Коротко


Подробно

Фото: Григорий Поляковский / Коммерсантъ

«Антон Носик не собирается покидать территорию России»

Известному блогеру предъявлено обвинение в экстремизме

Блогера Антона Носика обвинили в экстремизме. Поводом стала прошлогодняя запись в его «Живом журнале», озаглавленная «Стереть Сирию с лица земли». По мнению следователей, она содержит высказывания, направленные на возбуждение ненависти или вражды по национальному признаку. В ней блогер писал, что «горячо приветствует» авиаудары по Сирии. А сирийцы, по его словам, «получают ровно то, за что они проголосовали». Адвокат блогера Сергей Бадамшин ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Юрия Абросимова.


— Что грозит господину Носику по статье, я так понимаю, 282-й? И возможно ли, что он действительно будет привлечен к ответственности по ней?

— Так как он стал обвиняемым, он уже привлекается к уголовной ответственности, и статус у него процессуальный, как раз привлекаемый к уголовной ответственности. А что влечет — до пяти лет. В данный момент, конечно, не очень хочется говорить о каких-то мерах наказания, потому что мы будем стараться не доводить это дело до суда.

— На данный момент, я так понимаю, господину Носику пришлось дать подписку о невыезде, правильно я понимаю — такая мера пресечения?

— Дать подписку о невыезде, да, все правильно.

— Что это означает?

— Это означает, что он не может выезжать за пределы Московского региона, и менять место жительства — только с согласия следователя.

— То есть сейчас он находится в Москве и в Московском регионе, и, соответственно, покидать его не собирается, поскольку подписал эту бумагу?

— Да, или, если покидать, то только с согласия следователя.

— В сообщении следователей была отсылка на некие лингвистические экспертизы, причем из контекста можно понять, что их было уже три. Если можно, подробнее об этих экспертизах, что они установили?

— Во-первых, сначала было проведено исследование Институтом криминалистики ФСБ, который установил, что есть признаки возбуждения розни и ненависти. Потом была проведена экспертиза уже по постановлению следователя, в которой было указано, что вообще отсутствуют какие-либо подобные признаки, психологические и лингвистические, по возбуждению розни и вражды в отношении какой-либо группы, национальности, всего остального. А потом нашелся эксперт в Волгограде в экспертном учреждении Министерства юстиции, в лаборатории, в которой, соответственно, была проведена данная экспертиза психолого-лингвистическая, которая установила, что присутствуют психологическо-лингвистические признаки возбуждения розни, вражды, ненависти, по отношению к группе лиц, которые по тексту именуются «сирийцы».

Эксперт их выделяет по национально-территориальному признаку. А национально-территориальный признак у нас вызывает больше всего удивления и опасения, потому что по национально-территориальному признаку к сирийцам принадлежат в том числе, такие национальности, как арабы, и курды, и сирийские евреи, «Джабхат ан-Нусра» и «Исламское государство» (террористические организации, запрещены в России. – "Ъ FM") — то, что может попасть под это определение, поэтому нужно определиться следователю, кого можно бомбить, кого нельзя бомбить.

— То есть будет казуистическое состязание у вас, я так понимаю.

— Да, к сожалению, данное состязание предусмотрено с расплывчатой диспозиции самой статьи 282, которая позволяет привлекать любое лицо, которое не нравится, как высказывается, как реализует свое конституционное право на свободу мысли, на свободу слова, борьба с инакомыслием. В данном конкретном деле Носик поддержал действия Путина в Сирии.

— Я думаю, что это можно будет в качестве аргумента привести в дальнейшем. Хоть я и не юрист.

— Мы так и приводим. Получается, что Носик — первый обвиняемый за поддержку действий Владимира Владимировича Путина как верховного главнокомандующего.

— Кстати говоря, передайте привет, пожалуйста, Антону Носику, я знаю, что сейчас он рядом с вами. Вопрос соответственно, как сам Антон на это реагирует, можно, что называется косвенной речью, и будет ли он в дальнейшем не через вас как адвоката общаться на эту тему, или мы какое-то время будем вынуждены через вас с ним беседовать?

— Я думаю, какое-то время будем общаться через меня и через Марию Николаевну Воронову, либо через Полину Немировскую. В данный момент он не изъявляет желания общаться, к сожалению. В принципе, он спокойно отнесся к данному событию со своим профессиональным отношением, в том числе с чувством юмора и с пониманием ситуации, в какую он попал.

— Я посмотрел, Антон уже сделал несколько записей в блоге относительно этих событий. Не с таким юмором читатели его блога относятся к ситуации, некоторые советуют даже бежать. Вы с ним обсуждали вопрос о том, может быть, стоит уехать на время из страны?

— Вы знаете, эти вопросы мне этикой не положено обсуждать с моим доверителем. Насколько я знаю, Антон Борисович не собирается покидать территорию России, и не дождутся лица, которые мечтают, чтобы он куда-то убежал. Если дело пойдет в суд, то мы намерены добиваться правды в суде. Несмотря на то, что мы, конечно, понимаем, какое противодействие будет этому. И в дальнейшем обращаться в Конституционный суд по поводу антиконституционности статьи 282 в том виде, в котором она существует.

— Вы ходите создать некий прецедент иными словами?

— Да, мы готовы были к подобному развитию ситуации, обговаривали эту ситуацию, и в том числе как одно из направлений — это будет обращение в Конституционный суд, по итогам судебного разбирательства в Пресненском районном суде.

— Ваш профессиональный прогноз, как долго может продолжаться эта история с предъявлением обвинений, с судами и так далее?

— Я думаю, в течение следующего месяца будет завершено предварительное расследование, и мы увидим ознакомление, дальше передадут в суд, летом все будет, наверное, закончено.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение