это печальное известие я получил в свой день рождения.

Карина Самохвалова, украинский журналист, телеведущая:

Фото: из личного архива Карины Самохваловой

— Павел Шеремет для нас долго был образцом журналистики, которая не боится. Я в свое время повторила его операцию по переходу белорусской границы, делала об этом сюжет. Он запомнился тем, что, когда проводил встречу со Светланой Алексиевич, был исключительно мил в общении с публикой и задавал всем вопрос: «Вот сегодня футбол. Чего ж вы здесь собрались?» Хороший был человек, сразу становился своим.

Николай Сванидзе, член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Мы не были с Павлом друзьями, вместе не работали, но мы были уважающими друг друга коллегами. Мы одновременно вели с ним итоговые программы — он на ОРТ, я на «России». Мы были близки по взглядам на политику. Я его очень уважал как порядочного человека, независимого журналиста, который свято охранял свою независимость, сохранял свое достоинство — человеческое и профессиональное, никогда не изменял своей профессии — не продавал ее и не продавался сам. Он был блестящим информационщиком, всегда умел выстроить информационную повестку, отделить важное от второстепенного и это важное талантливо преподнести аудитории. Он был блестящим документалистом. Его трагическая гибель — это большой удар по российской журналистике.

Иван Усачев, режиссер:

Фото: Юрий Ли-бин, Коммерсантъ

— Мы с Пашей вместе работали на ТВ-6 и ТВС. Потом я не видел его много лет — и встретились, когда он начал работать в Москве на «Общественном телевидении», где руководил наш общий знакомый Александр Пономарев. Павел делал передачу «Круглый стол», думал, что приехал надолго, если не навсегда. Он радовался, что ему дали свободу действий, что он может приглашать любых гостей и сам выбирать темы. Через какое-то время я встретил его снова. Он сказал, что все грустно, гостей фильтруют, крылья обрезают и он хочет уволиться. Он выпустил несколько «Круглых столов» и ушел, а передача закрылась. Я тогда почитал его посты в соцсетях и понял, что он не видит берегов, которые обозначены для журналистов в России и на Украине, и что ему будет сложно. Но я подумать не мог, что все так быстро закончится.


Статьи Павла Шеремета читайте на его авторской странице на сайте «Ъ».

Комментарии
Профиль пользователя