Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Правовая хватка

За что арестовали главу Российского авторского общества

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 23

Замок в Шотландии, квартиры в центре Лондона, Maybach в гараже. Многолетняя охрана авторских прав принесла Сергею Федотову большой доход, но его недавний арест связан, судя по всему, еще и с ведомственными войнами.


ИРИНА БЕГИМБЕТОВА


"Я раскрою весь баланс, я раскрою все расходы организации, все бюджеты",— горячо клялся в интервью РБК в конце прошлого года гендиректор Российского авторского общества (РАО) Сергей Федотов. Публика раскрытия секретов финансовой кухни организации, которую не раз обвиняли в непрозрачности, так и не дождалась. Вероятно, теперь Сергей Федотов вынужден будет раскрыть их следствию: в конце июня он был арестован, а пару дней спустя ему было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По версии следствия, в 2013 году РАО передало дочерней компании четыре здания в центре Москвы, та продала их за полмиллиарда рублей, но деньги в РАО не поступили. Сергей Федотов своей вины не признает, утверждая, что деньги от продажи были потрачены на создание дорогостоящей электронной системы получения авторских отчислений.

В основу дела положены показания бывшего гендиректора Сервисно-эксплуатационной компании (СЭК) Максима Буданова. Главный вопрос заключается в том, почему он дал их именно сейчас — спустя три года после описываемых событий.

Родная мать и крестный отец


Описывая в одном из интервью начало своей карьеры в РАО, Сергей Федотов трогательно рассказывал о своем отце, "который посвятил большую и лучшую часть своей жизни работе во Всесоюзном агентстве по авторским правам (ВААП)". "Я очень хорошо помню, хоть и был ребенком в то время, какое значение для нашей страны имела эта организация,— говорил он ТАСС.— Это была твердыня, которую, казалось, ничто не может сломить".

В ВААП работал не только отец Федотова, но и его мать: Вера Федотова занимала должность бухгалтера отдела международных расчетов по импорту прав. На смену ВААП пришло РАО, Вера Федотова стала в нем главным бухгалтером, а после того, как сын эту структуру в середине нулевых возглавил,— его первым заместителем. Жена Федотова, Кира, с которой он сейчас разводится, на днях заявила "Комсомольской правде", что глава РАО "не принимает ни одного решения как на работе, так и дома без согласования с мамой".

В задачи РАО входит сбор денег в пользу авторов музыки и текстов, но планы Федотова простирались гораздо дальше: он признавался, что хотел построить целую систему управления правами, но обязательно неконкурентную, поскольку конкуренция "убивает саму идею управления правами". В 2008 году вступили в силу поправки в Гражданский кодекс, касающиеся смежных прав — прав исполнителей и авторов фонограмм. На рынке должна была остаться только одна аккредитованная организация, которая занялась бы сбором средств, но на тот момент их было несколько. Тогдашний министр культуры Александр Соколов выступил инициатором создания Всероссийского общества по авторским и смежным правам (ВОАСП), а РАО создало РСП. Впрочем, стороны предпочли не конфликтовать, а объединиться — так появилась Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС). Расчет Соколова и Федотова оказался оправдан: сначала ВОАСП и РАО каким-то образом удалось заключить трехлетний контракт с РЖД на фантастическую сумму — $7,2 млн в год каждой организации за проигрывание музыки на вокзалах и в поездах. На конкурсе по выбору аккредитованной организации по управлению смежными правами ВОИС благодаря этому контракту смотрелась гораздо лучше других претендентов — и победа досталась ей.

Следующая идея Федотова вошла в историю как "налог Никиты Михалкова". На самом деле РАО предлагало ввести сбор с производителей и импортеров аудио- и видеотехники задолго до появления в деле знаменитого режиссера, но продвинуть эту идею никак не удавалось, пока ее не поддержал Михалков, сумевший, как с благодарностью вспоминал Федотов, "достучаться до первых лиц страны". С Никитой Сергеевичем с тех пор у главы РАО сложились самые теплые отношения — он даже назвал в честь него сына и попросил режиссера стать его крестным. За крестника будто бы Михалков и вступился, попросив в конце июня более гуманных мер наказания для гендиректора РАО.

Под новый сбор (1% от оборота компаний) в 2009 году Союз кинематографистов, РАО и ВОИС создали новую организацию — теперь уже другой РСП (Российский союз правообладателей), в котором Михалков занял пост президента совета. Пост гендиректора достался Андрею Кричевскому, который занимал аналогичную должность и в ВОИС. С Кричевским, который позже возглавил ФГУП "Фирма "Мелодия"", Федотов при создании ВОИС познакомился как с юристом — они вместе написали устав организации. Таким образом, мечта Федотова о создании неконкурентной естественной монополии в сфере авторских прав сбылась — все три организации были аффилированы друг с другом и, как с удовлетворением констатировал он, управлялись одними и теми же людьми.

Работу всех трех организаций регулярно сопровождали скандалы. РАО прославилось тем, что заставляло музыкантов, как российских, так и иностранных, платить за исполнение их же собственных песен — например, судилось с организаторами концертов Deep Purple, Beyonce, Scorpions и "Любэ". Импортеры техники для копирования и воспроизводства аудио- и видеозаписей, наоборот, сами судились с РСП, отказываясь платить "налог Михалкова".

Впрочем, громкие истории — это только вершина айсберга. РАО собирало средства и в пользу тех правообладателей, с которыми у него не были заключены договоры, например, за использование музыки иностранных композиторов в кино. При подавляющем числе иностранных фильмов в кино и на телевидении средства, собранные РАО, кажутся более чем скромными: в 2015 году, согласно официальной отчетности, РАО всего собрало 4,5 млрд руб., в пользу же иностранных правообладателей за музыку в кино было распределено 220,3 млн руб.

Всю троицу не раз обвиняли в непрозрачности бухгалтерии. Эти обвинения особенно усилились после того, как в 2014 году РСП выступил с новой идеей, получившей название "налог на интернет". РСП предлагал взимать с пользователей всех устройств, с которых можно выходить в Сеть, сбор в размере около 300 руб. в год. Взимать их должны были операторы связи, а затем перечислять в РСП. Идею тут же подхватил Минкульт. Именно он курирует и выдает аккредитации всем трем организациям, и теперь он предложил ввести так называемую глобальную лицензию на все — музыкальные произведения и фонограммы, аудиовизуальные произведения и книги. Предложение обсуждалось год, но после долгих битв чиновников, операторов и РСП от этой идеи было решено отказаться.

А вскоре на РАО, РСП и ВОИС посыпались обвинения со стороны авторов, исполнителей и продюсеров. Илья Резник отказался от услуг РАО, изъял свои произведения из управления организации и написал письмо Дмитрию Медведеву, сообщив, что за некоторые свои песни он получает по 12 копеек до вычета налогов и отчислений в РАО. Требовала прозрачности и группа продюсеров, среди которых были Виктор Дробыш, Константин Меладзе, Игорь Матвиенко, Игорь Крутой и Максим Фадеев. Игорь Матвиенко утверждал, что в РАО идет междоусобная война и оттуда выводятся огромные средства — около 1 млрд руб.

Пресса между тем писала о зарубежных активах Федотова: у него обнаружился замок в Шотландии, несколько домов в Брайтоне и квартиры в центре Лондона общей стоимостью £8 млн. Федотов наличия британской недвижимости не отрицал, но говорил, что занимается девелоперским бизнесом в Англии вместе с некими партнерами. В РАО, по его собственному признанию, Федотов получал 200 тыс. руб. в месяц и персональную надбавку к окладу, не превышающую эту сумму.

Есть такая профессия — права защищать


По всей видимости, в истории с РАО на сцену выходят некие силовые структуры

Фото: Reuters

В августе прошлого года российское правительство объявило о планах реформирования системы авторских прав — курировать этот проект было поручено первому вице-премьеру Игорю Шувалову. Он заявил, что на базе Роспатента будет создан мегарегулятор авторских прав — Федеральная служба по регулированию интеллектуальной собственности (ФСРИС). Как отмечал первый вице-премьер, функции управления в области интеллектуальной собственности были рассредоточены между 24 федеральными ведомствами, что приводило к дублированию работы и юридическим коллизиям.

Новая структура должна была выйти из-под ведения Минэкономики, которому подчиняется Роспатент, и перейти непосредственно в распоряжение правительства, а из ведения Минкульта во ФСРИС перешли бы полномочия в области авторских прав.

Впрочем, самим РАО, ВОИС и РСП этот шаг не грозил никакими особыми изменениями. В качестве руководителя Роспатента был выбран бывший замминистра культуры Григорий Ивлиев — человек, который занимался этой проблематикой в Минкульте. "Ивлиев уже лет шесть, еще с тех пор, как он был председателем комитета Госдумы по культуре, очень лояльно относится к организациям по коллективному управлению авторскими правами,— утверждает омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов.— Именно из его рук, когда он уже был заместителем министра культуры, они в 2013 году получили новую аккредитацию на 10 лет, хотя к тому моменту Россия обязана была отменить бездоговорную систему управления коллективными правами из-за обязательств по вступлению в ВТО. Ответственные подразделения Минкульта, которые курировал Ивлиев, ни разу толком не проверили организации, они всегда действовали ровно наоборот — проверяли их оппонентов и пытались принудить заключить с организациями кабальный договор".

Создание мегарегулятора авторских прав предполагалось уже к осени прошлого года, однако процесс затянулся. Формально правительство от этой идеи не отказалось, но постановление о создании мегарегулятора все еще находится в проекте — в июне документ обсуждался на заседании правительственной комиссии по проведению административной реформы.

По словам Анатолия Семенова, тем временем контроль над организациями по коллективному управлению авторскими правами пытались получить некие другие силы. "В уголовном деле Сергея Федотова явно прослеживается силовой след,— убежден он.— До экономического кризиса денежные потоки в несколько миллиардов рублей считались детским лепетом и мало кого интересовали, но потом все изменилось — теперь силовики проявляют интерес и к меньшим деньгам".

Сам Сергей Федотов рассказывал в интервью "Известиям" в сентябре прошлого года о "попытке рейдерского захвата системы охраны авторских прав". Кампания, утверждал он, началась в октябре 2014-го, и Федотова запугивали: привозили в офис РАО надгробие с его изображением, угрожали семье и вели грязную информационную войну в прессе. По словам Федотова, он знал, кто стоит за атакой на РАО. "Это влиятельные люди,— говорил он.— Я не могу назвать фамилии, так как в отношении кампании, развязанной против РАО, проводится большое расследование одной из весьма компетентных структур в нашей стране. Меня просили не называть фамилий". МВД в то время вело проверку в отношении дочерних компаний РАО, и Федотов намекал, что и она была начата не случайно.

Цель всей кампании, говорил гендиректор РАО, "отстранение меня от занимаемой должности, видимо, для того, чтобы поставить на это место другого человека". "Но моя должность выборная. Меня выбирают авторы на собрании на определенный срок",— подчеркивал он. По данным "Денег", Федотову действительно предлагали добровольно уйти с занимаемой должности, но он не согласился. Вместо этого в апреле прошлого года РАО созвало внеочередную конференцию, на которой Федотов был переизбран гендиректором на новый шестилетний срок, а потом затеяло объединение трех организаций: к РАО должны были присоединиться ВОИС и РСП, чтобы все вместе образовать профсоюз деятелей культуры "Российское авторское общество". Федотов, который должен был стать главой новой организации, пытался подмять все активы под себя, надеясь, что в этом случае с ним будут разговаривать по-другому. Объединение вышло скандальным: Александра Соколова, с которым Федотов делил контроль над ВОИС, не пустили на конференцию, где обсуждался вопрос о слиянии, якобы потому, что его имени не было в списке делегатов. А Андрея Кричевского, выбранного в президиум совета директоров и первым заместителем гендиректора РАО, через месяц после конференции избили. Как он утверждает, нападавшие, которых было трое, говорили: "Лучше уходи сам". Виновников происшествия так и не нашли, а Кричевский почти тут же написал заявление о своем уходе из РАО: по его словам, в связи с собственной невостребованностью — приказ о его назначении так и не был подписан и трудовой договор с ним не заключили.

Но Соколов сдаваться не собирался. Он раздавал интервью, в которых заявлял о коррупционности объединения, писал письма в Минюст и Минкультуры, требуя проверить законность слияния. И в конце концов объединение сорвалось: РАО отыграло назад, заявив, что слияние преждевременно, и отозвало свои документы.

Комментарии
Профиль пользователя