Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Жизнь после интерната

ЕСПЧ поддержал родительские права ментальных инвалидов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал, что Россия нарушает Европейскую конвенцию, формально ограничивая родительские права по причине психической инвалидности. Решение вынесено по жалобе петербуржца Виталия Кочерова и его дочери Анны, воспитывать которую российский суд разрешил ему только после обращения в ЕСПЧ. В России ментальных инвалидов подвергают дискриминации, вместо того чтобы оказывать им необходимую помощь для самостоятельной и семейной жизни, подтверждают эксперты.


ЕСПЧ удовлетворил жалобу петербуржца Виталия Кочерова и его несовершеннолетней дочери Анны, которая провела несколько лет в детдоме, пока отец добивался права ее воспитывать. Страсбургский суд признал, что российские власти нарушили право заявителей на уважение семейной жизни, формально сославшись на то, что психическая инвалидность супругов и их предыдущее проживание в психоневрологическом интернате (ПНИ) могут служить основанием для ограничения родительских прав. Заявитель и его жена Наталья Сергеева выросли в детдомах, а познакомились в ПНИ, где господин Кочеров провел 29 лет, а его жена — 7 лет, оба — с диагнозом легкой умственной отсталости. Дочь Анна родилась у них в 2007 году — для этого им пришлось временно сбежать из интерната, поскольку предыдущую беременность, как утверждает Наталья Сергеева, ее заставили прервать сотрудники ПНИ. Первого ребенка, которого она родила, едва начав самостоятельную жизнь после детдома и школы-интерната, у нее отобрали и передали в приемную семью, после чего женщина более чем на шесть лет попала в психбольницу, а затем была заочно признана недееспособной. По данным правозащитников Гражданской комиссии по правам человека, это произошло по инициативе родственников, связанной с претензиями на ее жилплощадь.

В 2008 году брак супругов, скрывших при регистрации недееспособность жены, по требованию прокурора был признан недействительным. Поскольку проживать в ПНИ с детьми запрещено, отец согласился передать ребенка в детдом до момента получения жилья, при этом регулярно посещал дочь, водил на прогулки, покупал книги, игрушки и одежду. В 2011 году заявитель при поддержке адвоката Группы ОНЕГИН Дмитрия Бартенева получил через суд от государства квартиру. Органы опеки подтвердили, что условия подходят для ребенка, а медэксперты характеризовали отца как общительного и надежного человека, "который имел реалистичные жизненные планы и ответственное отношение к своей работе и обязательствам". В 2012 году была восстановлена дееспособность Натальи Сергеевой, и супруги повторно зарегистрировали брак. Но суд по иску детдома признал, что из-за инвалидности и длительного проживания в интернате родителей ребенку жить с ними небезопасно и они не в состоянии обеспечить гармоничное развитие девочки. Просьбу защиты разрешить им постепенную передачу ребенка с помощью социальных служб суды проигнорировали. И только после обращения Виталия Кочерова в ЕСПЧ, петербургский суд разрешил семье забрать ребенка.

ЕСПЧ признал вмешательство властей в жизнь заявителей несоразмерным, присудив им в общей сложности €23,5 тыс. компенсации морального ущерба и судебных расходов. А судья ЕСПЧ Хелен Келлер выступила с особым мнением, считая, что "стереотипные предубеждения" властей в отношении лиц с ограниченными умственными возможностями являются дискриминацией. Эту оценку разделяет президент петербургской благотворительной общественной организации "Перспективы", клинический психолог Мария Островская. Пациенток ПНИ под давлением персонала вынуждают делать аборты, хотя 80% пациентов ПНИ, в том числе имеющие детей, могли бы жить самостоятельно или в небольших группах при поддержке или сопровождении социальных служб, что в любом случае было бы дешевле их содержания в интернате и детдомах, отмечает она.

Наталья Сергеева в разговоре с "Ъ" сказала, что они с мужем сами "потихоньку справляются" и не нуждаются в посторонней помощи: он работает, а она занимается дочерью. Аня рассказала, что учится во втором классе "на четверки и пятерки", а жить с папой и мамой "лучше, чем в детдоме". "Мы были так счастливы, когда нашей семье позволили жить вместе в своей квартире",— говорит Виталий Кочеров, напоминая об "историях других жителей интерната, которые не могли сохранить свои семьи".

ЕСПЧ напомнил об обязательствах государства поддерживать сохранение родительских прав биологических родителей. В деле Кочерова поднимается системная проблема: если человек живет в интернате, ему автоматически отказывают в правах, которые все остальные люди воспринимают как данность — любить, создавать семью. Большинство женщин, живущих в интернате, вынуждают сделать аборт или отказаться от ребенка. Никто не воспринимает как ценность желание таких людей иметь семью. При этом не рассматриваются меры для социальной и психологической поддержки таких семей, хотя этого требует ратифицированная Россией Конвенция ООН о правах инвалидов, рассказал "Ъ" адвокат Дмитрий Бартенев. По мнению юриста, решение ЕСПЧ требует исключения из статьи 73 Семейного кодекса РФ указание на "психическое расстройство" как основание для ограничения родительских прав, поскольку такая норма закона прямо выделяет людей с ментальной инвалидностью как "опасных" и на практике приводит к тому, что наличие диагноза автоматически уравнивается с невозможностью воспитывать ребенка. С этим согласен и международный Психиатрический правозащитный центр (MDAC), который призвал власти России не допускать ограничения родительских прав на основании стереотипов и предрассудков в отношении людей с психическими расстройствами. Член Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ Елена Альшанская говорит, что "психическая инвалидность в России — абсолютно табуированная тема". По ее мнению, в спорах об ограничении родительских прав, "вместо того чтобы доказывать неспособность людей с психической инвалидностью воспитывать ребенка, социальные службы должны доказывать, что сделали все, что можно, для их поддержки".

В Минюсте РФ "Ъ" заявили, что изучают постановление ЕСПЧ и пока не решили, будет ли оно обжаловано.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя