Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Collezione Maramotti, Reggio Emilia

Музей как автобиография

Анна Толстова о фонде Collezione Maramotti в Реджо­-Эмилии

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 28

В Реджо-Эмилии начался ежегодный фестиваль Fotografia Europea. Фестиваль превращает город в нечто вроде биеннальной Венеции: все дворцы и монастыри открыты — в их залах сейчас выставлена мировая фотография. Одна из лучших фотовыставок проходит в фонде современного искусства Collezione Maramotti — впрочем, он и так всегда бесплатно открыт для посетителей.


На протяжении многих веков Реджо-Эмилия была для итальянцев городом Лудовико Ариосто. Но если сегодня спросить на улице первого встречного эмилианца, кто самый знаменитый уроженец Реджо, то, скорее всего, ответ будет: Акилле Марамотти. И правда, что такое "Неистовый Роланд" в сравнении с мировой империей MaxMara в наш консюмеристский век? Штаб-квартира модного дома MaxMara, основанного Акилле Марамотти в 1951 году, по-прежнему расположена в Реджо-Эмилии, только на новом месте. Что же касается старой штаб-квартиры, где с середины XX до начала XXI века помещались дизайнерские мастерские и швейные цеха MaxMara, в ней теперь открыт фонд современного искусства Collezione Maramotti, радикально изменивший музейную карту Реджо-Эмилии — и самого города, и одноименной провинции.

Реджо-Эмилия давно славилась экзотическими музеями и коллекционерами с причудами. Наиболее знаменит, конечно, чарующий палаццо Сан-Франческо с богатейшими естественнонаучными собраниями великого ученого Ладзаро Спалланцани, первым доказавшего, что функцию оплодотворения в семени выполняют сперматозоиды. Но и городская картинная галерея, основанная выдающимся авантюристом Луиджи Пармеджани, тоже заслуживает внимания. В юности анархист Пармеджани вынужден был бежать в Лондон после неудачного покушения на двух депутатов-социалистов — эмиграция превратила его из итальянского революционера в парижского антиквара, наладившего вместе с испанским художником и коллекционером Игнасио Леоном-и-Эскосурой производство декоративно-прикладных фальшивок в готическом, ренессансном и маньеристском стилях. (Сейчас эти подделки тоже сделались предметом коллекционирования и стоят чуть ли не дороже древних оригиналов.) Галерея Пармеджани помещается в прекрасном готическом дворце со стрельчатыми окнами, остроконечной башенкой и злобными горгульями на цепях — здание тоже фальшивое, выстроено в 1920-х, зато фасад украшен подлинным ренессансным порталом из одного валенсийского дворца. Несмотря на репутацию основателя, в музее множество подлинников, в том числе превосходные Эль Греко и Хусепе де Рибера, но самое интересное — не это, а замечательные сцены из жизни XVII и XVIII веков, написанные Леоном-и-Эскосурой.

Работы Ансельма Кифера и Этторе Колла

Фото: Collezione Maramotti, Reggio Emilia

Причудой Акилле Марамотти стало современное искусство: юрист по образованию, он начал собирать современников-итальянцев сам — на свой вкус, страх и риск — и лишь позднее, в середине 1970-х, подружившись с критиком и галеристом Марио Диаконо, приобрел верного советника. Надо сказать, вкус основателя MaxMara не подводил: Лучо Фонтана и Альберто Бурри, Пьеро Мандзони и arte povera, Сай Тумбли и Марио Скифано, Ансельм Кифер и "капиталистические реалисты", Герхард Рихтер и Зигмар Польке, итальянский трансавангард, немецкие "новые дикие", молодые художники круга Энди Уорхола вроде Жан-Мишеля Баскья и Джулиана Шнабеля, нео-гео, пост-поп и pittura colta, Майкл Крейг-Мартин и Эллен Галлахер... Марамотти приходилось много путешествовать по Европе и США — из деловых поездок он обычно возвращался с покупками, так что собрание быстро переросло национальные рамки. У него было какое-то безупречное чутье на новую живопись, которую не просто будут носить в этом сезоне, но и возьмут в будущее — в своем выборе он подчас опережал профильные музеи. Многие картины из коллекции основателя MaxMara висели прямо на фабрике — кажется, Марамотти верил в волшебную силу современного искусства, что оно способно вдохновлять дизайнеров и рабочих. Но к концу 1990-х стало понятно, что собрание нуждается в музее, а компания — в новом помещении, и музеем стало историческое здание MaxMara середины 1950-х, которое считается одним из первых памятников брутализма в Эмилии-Романье. Изящно реконструированное британским архитектором Эндрю Хэпгудом, оно превратилось в публичный музей в 2007 году — основатель не дожил до открытия Collezione Maramotti двух лет. Но трое детей Акилле Марамотти, унаследовавшие империю MaxMara, продолжают меценатское дело отца.

Директор Collezione Maramotti Марина Даччи уверена, что проблема большинства частных музеев в том, что они пытаются рассказывать историю искусства и, как правило, проигрывают государственным музеям. Именно поэтому постоянная экспозиция Collezione Maramotti рассказывает другую историю — историю страсти коллекционера. Иногда она и правда совпадает с историей современного искусства — просто Марамотти, рано разглядевший Янниса Кунеллиса, Энцо Кукки, Сандро Киа и многих других, внимательно следил за ее ходом. Но никогда не собирал имена ради имен — трудно сказать, как сложилась бы судьба изумительного эмилианского концептуалиста Клаудио Пармиджани, ставшего позднее фаворитом таких "звездных" кураторов, критиков и философов, как Жан Клер, Жан-Люк Нанси и Жорж Диди-Юберман, если бы не дружба и поддержка Марамотти.

Два этажа постоянной экспозиции, которая практически не меняется, устроены таким образом, что внизу выставлены итальянцы и немцы, а наверху — американцы и англичане. И site-specific инсталляция нью-йоркского итальянца Вито Аккончи "Две или три структуры, зацепившие комнату, чтобы поддерживать политический бумеранг" (для показа этого аудиовизуального лабиринта воспроизводится интерьер болонской галереи Марио Диаконо, где его выставляли в 1978 году) служит своего рода связкой между Старым и Новым Светом. Но внимательный зритель и так сможет обнаружить множество параллелей между искусством романо-германского и англо-американского миров.

Зритель, кстати, может посетить коллекцию совершенно бесплатно — нужно только зарегистрироваться на сайте Collezione Maramotti, указав удобное время. Пускают небольшими группами (не более 25 человек) в сопровождении гида — научного сотрудника музея. Впрочем, гид не будет докучать отскакивающим от зубов стандартным экскурсоводческим текстом, а лишь сообщит самые общие сведения о собрании и потом — по мере надобности — ответит на вопросы. Строгости с регистрацией относятся только к постоянной экспозиции — посмотреть временные выставки можно без предварительной записи и тоже бесплатно. Временные выставки делаются как из фондов музея (в постоянной экспозиции чуть более 200 картин, скульптур и инсталляций, а всего Акилле Марамотти собрал около 7 тыс. работ), так и из новых приобретений, ведь наследники основателя, не утратившие фамильный вкус к живописи, продолжают пополнять коллекцию.

Паоло Симонацци. «Бомпорто (Модена)», 2006 год

Фото: Collezione Maramotti / © Paolo Simonazzi

Среди последних открытий Collezione Maramotti — американка Анна Конвэй, мастерица сюрреалистических обманок, в которых стирается граница между пейзажем и интерьером. Другое открытие — болонская постконцептуалистка Клаудия Лози, чья инсталляция-травелог, посвященная путешествию на заброшенный архипелаг Сент-Килда, превращается в книгу художника. Такой интерес к женскому искусству неслучаен. Еще в 2005 году Collezione Maramotti совместно с лондонской Whitechapel Gallery учредили художественную премию MaxMara для женщин (MaxMara Art Prize For Women): ее вручают начинающим художницам, живущим в Великобритании. Шесть месяцев призеры проводят в Италии — по итогам резиденции они создают нечто, что выставляется в Whitechapel Gallery и в Collezione Maramotti.

Еще один интерес Collezione Maramotti — современный танец: время от времени какой-нибудь из знаменитых хореографов делает постановку специально для музея, работая с его архитектурой и экспонатами. Так, в 2013 году, когда в Городском театре Валли готовилась итальянская премьера балета "Atomos" Уэйна Макгрегора, в Collezione Maramotti пригласили звезду британской хореографии и его труппу Random Dance — Макгрегор поставил танцевальный перформанс "Scavenger", вдохновляясь пространством и работами Ансельма Кифера, Барри Икс Болла и Клаудио Пармиджани. Танцевальные проекты — единственное, что доступно немногим зрителям, в целом же коллекция придерживается принципов демократизма. Такова и выставка в рамках фестиваля Fotografia Europea, темой которого в этом году стала Эмилиева дорога. В Collezione Maramotti показывают цикл фотографий Паоло Симонацци "Так близко, так далеко": врач по профессии и юморист по призванию, Симонацци отмечает мелкие детали городского быта родной Реджо-Эмилии острым глазом хорошего диагноста. И как будто бы стирает границы между любительскими снимками из какого-нибудь блога и работами великого Луиджи Гирри — между прочим, еще одного уроженца Реджо-Эмилии.

Коллекция Марамотти, Реджо-Эмилия, Италия. Анна Конвэй "Назначение", до 31 июля; Паоло Симонацци "Так близко, так далеко", до 31 июля; Клаудия Лози "Как мне вообразить, что я здесь?", до 16 октября

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя