Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Минюст обеспечит доступ к экстремистским материалам

для тех, кто уполномочен бороться с экстремизмом

Минюст объявил вчера о создании «информационного банка данных» экстремистских материалов. Доступ к нему получат только работники силовых ведомств, чтобы уточнять, имеют ли изъятые ими материалы (листовки, брошюры и проч.) отношение к тем, которые суд уже признал экстремистскими. Правозащитники считают, что такой «банк» должен был появиться давно, и не видят никаких юридических препятствий для его создания.


Министерство юстиции готово создать «информационный банк экстремистских материалов», чтобы упростить работу тем госорганом, задача которых противодействие экстремизму. Сообщение об этом размещено на едином портале правительства, где обсуждаются проекты всех нормативных актов исполнительной власти.

Банк должен облегчить работу силовых ведомств, которые обязаны обезвреживать конкретных экстремистов, а также пресекать распространение «материалов экстремистского характера». Но пресекать они вправе только в том случае, если смогли установить, что попавший им в руки материал экстремистский. А это могут быть книги, брошюры, листовки, фильмы и другие произведения, содержание которых рассматривалось судом и признано экстремистским. К примеру, под номером 1 в федеральном списке таких материалов значится альбом «Музыка белых» группы Order, экстремизм которого установил Первомайский райсуд Омска в ноябре 2006 года.

В список, который ведет Минюст, материалы попадают после того, как соответствующее решение суда вступило в силу. Сейчас таких материалов 3390, и названия их можно узнать на сайте Минюста, где в открытом доступе и размещен весь список, как это предписывает статья 13 закона «О противодействии экстремистской деятельности». Но с содержанием любого из материалов не может ознакомиться никто, так как все эти книги, фильмы и проч. запрещены к распространению или демонстрации. Потому никто из правоохранителей, обнаружив листовку, брошюру или что-то иное, не может установить, имеют ли они отношение к тем «материалам», которые уже занесены в список Минюста. А составить представление о текстуальном (или визуальном) содержании «материала» лишь по его названию можно, только если этот «материал» слишком эксклюзивный по форме.

Так, замыкает список Минюста стихотворение «Хотят ли русские войны?», экстремистскую версию которого в декабре прошлого года обнаружил Заводской райсуд Грозного. Стихотворение с таким названием написано было поэтом Евгением Евтушенко в 1961 году и тогда же стало песней. И чтобы никто не путал оригинал с экстремисткой версией, Минюст вынужден был указать на разницу, разместив в списке «материалов» первые и последние строки стихотворения. Как отмечено на сайте, экстремистским считается вариант, «начинающейся со слов “Хотят ли русские войны? Не спрашивай у тишины, не спрашивай у тех солдат, в мемориалах что лежат...”» (в оригинале: «Хотят ли русские войны? Спросите вы у тишины над ширью пашен и полей, и у берез и тополей»). У Евтушенко стихотворение заканчивается строками: «Спросите вы у матерей, спросите у жены моей, и вы тогда понять должны, хотят ли русские войны». Экстремистский «материал» заканчивается словами «...хотят ли русские войны? И от Китая до Литвы, найдется ль хоть один сосед, который твердо скажет,— “нет!”?».

Во всех иных случаях «отождествление обнаруженных материалов» с теми, что уже признаны экстремистскими, затруднено, поскольку «законодательство не содержит» соответствующих положений, как сказано в уведомлении Минюста, размещенном на едином портале правительства. И теперь «для упрощения процедуры отождествления» предлагается создать «информационный банк данных». До 12 мая Минюст ждет предложений о том, как законодательно оформить создание такого банка. При этом подчеркивается жесткое условие: «Использование информационного банка данных будет осуществляться исключительно уполномоченными органами власти».

«Странно, что такого банка данных нет до сих пор»,— заявил “Ъ” член президентского Совета по правам человека, директор информационно-аналитического центра СОВА Александр Верховский. Никаких юридических или технических препятствий для этого нет, уверен эксперт: «Вносить для этого поправки в закон совершенно не обязательно, достаточно ведомственной инструкции, которая обеспечит правоохранителям служебный доступ к таким материалам».

Виктор Хамраев


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение