Юристы в сети

Адвокат в Facebook — человек или представитель корпорации

На юридическом форуме в Санкт-Петербурге прошло обсуждение правил поведения юристов в социальных сетях: могут ли они высказывать свое мнение, размещать личные фотографии на своих страницах и должны ли придерживаться неких этических стандартов. Несмотря на то, что к единому мнению прийти так и не удалось, большинство участников конференции согласилось с тем, что основными принципами поведения должны стать самоограничение, логика и здравый смысл.

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ  /  купить фото

Сегодня в рамках VI Международного юридического форума в Санкт-Петербурге прошла конференция «Юристы в социальных медиа — между регулированием и здравым смыслом». Ее модерировали журналист, советник по PR юридической компании Pen & Paper Антон Красовский и экс-сенатор, а в настоящее время статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА) Константин Добрынин.

Обсуждение темы конференции проходило очень оживленно: спикеры перебивали друг друга, приводили не совсем этичные и корректные сравнения и примеры, вызывающие смех в аудитории, которая была забита до отказа. Модераторы отметили, что «сейчас все мы живем в новой реальности», где социальные медиа создают новые правила игры, с которыми юристам придется считаться и главным образом — через самоограничение.

Присутствовавший на обсуждении президент ФПА Юрий Пилипенко обмолвился о разработке палатой специального регламента поведения юристов в социальных сетях, на что получил вопрос от Антона Красовского: необходимо ли адвокату каждый раз запрашивать разрешение на публикацию поста в Facebook? Несмотря на то, что ответ был отрицательным, господин Пилипенко оговорился, что адвокаты — это корпорация, поэтому все ее члены должны соблюдать установленные правила, а за нарушение таких норм может последовать ответственность вплоть до лишения статуса.

— Зачем нужны еще правила, если все страна состоит из запретов и ограничений? — спросил у него Антон Красовский.

На это глава ФПА поделился соображением, что не хочет, чтобы граждане говорили «некоторые вещи об адвокатах».

— Адвокат не должен делиться собственным мнением? — поинтересовался журналист.

— Он может делиться, просто есть некоторые суждения, которые адвокатура посчитает плохими,— ответил Пилипенко, уточнив, что они не будут создавать нормы, определяющие критерии для плохих или хороших суждений.

В диалог включился Генри Резник, впоследствии попросивший не говорить о нем как об адвокате, поскольку все свои выступления и публикации в интернете он делает в личном качестве.

— Спорный посыл, что адвокаты тоже люди. Но мы тем не менее из этого исходим,— громогласно начал свою речь господин Резник и задался вопросом, является ли адвокат адвокатом 24 часа в сутки.

Он предложил четче разграничивать профессиональную деятельность, стандарты регулирования которой наработаны веками, и частную жизнь.

— У нас особенная власть, а позор нашей юстиции — заказные дела. Если дело политически или коррупционно мотивировано, правильно ли будет запретить адвокату высказывать свое мнение, говорить о произволе и взывать к общественности? — вопрошал Генри Резник.

— Это цензура? — поинтересовался Антон Красовский.

— Наши этические правила работают только в адвокатской деятельности. Мы за рамками этой деятельности в интернете такие же граждане. Никакие сети ничего не меняют, а за клеветнические высказывания будет соответствующая ответственность. О некотором усовершенствовании профессиональных правил можно подумать, но за их пределами вмешиваться нельзя,— ответил юрист.

Юрий Пилипенко на это заявил, что границы дозволенного могут отличаться, но Генри Резник продолжал настаивать, что ответственности адвоката за поведение в интернете быть не должно.

С такой позицией не согласилась генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Наталья Синдеева, рассуждавшая об аналогичном статусе журналистов в сетях.

— Если у тебя не закрытая сеть, то де-факто социальная сеть приравнивается к СМИ. Журналист остается журналистом вне редакции, даже в постели, когда транслирует происходящее в Facebook. Все регулируется здравым смыслом, у нас в редакции негласно существуют этические принципы,— рассказала госпожа Синдеева.

По ее мнению, в любом публичном выступлении журналисту необходимо помнить об ответственности и соблюдать закон о СМИ, и, хотя в редакции «Дождя» нет документов, регулирующих поведение сотрудников в соцсетях, а есть только этика, у руководства телеканала все же есть право сделать сотруднику замечание и даже уволить.

В середине спора по Skype к дискуссии подключилась директор департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова, которую Антон Красовский представил как «лицо власти в нынешних медиа». Связь с ней прерывалась трижды, но в итоге госпожа Захарова сама позвонила модератору по телефону и сообщила присутствующим, что «соцсети — это как ток-шоу», а сама она воспринимает их как место, где можно и выразить свою экспертную оценку, и «запостить» фотографии цветов из сада или свои из спортзала. Впрочем, в отношении официальных заявлений Мария Захарова заявила, что их она делает только за трибуной МИДа. Она посетовала, что многие недовольны соседством на ее странице личных и официальных фотографий и считают, что должно быть только что-то одно. «Но откройте “Коммерсантъ”, “Известия”, “Комсомольскую правду” — везде есть разные рубрики. Разноголосица позволяет показать, кто ты. Социальная сеть — это мое маленькое СМИ. Я имею право на свое личное мнение»,— настаивала Мария Захарова.

Юрий Пилипенко призвал найти компромисс между правилами и свободой волеизъявления: «Мы не должны сопоставлять свободу и правила. Свобода без правил невозможна». А посол Австрии в РФ Эмиль Брикс призвал обратить внимание в первую очередь на защиту российских журналистов от государства, а если уж определять правила поведения для юристов, то ограничиться общим принципом «не заходить слишком далеко».

Партнер адвокатского бюро КИАП Андрей Корельский предположил, что, возможно, участники конференции сейчас обсуждают будущий проект закона, который может появиться лет через десять: «Может, и посты в пьяном виде писать уже нельзя будет». На это Констанин Добрынин ответил, что со скоростью работы нынешнего созыва Госдумы «через десять лет это будет уже правоприменительной практикой».

Под конец встречи Антон Красовский спросил Генри Резника:

— Если примут такие правила, вы уйдете из профессии?

— Если они будут приняты с большого бодуна, мы пойдем в суд и оспорим их. Адвокатура сейчас у нас отделена от государства больше, чем церковь.

— У священников такая же проблема: выкладывает фотографию матушки с пляжа, а паства не хочет этого видеть,— заметил Константин Добрынин. По итогам дискуссии общий рецепт поведения для юристов в соцсетях так и не был выработан, но большинство присутствующих сошлись на том, что нужно руководствоваться логикой и здравым смыслом.

Андрей Райский, Санкт-Петербург

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...