Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ   |  купить фото

Хирурги с ульяновским прищуром

Областная прокуратура выясняет, почему пациентов заставляют покупать лекарства

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Власти Ульяновской области вынуждают медучреждения занижать объем потребностей в лекарствах, заявила областная прокуратура после проверки региональной системы здравоохранения. По заявлению прокуроров, препараты для стационаров закупались, исходя из "доведенного до медиков объема бюджета", граждане были вынуждены оплачивать и лекарства, и в ряде случаев хирургические операции. Хотя схожие проблемы отмечают во многих регионах, в таком системном виде проблему с отсутствием лекарств признают только в Ульяновске.


"Многочисленные нарушения в сфере лекарственного обеспечения стационарных пациентов" выявлены по всей Ульяновской области, сообщила на прошлой неделе областная прокуратура. В частности, по данным ведомства, во всех отделениях Инзенской центральной районной больницы не было лекарств более четырех месяцев, в том числе препаратов, входящих в список жизненно необходимых. Пациенты покупали лекарства и медизделия на свои деньги. Кроме того, по утверждению прокуратуры, занижение нормативов вело к проведению клиниками, в том числе Ульяновской областной КБ, платных хирургических операций пациентам вместо предусмотренных и нормативами, и стандартами бесплатных.

Как пояснил "Ъ" старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима, "вопреки требованиям закона региональным Минздравом были существенно уменьшены объемы потребности медорганизаций по большинству позиций лекарственных препаратов": например, по сердечно-сосудистым препаратам заявка составила чуть более половины от потребности, по противоопухолевым и иммунодепрессивным — только 34% от необходимого. Прокуратура считает причиной происходящего и недофинансирование властями Ульяновской области расходов на закупки клиниками препаратов, занижение территориальных нормативов в рамках программы госгарантий бесплатной медпомощи и потребности населения в медуслугах.

Напомним, формально система территориальных фондов ОМС независима от региональных бюджетов, которые лишь доплачивают в фонд средства за неработающее население — безработных, детей, пенсионеров. Клиники формируют заявки в фонды, исходя из оценок будущих потребностей в лекарствах и числа пациентов. Министр здравоохранения Ульяновской области Павел Дегтярь сказал "Ъ", что "лимиты, установленные бюджетом, доведены в начале года до лечебных учреждений в рамках плана финансово-хозяйственной деятельности": "Региональный ФОМС также доводит лимиты в рамках тех объемов, которые необходимы для оказания медпомощи". По словам господина Дегтяря, "ряд главврачей", от которых, по его мнению, на деле зависит и оценка потребностей в лекарствах, "не смогли эффективно использовать" средства — "по ним будут приниматься отдельные решения".

В ульяновском Минздраве признают, что дефицит программы госгарантий, то есть несоответствие денежных нормативов потребностям пациентов, в регионе существует, однако напоминают, что "дефицитные программы госгарантий приняты в 50 субъектах России". В десятке опрошенных "Ъ" минздравов других областей при этом отрицают жалобы на отсутствие лекарств в клиниках, признавая лишь проблемы с обеспечением лекарствами льготников.

Ульяновские власти отрицают занижение финансирования территориального фонда ОМС (бюджет фонда утверждает областное заксобрание). Впрочем, Алексей Куринный, депутат заксобрания (КПРФ), врач-хирург, в прошлом возглавлявший Ульяновский областной клинический центр специализированных видов медицинской помощи, утверждает, что областной бюджет в 2016 году сократил расходы на здравоохранение на 25% в сравнении с 2015 годом,— возможно, это объясняет проблему. Проверки прокуратурой проводились по обращениям пациентов клиник и самого депутата Куринного. По его словам, "дефицит программы госгарантий официально составляет 15%, а реально 25%, ФОМС и областной бюджет не в состоянии этот дефицит покрыть". По словам господина Дегтяря, проблема локальна: так, клиника в Инзе имела долги прошлых лет перед фондом ОМС и решала проблему недозакупкой лекарств в 2016 году. По другой версии, ситуация в Ульяновской области связана с экспериментами в сфере организации закупок лекарств клиниками.

Что обеспечило больше проблем в Ульяновской области — действия главврачей, местного Минздрава, местного Минфина и фонда ОМС или занижение федеральных нормативов,— определить невозможно. "Это происходит повсеместно, потому что у нас программа госгарантий давным-давно не считалась по себестоимости работ медучреждения и никто не проводил аудит эффективности использования средств в организации медпомощи",— полагает директор Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович. По ее словам, страховые компании в рамках проверок 3-5% от объемов оказанной помощи "даже там находят жалобы пациентов на вымогательство" (при обсуждении проблемы в Ульяновске существование страховых компаний прокуратурой и ведомствами практически не упоминается). На федеральном же уровне проблема отрицается. "Денежные средства на лекарственное обеспечение стационаров выделяются в полном объеме,— уверен председатель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Фургал.— Если их не хватает, это полностью вина местных властей".

Сергей Титов, Ульяновск; Валерия Мишина, Анна Макеева


Комментарии
Профиль пользователя