Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

От аза до ЕГЭ

Патриарх Кирилл дал рекомендации в сфере словесности

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл провел вчера первый съезд Общества русской словесности. Организация, образованная два месяца назад по просьбе Владимира Путина, призвана заниматься изучением и защитой русского языка — и патриарх дал понять, что в статусе ее лидера теперь может влиять на образовательную политику государства. Так, глава РПЦ вчера раскритиковал "вкусовщину и неоправданное стремление к реформам в образовании", прозрачно намекнув на "непрофессионализм" их авторов, сидевших перед ним. Он заявил, что "тестовый формат ЕГЭ" должен быть разбавлен устными вопросами, а потом потребовал создать "золотой канон" произведений литературы для изучения в школе. Полномочия патриарха фактически подтвердил глава государства, пообещавший новому обществу "самую серьезную поддержку".


Патриарх Кирилл объявил о создании Общества русской словесности в конце марта. Тогда он подчеркнул, что об этом попросил президент Владимир Путин. На вчерашнем съезде общества глава РПЦ не удержался и еще раз поделился воспоминаниями о том, как это произошло. "Повестка дня патриарха насыщенна, и каких-то свободных мест практически не существует. Но когда Владимир Владимирович обратился ко мне с таким предложением, я подумал, взвесил это предложение, помолился и принял его,— рассказал патриарх Кирилл.— Следует в моей повестке дня найти непременно место для того, чтобы иметь возможность сосредоточиться, подумать, почитать, проанализировать, прочувствовать те проблемы, которые сегодня стоят перед народом, страной, литературным и научным сообществом, перед школой".

Глава церкви большую часть речи посвятил вопросам образования. В зале присутствовали два министра образования и науки: действующий, Дмитрий Ливанов, и его предшественник Андрей Фурсенко. Коллеги сидели в одном ряду, но практически демонстративно на максимальной дистанции — заняли крайние левое и правое кресла. Строго глядя в их сторону, патриарх заявил о недопустимости "вкусовщины и неоправданного стремления к реформам образования". Тут поднялся шквал аплодисментов, в котором потонули слова о "непрофессионализме" авторов реформ. Патриарху хлопал весь зал, кроме, разумеется, Андрея Фурсенко и Дмитрия Ливанова. Так глава РПЦ дал понять, что в качестве руководителя Общества российской словесности получил возможность корректировать образовательную политику государства.

Первым делом он высказался по поводу ЕГЭ, причем не преминул заметить, что узнал о подобной системе еще в 1978 году в Финляндии (управлял там патриаршими приходами). Патриарх отметил, что ЕГЭ "большие уж слишком нарекания вызывает и у родителей, и у детей, и у педагогов своей тестовой системой". Он предложил дополнить экзамены "устным компонентом", поскольку "ставить только крестики недостаточно". После этого первоиерарх высказал мнение и по другой образовательной теме. Напомним, уже несколько лет в учительском сообществе обсуждается вопрос списка литературных произведений, обязательных для изучения в школе. Одни педагоги считают, что главная задача уроков литературы — привить ребенку любовь к чтению и умение обсуждать прочитанное. Они предлагают сократить обязательную часть и разрешить проходить на уроках подростковую литературу, а большую часть классики "оставить на вырост". Другая группа учителей выступает за жесткий список, состоящий из классической русской литературы: без современных авторов — но с произведениями Радищева и Чернышевского (см. "Ъ" от 11 ноября 2014 года). Вчера в этой дискуссии была поставлена точка. "Не надо бояться слова "вариативность",— дипломатично сказал патриарх Кирилл.— Другой вопрос: из кого выбирать?" Он предложил составить обязательный "золотой канон текстов", из которых учитель сможет выбрать, что изучать. Современная литература, по-видимому, в этот список не попадет: глава церкви предостерег от увлечения "чисто концептуальными текстами, интересными в данный момент". Сам он признался, что перечитывает не только Достоевского, но и Толстого и даже чувствует себя их соавторами.

Наткнувшись в тексте свой речи на слово "тренд" патриарх предостерег аудиторию от "использования, часто совершенно нелогичного, неоправданного, английских слов". "Почему латинское слово "тенденция" заменили английским "тренд"? Объясните мне, образованные люди",— обратился к собравшимся патриарх. Образованные люди ответили аплодисментами.

Дмитрий Ливанов также выступил со сцены. Он не решился поправить патриарха хотя бы по теме ЕГЭ — обычно господин Ливанов не устает подчеркивать, что госэкзамен уже некорректно называть "тестами". Министр спокойно, без выражения начал зачитывать протокольный доклад о состоянии дел в российском образовании, но избежать конфликта ему так и не удалось. Он неосторожно заявил, что современная школьная программа лучше советской, поскольку тогда русский язык не был обязательным для изучения в старших классах. Зал отреагировал недоуменным гулом, который через несколько секунд превратился в настоящий шквал возмущения. Собравшиеся начали с мест кричать министру, что прекрасно помнят, как учили русский язык до самого выпускного. Масла в огонь подлила глава Российской академии образования Людмила Вербицкая. Она гордо заявила Дмитрию Ливанову, что "в советское время русский язык изучался до конца школьного курса". "Я прекрасно помню, я оканчивал школу в 1984 году..." — начал отвечать ей министр, но в зале вновь поднялся шум. Патриарху пришлось мягко успокоить свою паству, и министр дочитал доклад, непринужденно улыбаясь. Впрочем, неудачное выступление не прошло даром: через несколько часов, на совещании, Дмитрий Ливанов в резкой форме уволил сразу двух ректоров крупных вузов — Игоря Минервина из Сахалинского государственного университета и Александра Ситникова из Алтайского государственного технического университета имени Ползунова.

"Вы можете рассчитывать на самую серьезную поддержку со стороны государства",— подтвердил на закрытии съезда президент Владимир Путин. "Вопросы русского языка и литературы заслуживают, может быть, и большего, чем сделано до сих пор,— сказал он.— Сбережение русского языка, литературы и нашей культуры — это вопросы национальной безопасности, сохранения своей идентичности в глобальном мире".

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя