Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы так далеко зайдем»

С бывшего губернатора Сахалина пытаются взыскать 1 млрд рублей

В Южно-Сахалинском городском суде рассматривается дело об истребовании в доход государства имущества семьи сахалинского экс-губернатора Александра Хорошавина, который обвиняется СКР в получении взяток. В суде ответчик Хорошавин утверждал, что имущество приобреталось еще до принятия антикоррупционного закона, а попытка прокуратуры оставить его, простого на данный момент пенсионера, без квартир, дома, машин и денег вообще не имеет правовой базы.


Прокуратура считает, что взысканию в доход государства подлежат находящиеся во владении членов семьи Хорошавина квартиры, дома, земельные участки, драгоценности, коллекция часов и денежные средства на сумму свыше 1 млрд руб. Иск был предъявлен самому господину Хорошавину, его жене Ирине и сыну Илье, которые сейчас живут в Москве.

Заседание началось со скандала. Защитник сына господина Хорошавина заявил отвод судье Егору Лукше, аргументировав его тем, что извещение из суда его доверителю передавали через СКР и это вызывает сомнения в беспристрастности судьи.

Судья отвод отклонил. Адвокат попросил слово второй раз и вновь заявил отвод уже по тем основаниям, что тот не опросил мнения по заявлению других участников процесса.

Судья вновь отказал в удовлетворении ходатайства.

Тогда обвиняемый Хорошавин, выступающий в режиме видеоконференции из СИЗО, заявил ходатайство об отложении слушания дела. Он сообщил, что ему не передали документы, важные для установления реальной стоимости имущества и истории его приобретения — договоры купли-продажи на квартиры, свидетельства о праве собственности. Но участвующий в деле прокурор Ирина Кисленко возразила, отметив, что у участников процесса было достаточно времени собрать необходимые документы. Что касается существа дела, то при проверке доходов как сына экс-губернатора, так и его жены выявлено их несоответствие расходам. А это дает основание предполагать: перечисленное в иске имущество приобреталось на незаконные доходы.

Так, официальный доход супруги экс-губернатора за шесть лет составил 600 тыс. руб., а общая стоимость принадлежащего ей имущества — двух квартир в Москве, двух машино-мест и автомобиля Lexus — 81 млн руб. Не совпали доходы с расходами и у сына бывшего главы Сахалина. Получив за пять лет более 8 млн руб., он оказался владельцем имущества общей стоимостью 282 млн руб.— жилым домом (стоимостью 59 млн руб.), квартиры (132 млн руб.), двух машин (20 млн руб.) и проч.

— Вы ввели суд в заблуждение,— обратился к прокурору Хорошавин-старший.— Это пустое дело, не соответствующее ни одному закону.

Господин Хорошавин настаивал на том, что прокуратура намеренно искажает стоимость имущества, завышая ее в разы. Поскольку приобретались квартиры на Ленинском и Мичуринском проспектах, а также Университетской улице несколько лет назад за другие суммы, нежели те, которые фигурируют сейчас в материалах дела. В частности, квартира на Мичуринском проспекте была куплена за 9 млн руб., а в материалах иска оценена уже в 59 млн руб. А жилье на Ленинском проспекте покупалось за 1 млн руб., а не за 16 млн руб. И вообще, по словам ответчика, супруга ее не покупала. Эту квартиру ей подарил сын. Правда, судя по документам, он приобрел жилье в 2006 году, когда ему было 18 лет.

По словам господина Хорошавина, он не скрывал имущества жены, сообщая о нем в справках о доходах в администрацию президента и контролирующие органы. Никаких нареканий это не вызывало.

— На момент подачи иска по отчуждению имущества я уже пять месяцев являлся не должностным лицом, а пенсионером. Это правовой беспредел, мы так далеко зайдем! — возмущался господин Хорошавин.

Прокурор, в свою очередь, сообщила, что стоимость объектов была указана на основании документов по их кадастровой стоимости. Кроме того, указанное имущество в имеющихся в распоряжении прокуратуры декларациях не отражено.

Оспаривает господин Хорошавин и то, что под конфискацию попадают имущество и средства, приобретенные до вступления в силу антикоррупционного закона. В частности, 10,5 млн японских иен, изъятых при обыске в загородном доме экс-чиновника, были обменены им в 2004 году, а обнаруженные в банковской ячейке $400 тыс. оказались в упаковке 2008 года.

— Имущество приобреталось, когда законодательства, в рамках которого сегодня это изымают, еще не было. Тогда ответьте, на основании чего истец изымает? Правовой базы нет, и требования иска незаконны,— высказался экс-губернатор.

Несмотря на напористость и требовательность экс-губернатора, прокурор Кисленко поддержала заявленный иск в полном объеме.

Татьяна Вышковская, Южно-Сахалинск


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение