Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Холостая энергия

"Business Guide ERAECO 2016". Приложение от , стр. 6

Согласно экспертным оценкам, российская промышленность не использует половину возможностей для экономии энергоресурсов. Поддержка на государственном уровне и развитие лучших практик корпоративного энергоменеджмента позволят улучшить энергоэффективность. Инструменты господдержки пока не заработали, но существующая сегодня в России практика корпоративного применения международных стандартов позволяет добиться экономии ресурсов с помощью управленческих техник.


Алексей Шаповалов


Энергоемкое и бесхозяйственное


Экономика России остается энергорасточительной. В 2013 году, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), страна вошла в четверку мировых экономик, на которые приходится максимум потребления энергии. Наша страна расходует 5% от всей вырабатываемой в мире электроэнергии.

Опубликованный в марте отчет МЭА об энергоэффективности в 2015 году свидетельствует, что с 2003 по 2013 год потребление энергии в РФ сокращалось лишь в жилищно-коммунальном хозяйстве. И хотя энергетическая интенсивность (параметр оценки энергоэффективности) экономики за этот период снизилась на 23%, опережая аналогичный показатель в странах ЕС, успехи России выглядят хуже, чем Бразилии, Индии и Китая.

По данным Центра по эффективному использованию энергии (ЦЭНЭФ), доля промышленности в потреблении энергии в 2011 году составляла 26%, а с учетом использования топлива на неэнергетические нужды — 32%. При этом энергоемкость промышленного производства в 2000-2011 годах снижалась на 4,5%, а индекс энергоэффективности ЦЭНЭФ — только на 2,9% в среднем в год. "На фактор совершенствования технологической базы пришлась только небольшая доля снижения энергоемкости промышленности. В основном же она снижалась за счет изменения структуры производства, колебаний загрузки производственных мощностей, изменения цен на энергоносители и погодных условий",— отмечают аналитики центра.

В 2008 году Россия находилась на 108-м месте из 132 стран по уровню эффективности использования энергии в промышленности. И хотя за 2000-2011 годы технологические разрывы с лучшими зарубежными показателями несколько сократились, в целом они остаются значительными. Так, в производстве кокса такой разрыв составляет 1,4 раза, чугуна и электростали — 1,9 раза, проката — 3,7 раза, удобрений — 1,5 раза, целлюлозы — 1,6 раза, бумаги — 1,5 раза, клинкера — 2 раза.

"Даже при сравнительно низких ценах на топливо и энергию их доля в себестоимости промышленной продукции в России выше, чем во многих развивающихся странах",— добавляют аналитики центра.

В 2011 году технический потенциал экономии энергии в российской промышленности при реализации мероприятий по экономии компаниями и активной господдержке оценивался ЦЭНЭФ в 194 млн тут (тонн условного топлива), или 41% всего размера технического потенциала России. Это заметно превышает годовое потребление энергии в таких странах, как Польша, Нидерланды или Турция. Без учета промышленных электростанций и котельных потенциальный размер экономии конечной энергии составляет 73 млн тут. Рыночный же потенциал экономии при норме дисконтирования в 20% равен 183-186 тыс. тут — около 80% технического потенциала и 89% от экономического потенциала, согласно расчетам центра. Без отраслей ТЭКа экономия равна 509 млрд руб. в год, а с ними — 1,2 трлн руб. в год. Однако реализовать этот потенциал пока не получается.

Политическая воля


В конце 2014 года господдержка программ энергоэффективности в регионах была сведена к нулю, а в середине 2015-го в качестве антикризисной меры правительство заморозило введение обязательного энергоаудита компаний

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

На сегодняшний день эксперты ЮНИДО (Организация Объединенных Наций по промышленному развитию), ЦЭНЭФ, Аналитического центра при правительстве РФ и промышленные потребители оценивают качество государственной политики в области энергоэффективности как низкое. Да и сами чиновники неоднократно признавали, что выполнить президентскую цель снизить энергоемкость ВВП к 2020 году на 40% от показателя 2007 года выполнить не удастся. В 2010 году отраслевая госпрограмма утвердила 81 показатель для мониторинга ситуации с энергетической эффективностью помимо дополнительных показателей в отдельных нормативно-правовых актах. В обзоре "Энергосбережение в зеркале промышленной политики" Аналитического центра от 2014 года эксперты констатировали: "Порядок сбора многих из показателей через систему органов госстатистики не регламентирован, нет шаблонов для этого; не всегда ясно, для чего эти показатели собираются и в чьей компетенции находятся. Зачастую получаемую информацию невозможно проверить, сопоставить, проанализировать, а в один сектор (отрасль) объединены подсектора, имеющие различную экономическую и правовую основу".

Крайне ограниченны и инструменты господдержки промышленных проектов энергоэффективности, большинство из которых не работает или работает с небольшой эффективностью. Основные механизмы поддержки промышленности, согласно подпрограмме по энергоэффективности в составе госпрограммы "Энергоэффективность и развитие энергетики": НИР и ОКР в области энергосбережения, субсидии региональным бюджетам на софинансирование программ, модернизация и развитие государственной информационной системы, образовательные мероприятия, международное сотрудничество, развитие механизмов финансовой поддержки проектов и госгарантии по кредитам.

В 2012 году опросы Минэнерго об ограничениях в развитии промышленного энергосбережения показывали, что экономическими инструментами господдержки в силу высоких трансакционных издержек пользовались лишь 5% респондентов, главным образом — госкомпании. В конце 2014 года господдержка программ энергоэффективности в регионах была сведена к нулю, а в середине 2015-го в качестве антикризисной меры правительство заморозило введение обязательного энергоаудита компаний. В то же время, по данным ЦЭНЭФ, в законодательстве США, Европы и Китая энергосбережению в промышленности уделяется заметно больше внимания. В Германии применяется 30 таких мер политики, во Франции — 14, в Великобритании — 13, в Нидерландах — 9. В среднем в ЕС на одну страну приходится около десяти мер. И чем динамичнее развивается сектор, тем больше используется государством инструментов. Главным образом это целевые госсубсидии, расходы на информирование и образование, а также соглашения государства и энергоемких компаний о достижении обязательных целевых параметров энергоэффективности в обмен на поддержку.

Тогда как господдержка промышленных проектов энергоэффективности фактически заморожена, Минэнерго приводит в порядок законодательство о региональных программах энергосбережения "в части установления и контроля достижения показателей в области энергоэффективности". В то же время в конце 2015 года в министерстве сообщили о запуске пилотного проекта в Подмосковье совместно с ОАО "Мосэнергосбыт". В нем используются так называемые белые сертификаты, когда на поставщиков энергии возлагаются обязательства по снижению ее расхода у потребителей, а достигнутый при помощи господдержки результат подтверждается регулятором в виде сертификата. В ЕС достижения по таким обязательствам можно перепродавать на открытом рынке. Проект предполагает распространение соответствующей практики в области энергоэффективных источников освещения по субсидируемой цене через поставщика электроэнергии.

Корпоративный энергоменеджмент приносит многомиллионные плоды.

Пока государство продолжает тестировать инструменты поддержки проектов энергосбережения, а промышленные компании — в большинстве своем скептически оценивать их перспективы, в России появляется лучшая корпоративная практика, которая при помощи незатратных и малозатратных управленческих техник позволяет добиться постоянной экономии энергии и денег. В 2010 году в России был запущен проект Глобального экологического фонда, направленный на повышение энергоэффективности промышленности в РФ с объемом финансирования в $15,6 млн. Исполнителем проекта являются ЮНИДО и ЕБРР, а главной задачей — запуск и использование на российских предприятиях системы энергетического менеджмента. Его планируется завершить в 2017 году. Деятельность по проекту состоит из четырех направлений: развитие методического, информационного и кадрового обеспечения, повышение энергоэффективности крупных промышленных предприятий, малых и средних предприятий и поддержка соответствующей госполитики.

Ключевым компонентом для промышленных предприятий является обучение национальных консультантов и персонала для запуска системы энергетического менеджмента (СЭнМ), соответствующей международному стандарту ISO 50001:2011, инициатором разработки которого было ЮНИДО. СЭнМ используется такими промышленными гигантами, как Toyota и General Motors. Оценка же программ национальной энергоэффективности, основанных на принятии и реализации такого стандарта в Дании, Ирландии, Нидерландах и Швеции, показала, что ежегодное улучшение показателей на промышленных предприятиях, запустивших систему СЭнМ, вдвое выше, чем у компаний, которые такие практики не используют. Опыт ЕС и США, как и пилотные испытания ISO 50001:2011, демонстрирует, что компании, запустившие систему корпоративного управления качеством энергопотребления впервые, в течение первых двух лет увеличивали энергоэффективность в среднем на 10-20% от базового уровня. С начала 2015 года программа поддержки системы энергоменеджмента действует в 17 странах, которые относят к развивающимся, включая Россию, и странам с переходной экономикой.

Эксперты ЮНИДО провели внутренний аудит системы энергоменеджмента на заводе "Балтика СПб"

Фото: UNIDO

Основная часть работы данного проекта ЮНИДО в России касается развития культуры энергопотребления на предприятии и сбережения ресурсов. Программа СЭнМ состоит из информационных семинаров для топ-менеджеров, программ обучения пользователей (руководителей энергетических подразделений, главных инженеров и представителей персонала, связанного с энергопотреблением) и обучения национальных экспертов. "Для обеспечения результатов в области модернизации промышленности и ресурсоэффективности инвестиции в первую очередь необходимы в людей, а затем уже в высококачественное оборудование",— убежден глава Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в РФ Сергей Коротков. По его словам, основная ценность стандарта ISO 50001:2011 и накопленного опыта его использования состоит в том, что они учат смотреть на энергоэффективность под углом "сделай что-нибудь, что сэкономит".

В России СЭнМ, запущенная по методологии ЮНИДО на базе стандарта ISO 50001:2011 в рамках текущего проекта ЮНИДО, уже действует на 25 предприятиях и внедряется еще на 16, а программа ЮНИДО преподается в корпоративных университетах. Национальный эксперт проекта ЮНИДО в РФ Максим Елисеев говорит, что даже компаниям, которые были убеждены, что использовали все резервы энергосбережения, работа СЭнМ позволяет сокращать потребление энергоресурсов не менее 5% в год в натуральном выражении. Многофакторная регрессионная модель потребления каждого вида ресурса, которую приглашенные эксперты ЮНИДО помогают сотрудникам предприятий применить в своей текущей деятельности, позволяет контролировать энергоэффективность в реальном времени и отслеживать экономию в натуральном выражении. При ее помощи можно оценить влияние "человеческого фактора", избавиться от типовых оправданий про снижение объемов производства или холодной зимы, поясняет эксперт. Например, на одном из заводов предприятия, которое участвует в проекте ЮНИДО, при ее помощи выявили одну из трех смен, которая не соблюдала требования к температурам, что вызывало перепотребление. "Правильный энергоменеджмент нужен для того, чтобы экономить кВт ч, а не для того, чтобы продать оборудование, ПО или сертификацию",— говорит господин Елисеев.

Наиболее заметными примерами успешного внедрения промышленного энергоменеджмента в России являются компания "Балтика", Магнитогорский металлургический комбинат, предприятия УГМК, предприятия холдинга "Ак Барс", АО "ПО "Завод имени Серго"" (ПОЗиС) и КВАРТ. "Балтика" в 2015 году сэкономила 72 млн руб. беззатратными и малозатратными способами благодаря системе энергоменджмента. При этом компании удалось заметно сократить фактическое потребление электрической энергии, тепла и воды в сравнении с ожидаемым потреблением, которое модель оценивает для случая, в котором программа бы не работала (см. графики). ММК за прошедший год сэкономил энергоресурсов на 1,2 млрд руб., используя незатратные и малозатратные мероприятия. За девять месяцев 2015 года на восьми предприятиях УГМК беззатратными мероприятиями было сэкономлено 34,3 млн кВт ч, 4,1 млн куб. м газа и более 15 тыс. куб. м воды. ПОЗиС сберегло 2,6 млн кВт ч и 1,2 млн куб. м газа, а завод КВАРТ в Казани — энергоресурсов на 2,1 млн руб. за счет беззатратной оптимизации производства.

"Целесообразно разработать специализированные отраслевые методики энергоменеджмента с тем, чтобы предусмотреть в них отраслевую специфику и еще облегчить предприятиям путь к его внедрению. Методология ЮНИДО позволяет использовать обширный международный опыт и адаптировать его к российским реалиям. Внедрение системы энергоменеджмента является неотъемлемой частью построения политики наилучших доступных технологий в области энергоэффективности",— рекомендует национальный координатор проекта ЮНИДО в РФ Мария Лазарева.

Опасное масло

Крупным проектом, реализуемым ЮНИДО совместно с ОАО РЖД при поддержке Глобального экологического фонда, является создание системы экологически безопасного регулирования и уничтожения содержащего полихлорбифенилы (ПХБ) оборудования и материалов. ПХБ содержатся в изоляционных жидкостях электротехнического оборудования, а проект ЮНИДО помогает выявить и маркировать соответствующим образом такое оборудование. Развитием этого проекта может стать создание национальной системы нормативно-правового регулирования обращения с ПХБ-содержащими отходами и их безопасной утилизации. Сейчас в России не создана система обращения и утилизации опасных веществ, материалов и оборудования, содержащих ПХБ. При этом на территории страны находится огромное количество маслонаполненного электротехнического оборудования, потенциально загрязненного ПХБ, которое должно быть выведено из эксплуатации до 2025 года. Существующие в настоящее время единичные установки по утилизации опасных отходов, в том числе пестицидов и ПХБ, не обеспечивают потребности промышленности по ликвидации загрязненных материалов, а временами и не соответствуют международным экологическим нормативам в части выбросов и сбросов. В рамках проекта ЮНИДО будет создана инфраструктура, которая не только позволит вывести из эксплуатации и уничтожить ПХБ на объектах ОАО РЖД, но и вовлечь в этот процесс других владельцев энергетического оборудования.

Комментарии
Профиль пользователя