Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Санкции — не главное препятствие в определении нашего экономического курса»

Президент РСПП Александр Шохин в интервью «Ъ FM»

от

Российские власти не могут определиться по судьбоносным вопросам для бизнеса. Об этом «Коммерсантъ FM» заявил президент РСПП Александр Шохин. О том, чего ожидает бизнес-сообщество от правительства и президента, он рассказал в интервью политическому обозревателю «Коммерсантъ FM» Дмитрию Дризе на Петербургском международном экономическом форуме.


— Традиционно бизнес, наверное, ждет от власти каких-то сигналов на этих форумах, и хочет донести нечто свое, свои чаяния, свои пожелания. Какие чаяния и пожелания вы хотите донести до президента и что от него услышать?

— Мы регулярно проводим опросы членов РСПП, и в последние годы на первое место выходит проблема непредсказуемости и неопределенности экономической политики. Это действительно связано не только с ценами на нефть, с геополитикой, с санкциями и так далее, но и наши власти не могут по многим судьбоносным для бизнеса вопросам определиться.

Возьмем, к примеру, налоговую политику. Президент обещал до 2018 года не повышать налоги — замечательная идея. Правительство, ну, пытается, конечно, кое-что сделать, и расширить налоговую базу, не повышая ставки, или интерпретирует указания президента таким образом, что налоги не повышаем, зато неналоговые платежи можно какие-то повысить, в том числе и экологические. Классический пример — это «Платон». Тем не менее, в целом указания выполняются. А что будет после 2018 года?

— Недолго осталось, по большому счету.

— Осталось недолго. Все то, что бизнес получил до 2018 года, будет потом переложено в повышение налогов, или политика неповышения фискальной нагрузки будет продолжаться? Непонятно.

— Ответа нет, или какие-то намеки есть?

— Ответа нет, намеки есть, но намек — это еще не решение. Мы поэтому от Петербургского форума, как и, наверное, многие, ждем выступления президента. Дело не во власти в целом, что бы министры ни говорили, но если президент даст установку, выступая на пленарной сессии, о том, что будет после 2018 года, безусловно, можно уже как-то планировать бизнес-процессы. Кстати, мы видим, что стратегическое мышление у компаний гораздо выше, чем у правительства.

— Правительством все недовольны, кого ни спроси, все ругают.

— Кого же еще ругать, как ни правительство? Это традиция. Не президента же ругать. Даже оппозиция думская или внесистемная оппозиция считает, что правительство ругать — это хороший тон, а президент для всех, естественно, является незыблемой фигурой.

— А вам не кажется, что президент сейчас очень сильно занят внешней политикой, и на экономику времени не остается? И все целиком у правительства, у советников, которые, определяют основные направления.

— Кого вы имеете в виду?

— Помощников, советников. Белоусова я имею в виду, Кудрина.

— Кудрин, на мой взгляд, пока еще не определяет.

— Не определяет, но хочет, наверное, определять.

— Он хочет определять, безусловно. И буквально через неделю собирает очередное заседание своей рабочей группы по стратегии. Кстати, когда мы первый раз собирались в мае месяце, я тоже член экономического совета, президиума экономического совета, и Алексей Леонидович меня включил в состав своей стратегической группы как заместитель председателя экономического совета. И мы первый раз собрались буквально за два дня до заседания президиума экономического совета, которое было 25 мая, и пообсуждали три доклада. Я выступал уже в конце. Я хочу не по существу этих докладов выступить, а по процедурам.

Мне кажется, 19 июня, когда мы проведем заседание президиума под руководством президента, неопределенность экономической политики усилится. Потому что настолько у экспертов разные взгляды: то ли печатать ежегодно 1,5 трлн руб., то ли дефицит бюджета довести до 1%, а инфляцию до 3% в ближайшее время.

— Что будет-то в итоге? Придут они когда-нибудь к согласию?

— По-моему, безнадежное дело. Я сам провел полтора десятка лет в академических структурах науки и хорошо знаю, что к согласию ученым очень трудно прийти и экспертам, поэтому нужна политическая воля. Она есть, на самом деле. И она выражается в политике Минфина и Центрального банка. Политика проводится, президент ее поддерживает. А на счет дискуссий, которые идут — во-первых, президент, по словам Алексея Леонидовича Кудрина, инструктировал таким образом, что к середине следующего года надо подготовить программу. А это значит, что эта программа к президентским выборам. Вообще-то говоря, жизнь-то и сейчас имеет место.

— Это опасно, потому что либеральный курс все критикуют. Другой не придумали. И половинчатые меры, наверное, опасны.

— Ровно это я и хотел сказать. Очень опасны половинчатые меры. И даже дискуссия о том, что можно шаг влево, шаг вправо сделать. Понятно, что перед парламентскими выборами. Может, лучше и затуманить намерения правительства и дискуссии перенести на октябрь месяц. Тем не менее в октябре месяце уже надо принимать бюджет. И бюджет следующего года и трехлетки будет, видимо, довольно жестким и либеральным, если можно так сказать, ориентированным на максимальное сокращение расходов. И беда, на самом деле, в том, что мы при этом курсе отодвигаем структурные реформы. Взять ту же пенсионную систему, очередной раз мы заморозим накопительную часть пенсий. В то же время нужно принимать решения, что делать с накопительной частью пенсии, что делать с пенсионным возрастом и так далее.

— Давайте кратко подведем итог.

— Резюме такое: коль скоро мы с вами на Петербургском форуме находимся, то мы все с нетерпением ждем выступления президента. И в этом выступлении, мне кажется, главная мысль, которою мы ждем, должна быть той, что санкции — это не главное препятствие в определении нашего экономического курса. Главная проблема, как говорится, в головах.

Комментарии
Профиль пользователя