Коротко

Новости

Подробно

19

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Не те отожгли

Фанаты отметили единственный гол России файером

от

Сборная России в своем втором матче на чемпионате Европы проиграла в удивительно мирном Лилле — 1:2 — словакам. Пропустив два гола в первом тайме, она резко преобразилась в лучшую сторону во втором, но догнать соперников не успела. Но собственно поражением неприятности российской команды не ограничились: в конце встречи кто-то из альтернативно одаренных болельщиков все-таки зажег в российском секторе файер. К превращению дисквалификации сборной России из условной в реальную это не приведет, но UEFA вполне может пойти на закрытие российского сектора в последней игре россиян, в которой им будет противостоять Уэльс. Собственно, после нее и определится турнирная судьба команды Леонида Слуцкого. С подробностями из Франции — корреспонденты “Ъ” АФСАТИ ДЖУСОЙТИ и АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ.


Включенный с утра на одном из английских каналов телевизор, показав картинку стадиона Pierre-Mauroy, бодро отрапортовал о том, что впереди нас ждет dark day — «черный день», и сопроводил ее подборкой ночных кадров. Вот в пивной кто-то на кого-то кидается, вот полицейские распыляют газ, разнимая драку, вот люди бегут по узенькому переулку… Опять английские (теперь в содружестве с валлийскими) фанаты против русских. Россия играет в пригороде Лилля Вильнёв-д’Аске со Словакией, Англия спустя сутки — неподалеку, в Лансе, который по московским понятиям тоже, по сути, пригород,— с Уэльсом. Значит, новые столкновения неминуемы.

На самом деле с этим словом dark ассоциировалось разве что пасмурное небо. В остальном утренний Лилль выглядел вполне мирным. Чуточку замусоренным, с попадающимися на мостовой разбитыми бутылками, но — вполне мирным. Совсем не таким, каким был Марсель в прошлую субботу, когда там бушевали фанатские войны. В Марселе запах опасности исходил из любого переулка. Здесь он почти не чувствовался. И даже по виду попадавшихся навстречу людей в английских, валлийских или российских цветах можно было с уверенностью сказать: эти воевать не собираются. И уж точно не собиралась воевать группа седовласых мужчин в майках словацкой сборной, которые возле Pierre-Mauroy пели под аккордеон о чем-то своем, веселом.

О введенном режиме получрезвычайного, что ли, положения, анонсированном и МВД Франции, и властями департамента Нор, напоминал более суровый по сравнению с привычным контроль на входе на стадион да еще большее по сравнению с обычным количество полицейских в «боевой» экипировке на его территории. На марсельском Velodrome они скромно прятались где-то в закоулках, за кустами, теперь расправили крылья, почувствовали себя важной составляющей чемпионата Европы.

А на поле между тем появились сборные России и Словакии. И стартовый состав российской команды оказался полностью идентичен тому, что выцарапал ничью у англичан в Марселе. Неожиданность это была или нечто абсолютно предсказуемое — непонятно. С одной стороны, неидеальная игра российской команды в Марселе вроде бы намекала на какие-то кадровые корректировки. С другой — в матче именно против словаков наличие в основе трех форвардов и вообще мощной группы атаки представлялось куда более логичным, чем в матче против англичан. Ясно же, что это в предыдущей встрече ничья представлялась исходом желанным, в этой — в голове надо было держать победу.

Примерно через четверть часа после начала матча очертания этой грядущей, такой сладкой, победы стали видны более или менее отчетливо. Пережив неприятный эпизод с ударом Марека Гамшика рядом с девяткой, сборная России заиграла почти в тот же футбол, что играли с ней англичане. В такой футбол играют команды, ощущающие свое превосходство.

Взгляд на поле выхватывал множество приятных сюжетов. Он выхватывал Артема Дзюбу, накручивающего в штрафной чужих защитников; Игоря Смольникова, носящегося справа скоростным поездом TGV и догоняющего мячи, которые словаки считали безнадежно потерянными для сборной России; Олега Шатова, по-хозяйски дирижирующего нападением.

Взгляд на экран ноутбука со страничкой статистики также замечал исключительно приятные цифры. К середине первого тайма преимущество российской сборной по числу метких передач было двукратным. По владению мячом — близким к нему. Конечно, значительная часть передач делалась на своей половине, а владение, давно известно, в современном футболе не гарантия успеха даже для «Барселоны». Но от ощущения, что преимущество у сборной России, никуда было не деться.

А слух тем временем ловил крики сидевших неподалеку английских комментаторов. Они были уверены, что гол близок. И под эти крики россияне провели замечательную атаку, под занавес которой Артем Дзюба оттер широким плечом оппонента и отдал мяч в центр Федору Смолову. Этой бы атаке — такое же четкое завершение. Но Смолов пальнул рядом со штангой. Тренер сборной России Леонид Слуцкий на скамейке схватился за голову, и его досада была понятна. Как и восторг английских комментаторов — все же четкость, красота тут были налицо.

А вскоре гол состоялся. Только не в те ворота, в которые, как казалось, должен был быть забит. Про то, что, играя со словаками, надо прежде всего помнить о Мареке Гамшике, их единственной суперзвезде, говорилось много. Наверное, россияне о нем помнили. Но никто не смог помешать Гамшику сотворить изумительный пас от центральной линии на выход Владимиру Вайссу. Пас-конфетка лег Вайссу на ногу, а дальше тот, благо с техникой у него все в порядке, нехитрым финтом убрал с дороги Сергея Игнашевича вместе с Игорем Смольниковым и положил мяч в сетку.

А после этого гола взгляд на игру сборной России ловил уже совершенно не те нюансы, что несколько минут назад. Ну да, наседаем. Но чересчур часто теряем мяч. Чересчур часто оставляем словакам площадку для разгона — для того, чтобы выпрямить свою сжатую, может быть, специально пружину. И какой тогда толк от статистического превосходства?

Новая беда и вправду пришла, когда перерыв уже был рядышком. Словаки заработали угловой, как-то лениво разыграли его, что, если верить наставнику словацкой команды Яну Козаку, было домашней заготовкой, поскольку российская сборная, как отметил тренер, очень неуверенно чувствует себя при оборонительных действиях после стандартов. И тут Гамшик, находясь где-то сбоку от ворот, в позиции, не сулящей ничего смертельно острого, резко, как хлыстом, крутанул мяч в угол — и попал идеально. Мяч залетел в ворота, стукнувшись о стойку. То есть уже имевшийся в активе гениальный пас Гамшик сдобрил гениальным голом. Сборной России вовсю засветил тот самый dark day. Но — не по вине ее фанатов, а по своей собственной, с чем потом соглашались все без исключения игроки сборной.

Исправлять положение Леонид Слуцкий ринулся уже во время отдыха. В перерыве он не просто совершил две замены — он заменил целое звено. Всю опорную зону, вместо Романа Нойштедтера и Александра Головина выпустив Павла Мамаева и Дениса Глушакова. Ход смотрелся признанием своей — тренерской — грандиозной ошибки. Это ведь опорная зона в первую очередь обязана была сковать Гамшика. Не тех поставил… В принципе на послематчевой пресс-конференции Слуцкий пусть не прямо, но признал, что выбор стартового состава мог быть и поудачнее, заметив, что в последней игре групповой стадии в нем вполне вероятны перестановки. Он, правда, искал в игре и положительные моменты, отмечая, что, например, трио форвардов создало достаточно моментов, но с их реализацией были сложности.

Второй тайм долго не дарил оптимизма. Прошло десять минут, а английские коллеги формулировали короткое резюме: «Россия идет вперед, но у нее мало что получается. С такой игрой ей, кажется, не взять очки». После этой фразы Смолов вдруг очутился прямо перед воротами, а мяч вдруг плотно лег ему на ногу. Удар в касание был убойным, без вариантов для голкипера Матуша Козачика, но на пути мяча возникла нога защитника Яна Дюрицы. Неудача, но по крайней мере какой-то лучик надежды — шансы, если стараться, придут.

А Леонид Слуцкий продолжал искать варианты — вместо Александра Кокорина он отправил на поле Романа Широкова. А тем временем Василий Березуцкий, российский спаситель в Марселе, автор принесшего ничью гола в дополнительное время, принялся все чаще выдвигаться на передовую. Давление сборной России было уже очевидным — как и стремление словаков играть на отбой.

Так что ничего удивительного в том, что однажды отбиться им не удалось, не было. Очередной вынос уперся в отчаянный российский прессинг, и мяч в итоге достался Олегу Шатову, чей навес на Дениса Глушакова был исключительно аккуратным. Партнер не подвел, головой отправив мяч в створ. И лучик надежды трансформировался в слепящий глаза сигнал мощного прожектора.

Концовка, эти десять минут, длилась для словацких болельщиков, наверное, целую вечность. Их только что такая собранная, такая уверенная в себе команда представляла собой жалкое зрелище. Единственная идея, исходившая из ее футбола, заключалась в том, что надо отскочить любой ценой — без изысков, не пытаясь зацепиться за мяч, не пытаясь вновь организовать Гамшику простор для творчества. Какой там Гамшик! Собственно, и сам герой матча позже сетовал на то, что его команда слишком «заметно просела» во втором тайме.

Но сейчас все это уже не имеет никакого значения. Ведь словаки все-таки продержались и свои три очка взяли. А сборная России не взяла ни одного, хотя, как ни странно, трагическим ее положение в группе все равно пока назвать нельзя — вне зависимости от того, как в четверг сыграют в Лансе валлийцы с англичанами. Ее судьба в любом случае решится лишь 20 июня в Тулузе, где в заключительном туре россияне сыграют с командой Уэльса.

Это — если, разумеется, Союз европейских футбольных ассоциаций закроет глаза на зажженный после гола Глушакова на российской трибуне Pierre-Mauroy файер. Как и кто сумел его пронести на трибуну, если учитывать антураж, предшествовавший игре, все эти многочисленные проверки зрителей перед входом на стадион, клятвенные заверения французских властей о том, что уроки Марселя усвоены и ничего подобного больше не повторится, непонятно. Впрочем, может, дело не в неумении французских секьюрити искать запрещенные предметы, а в умении российских фанов проносить запрещенные предметы через самые плотные кордоны. В любом случае организаторам стоило бы все-таки принять меры по недопущению подобных случаев. Об этом вчера говорил и министр спорта РФ Виталий Мутко, заметивший, что он не может обыскать каждого российского болельщика, и напомнивший, что это зона ответственности полиции.

Как бы ни было, а недалекие люди, назовем их так, пронесшие пиротехнику на стадион, сделали сборной России «подарок». Ведь UEFA ясно предупредил, что в случае повторения на стадионах противоправных действий российскими болельщиками наша команда будет отправлена домой. Впрочем, на статью «массовые беспорядки», а она и была самой тяжелой в деле, открытом в отношении Российского футбольного союза, один файер, понятно, не тянет. Так что реальная дисквалификация сборной России не грозит. Другое дело, что UEFA может прибегнуть к широко используемому в последнее время наказанию в виде закрытия фан-сектора. То есть под угрозой находится не столько сборная России, а болельщики, которых могут не пустить на стадион. А поддержка нашей сборной в последнем матче группового этапа против сборной Уэльса (игра состоится 20 июня в Тулузе) будет нужна как никогда. Ведь турнирное положение таково, что только победа над Уэльсом может вывести команду Леонида Слуцкого в play-off.

Афсати Джусойти, Алексей Доспехов

Комментарии
Профиль пользователя