Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Телекому наносят тяжелое хранение

Во что обойдутся отрасли и бюджету антитеррористические поправки

Вчера Госдума окончательно приняла антитеррористический пакет главы думского комитета по безопасности Ирины Яровой. В самой сложной ситуации окажутся операторы связи — информацию о приеме и передаче данных им придется хранить три года. Необходимого оборудования для этого у них нет, а разовые расходы на организацию хранения голосовой информации составят триллионы рублей. Остались вопросы и у интернет-компаний, которым формально пошли навстречу, сократив срок хранения информации о передаче данных до года. Нормы о миссионерской деятельности Ирина Яровая переписала совместно с РПЦ, но под действие закона могут подпасть прежде всего нетрадиционные религиозные объединения.


Свой последний день работы в шестом созыве депутаты провели в приподнятом настроении. Коммунист Николай Коломейцев предложил, "дабы не омрачать скандалами заключительный день", все законопроекты отклонить. Но до скандалов не дошло даже при итоговом рассмотрении двух законопроектов Ирины Яровой. Один из них содержит поправки к Уголовному кодексу (вводится уголовная ответственность с 14 лет по террористическим статьям, по ним же увеличиваются сроки). При его рассмотрении только депутат Дмитрий Гудков пытался объяснить коллегам, что, например, вводить в УК статью "Содействие экстремистской деятельности" нельзя, поскольку ее смогут расширенно толковать: "Полина Данилевич из Смоленска опубликовала архивное фото собственного двора времен войны, из-за оккупации там была свастика. Девушка получила административный штраф и прошла по статье об экстремистской деятельности".

Второй проект Ирины Яровой вносит поправки в десятки законов, касающихся прав граждан (см. "Ъ" от 21 июня). Работа над ним шла до последнего момента, хотя ранее депутаты уже исключили из него норму о лишении гражданства судимых за терроризм и экстремизм (см. "Ъ" 24 июня).

Так, прямо в зале заседаний вчера была роздана поправка о снижении для интернет-компаний срока хранения информации о приеме и передаче данных с трех лет (как предлагалось в проекте первого чтения) до одного года.

При этом операторы связи аналогичную информацию должны будут хранить все же три года. Сами сообщения и те и другие должны будут хранить до шести месяцев (компании обязаны будут предоставлять ФСБ данные для декодирования шифрованных сообщений). Ранее в своем отзыве на проект снизить сроки хранения информации просил Белый дом. Эту позицию вчера еще раз озвучил представитель правительства Александр Синенко.

Правда, до конца осталось непонятным, за кого именно просило правительство — интернет-компании и операторов сотовой связи он назвал общим словом "компании" и попросил сократить для них срок хранения информации. Предложенный в проекте срок он назвал "избыточным", поскольку он "повлечет необходимость внесения больших расходов компаниям". После того как поправка Яровой была роздана в зале, господин Синенко сказал, что правительство "все претензии снимает".

Претензии, однако, остались у операторов связи. В МТС заявили, что сейчас нет оборудования, которое может обеспечить сбор и хранение голосовой информации в соответствии с требованием законопроекта. "Его создание поставит отрасль на грань коллапса. По нашим оценкам, разовые расходы операторов на организацию хранения голосовой информации и трафика персональных данных в течение шести месяцев составят триллионы рублей",— отметил представитель МТС Дмитрий Солодовников. При таких затратах операторы не смогут развивать сеть для абонентов, что может привести к деградации качества связи. "Подобные непомерные и неэффективные обременения бизнеса катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций",— согласны в "МегаФоне". В "Вымпелкоме" среди последствий принятия поправок называют значительное повышение тарифов на услуги.

Принятие закона может лишить большую тройку операторов чистой прибыли и оставит бюджет без налоговых отчислений. "Учитывая, что наша налоговая прибыль по итогам 2015 года составила 22,5 млрд руб., а налог на прибыль 4,5 млрд руб., при таких затратах мы не сможем платить налог на прибыль около 100 лет, а бюджет недополучит около 450 млрд руб.",— подсчитывали в МТС. В "МегаФоне" сообщали, что компания будет в налоговом убытке в течение пяти лет, что повлечет налоговые потери бюджета РФ в размере около 10 млрд руб. в год, или 50 млрд руб. за пять лет.

Остались вопросы и у интернет-индустрии. Конструктивного диалога не было, ни одно предложение отрасли не было учтено, констатирует представитель "Яндекса" Ася Мелкумова. "Неясен порядок и объем хранения сообщений пользователей, непонятно, что именно понимает законодатель под кодированием, так как любая информация, передаваемая в сети, кодируется, в том числе с использованием стандартных интернет-протоколов",— отметили в компании. По словам директора по внешним коммуникациям Rambler&Co Матвея Алексеева, в России нет оборудования, позволяющего выполнять требования закона, и от принятия закона выиграют зарубежные производители серверного оборудования. Кроме того, из-за обязанности предоставлять ФСБ ключи по декодированию шифрованных сообщений есть риск, что иностранные компании, оказывающие услуги российским интернет-пользователям, будут вынуждены уйти с рынка, говорит господин Алексеев.

Накануне рассмотрения в Госдуме правились и новые положения, регламентирующие миссионерскую деятельность. По словам источника "Ъ" в Госдуме, они были подготовлены РПЦ. Прежде всего корректировалось само понятие миссионерской деятельности, предложенное изначально Ириной Яровой. "Теперь она представляет уже не любую форму распространения веры, а только форму, которая имеет своей целью вовлечение граждан в религиозное объединение",— заявила "Ъ" глава юрслужбы Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега). В законе указали, что миссионерскую деятельность от имени религиозной организации вправе также осуществлять руководитель этой организации и член ее коллегиального органа. "По нашему мнению, данный закон будет применяться в отношении нетрадиционных религиозных объединений",— пояснила игуменья. Но если они ограничат деятельность религиозных организаций РПЦ, то РПЦ инициирует поправки.

Управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин Бендас сказал "Ъ", что у него остаются "вопросы, связанные, например, с запретом распространения информации о вероучении в жилых помещениях": "Только в Москве при общинах РОСХВЕ существуют более 1,5 тыс. домашних церквей, когда среди недели богослужения совершаются в квартирах и домах верующих. И такая практика — по всей стране. В условиях катастрофической нехватки храмов это жизненно необходимо". Совет муфтиев России вчера выразил озабоченность тем, что поправки и в нынешнем виде могут "задеть и интересы" официальных религий.

Софья Самохина, Роман Рожков, Анна Балашова, Павел Коробов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение