Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Перетягивание конфликта

Шиитская и суннитская коалиции, возглавляемые Ираном и Саудовской Аравией соответственно, готовы расколоть Ливан

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

Пока в Сирии идет медленный и осторожный процесс перемирия, серьезный раскол, грозящий развалом страны, набирает обороты в соседнем Ливане. Участники конфликта те же — шиитская и суннитская коалиции, возглавляемые Ираном и Саудовской Аравией соответственно.


Шамсудин Мамаев


В Каире 10-11 марта состоялась чрезвычайная сессия министров Лиги арабских государств (ЛАГ). Двадцатью голосами за при двух (Ливан и Ирак) воздержавшихся эта организация подтвердила принятое ранее Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) решение о признании военизированной ливанской шиитской Партии Аллаха ("Хезболла") террористической организацией. В отношении группировки будут приняты те же законы, что применяются к другим террористическим организациям в рамках международного права.

В знак протеста министры Ливана и Ирака покинули заседание ЛАГ. Как заявил глава МВД Ливана Нухад Машнук, это решение "жестоко и несправедливо", оно потворствует расколу его страны. "Хезболла" оказывает серьезное влияние на ливанскую политику и входит в правительство национального единства. ""Аль-Хашд аш-Шааби" (вооруженные формирования шиитов) и "Хезболла" сохранили достоинство арабов, а те, кто обвиняет их в терроризме, сами террористы",— заявил, в свою очередь, глава МИД Ирака Ибрахим аль-Джафари. После чего делегация Саудовской Аравии немедленно вышла из зала совещания, вернувшись только после окончания выступления иракского министра.

Тем не менее даже Ливан и Ирак не стали голосовать против — слишком очевидно активное и несанкционированное Бейрутом вмешательство "Хезболлы" в сирийский конфликт на стороне Башара Асада. В частности, глава МВД Ливана Нухад Машнук, выступая 25 февраля по ливанскому телевидению, признал, что "Хезболла" совместно с иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР) занимались в прошлом году подготовкой шиитских боевиков из стран ССАГПЗ на ливанской территории. Так что решение антиасадовской коалиции включить "Хезболлу" в список своих целей для бомбардировок назревало давно. Но любопытно, что оно было объявлено только 2 марта, на следующий день после наступления перемирия в Сирии, т. е. фактически тогда, когда "Хезболла" оказалась вне досягаемости для бомбардировок.

Анализируя решение Саудовской Аравии и ОАЭ, а также введенные ими после 19 февраля экономические санкции против Ливана, ливанская газета Al-Akhbar, близкая к "Хезболле" и сирийской разведке, сообщила, что перемирие привело к провалу проектов Турции и Саудовской Аравии по вторжению в Сирию и что, возможно, они теперь намерены осуществить "план Б" — подорвать стабильность Ливана как базы главного союзника Асада, шиитской "Хезболлы". Теоретически если проасадовская коалиция сорвет переговоры и военные действия возобновятся, то такой сценарий (совместный саудовско-турецкий удар по "Хезболле") вполне возможен. И для такого сценария резолюция ЛАГ имеет стратегическое значение, поскольку она де-факто поместила Ливан в ряды шиитской, а не суннитской коалиции. И последняя в случае срыва перемирия наверняка потребует внести "Хезболлу" в "иорданский список" действующих в Сирии организаций, признанных участниками Венского процесса террористическими.

Чтобы оценить роль "Хезболлы" в саудовско-иранской конкуренции за Ливан, достаточно вспомнить современную историю этой страны

Кроме того, эта версия также объясняет, почему Саудовская Аравия, вопреки своей долгосрочной политике дружбы с Ливаном, внезапно аннулировала выделение $4 млрд на перевооружение ливанской армии и спецслужб, приостановила все банковские переводы в эту страну и приняла решение отозвать из него всех саудовских граждан. Более того, рассматриваются и такие меры, как вывод миллиардных вкладов из ливанских банков и приостановка воздушного сообщения между Эр-Риядом и Бейрутом. Тяжелым ударом может стать также высылка 300 тыс. ливанских гастарбайтеров, работающих в Саудовской Аравии и ежегодно переводящих на родину около $5 млрд. В совокупности подобные санкции вполне способны обрушить экономику Ливана, и так находящуюся в глубоком кризисе. И это несмотря на многолетнюю традицию экономического сотрудничества двух стран.

Словом, похоже, что Саудовская Аравия действительно готовится открыть в Ливане новый фронт в необъявленной прокси-войне против Ирана. Однако сегодня, когда в Сирии заключено перемирие и идут переговоры, описанный Al-Akhbar вариант выглядит более чем гипотетическим — даже Вашингтон, не говоря уже про Москву и Тегеран, не простит Эр-Рияду каких-либо действий против "Хезболлы", которые могут сорвать этот процесс.

Чтобы оценить роль "Хезболлы" в саудовско-иранской конкуренции за Ливан, достаточно вспомнить современную историю этой страны. В 1960-е годы, во время межарабской холодной войны между националистическими режимами и традиционными монархиями, эта маленькая страна стала буферной зоной между ними. И хотя сунниты Бейрута и побережья Ливана были по большей части арабскими националистами, их коммерческие и торговые интересы с Саудовской Аравией одолели революционный энтузиазм. И они так упорно преследовали свой интерес, что накрепко привязали себя к саудитам — Ливан стал местом, где саудиты могли спокойно работать и отдыхать даже в самый разгар этой холодной войны. Привилегированную позицию Эр-Рияда подорвало убийство его ставленника, премьер-министра Ливана Рафика Харири, в 2005 году и последующее слабое премьерство его сына Саада Харири. В результате Ливан медленно, но неуклонно стал скатываться в стан врагов ваххабитского королевства — Ирана и Сирии. Переломной точкой стала 34-дневная израильско-ливанская война в 2006 году, которая сделала "Хезболлу" и ее лидера Хасана Насраллу героями не только в глазах ливанцев, но и на арабской улице. Более того, благодаря этой победе "Хезболла", получив негласное право без каких-либо консультаций с ливанским правительством вступать в войну с другим государством (Израиль) или поддерживать его (Сирию) своей военной силой, стала играть в Ливане роль государства в государстве. Подобная активность позволила "Хезболле" опять-таки при помощи Ирана создать первоклассную собственную армию, с которой традиционно финансируемые Саудовской Аравией ливанская армия и спецслужбы не способны даже конкурировать. С началом сирийской революции в 2011 году военная мощь "Хезболлы" стала последовательно возрастать.

В начале 2012 года Катар и Саудовская Аравия призвали президента Сирии Башара Асада подать в отставку и затем попросили содействия в достижении этой цели от Совбеза ООН. Россия заблокировала их резолюцию, и они решили добиться этой цели с помощью массированной поддержки джихадистского движения в Сирии. Территория, контролируемая войсками Асада, стала сжиматься. И тогда по просьбе Тегерана на помощь Асаду пришли отряды "Хезболлы". Они переломили ситуацию, и вплоть до весны 2015 года Дамаск удерживал ситуацию под контролем. Это была сильнейшая пощечина арабским монархиям ССАГПЗ — достаточно сказать, что контролировавший сирийский джихад эмир Катара вынужден был передать власть сыну, а ваххабитские проповедники занесли "Хезболлу" в свой список врагов ислама.

Однако приход к власти в Саудовской Аравии в начале 2015 года короля Сальмана кардинальным образом изменил ситуацию — новый король, сделав ставку на молодое поколение принцев, выбрал значительно более агрессивную и решительную политику защиты саудовских интересов в регионе, чем покойный король Абдалла. Он договорился с Катаром и Турцией о создании и поддержке в Сирии единой исламистской коалиции "Джейш аль-Ислам" под негласным, но фактическим командованием "Джебхат ан-Нусры" (запрещенная Россией и ООН террористическая организация) и сумел переломить ситуацию в свою пользу — сирийская армия вновь стала отступать. Летом исламисты развернули наступление на границе с Ливаном, что вынудило "Хезболлу" оттянуть свои силы на ее защиту, а режим Асада вновь оказался на грани падения.

В сентябре на помощь Дамаску пришли российские ВКС, и сегодня, когда в Сирии установлено перемирие, а непосредственная угроза режиму Башара Асада снята, "Хезболла" начала усиленно консолидировать свою власть в Ливане. Не только вопреки интересам Саудовской Аравии, но во многом и за ее счет (по крайней мере, так считает Эр-Рияд).

Чтобы понять сегодняшнюю саудовскую мотивацию, надо вспомнить, что 3 января власти Саудовской Аравии казнили известного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра. Нимр был тесно связан с "Хезболлой аль-Хиджаз", вооруженной хомейнистской группой, активно действующей в Восточной провинции королевства. Будучи одним из лидеров этой организации, "Нимр проповедовал, что суннитские королевские династии нелегитимны, и призывал к вооруженной борьбе против саудовской власти",— пишет известный саудовский политолог Наваф Обаиф. В этот же день жители иранской столицы прорвались в здание саудовского посольства в Тегеране и подожгли его, что побудило королевство разорвать дипломатические отношения с Ираном. На министерской сессии ЛАГ 10 января все арабские страны, даже проирански настроенный Ирак, осудили поведение Тегерана. И только Ливан воздержался.

Ответный удар Саудовская Аравия нанесла лишь 19 февраля, когда ввела против Ливана вышеописанные санкции и дополнила их объявлением "Хезболлы" террористической организацией. Причина такого промедления заключается, похоже, в том, что пораженный подобной неблагодарностью щедро финансируемых им ливанских государственных институтов Эр-Рияд принялся изучать ситуацию. И сегодня, судя по утечкам информации в СМИ, высокопоставленные саудовские чиновники объясняют столь жесткие санкции массированным проникновением в ливанские институты власти агентов "Хезболлы", которые, как выразился один из них, превратили Ливан в такую же иранскую "колонию", как это ранее случилось с Ираком и Йеменом.

То, что "Хезболла" после гибели премьер-министра Рафика Харири и успешного отражения израильского вторжения стала настоящим тяжеловесом ливанской политики, является хорошо известным фактом. Это было известно и Эр-Рияду. Однако нынешнюю тихую и внешне легальную консолидацию власти "Хезболлой" в Ливане Саудовская Аравия, занятая войнами в Сирии, Йемене и Ираке, явно проспала. Дело в том, что Сирия и Ливан, приютивший у себя 1,3 млн сирийских беженцев, это два сообщающихся сосуда. И изменение баланса сил в Сирии неизменно меняет баланс сил и в Ливане. А сейчас чаша весов в Сирии склонилась на сторону Асада и "Хезболлы". Соответственно, упали авторитет и влияние Саудовской Аравии. К примеру, созданная и контролируемая "Хезболлой" парламентская коалиция "8 марта" уже два года блокирует выборы неугодного ей президента Ливана — он выбирается здесь парламентом. В то время как спонсируемая саудовцами парламентская коалиция "14 марта" практически ничего не предпринимает, поскольку ее лидер Саад Харири, видимо, опасаясь повторить судьбу своего отца, предпочитает управлять ею из-за границы. Однако, похоже, что Эр-Рияд понял глубину падения своего авторитета и влияния в этой стране только после скандала 10 января. Отсюда такая болезненная реакция.

"Правящие элиты королевства убеждены, что "Хезболла" вместе с Ираном продолжают работу по проникновению в страны Залива, чтобы сорвать или парализовать саудовские планы дальнейшего расширения своего влияния в регионе в области безопасности и военного сотрудничества. Эти планы короля Сальмана и его амбициозного сына Мухаммеда бен Сальмана уже привели к успешному формированию арабского альянса против хуситов в Йемене и были поддержаны в декабре формированием еще и Мусульманского военного союза для борьбы с терроризмом на базе 34 стран. Саудовский посол в Бейруте Авад Ассири проводит здесь политику "распростертых объятий" с апреля 2013 года, но Эр-Рияду не удалось удержать "Хезболлу" за дверьми. И сейчас Эр-Рияд не удержать от проявления своего гнева на дипломатическом и экономическом уровне. Он не ищет компромисса с ливанским правительством, которое не способно контролировать "Хезболлу". Поэтому единственное, что неизвестно, так это что потребуется, чтобы умилостивить его",— считает саудовский писатель и журналист Ибрагим аль-Хатлари.

Однако если даже мы пока не знаем, какую жертву во искупление намерен потребовать от ливанского правительства Эр-Рияд, одно мы знаем точно — принести в жертву "Хезболлу" оно не сможет. Потому что даже саудовские друзья в Ливане предупреждают Эр-Рияд: "Хезболла" набрала здесь такую силу, что никто не рискнет бросить ей вызов, а прекращение саудовской помощи ливанской армии и спецслужбам скорее окончательно деморализует их, чем поднимет на борьбу с "Хезболлой". Другими словами, саудовские санкции носят контрпродуктивный характер, и даже просаудовское движение "14 марта", извинившись за ошибку своего правительства, осуждающего Иран, попросило Эр-Рияд пересмотреть свое решение о приостановке помощи.

Ливанские парламентарии направили делегацию для консультаций в Вашингтон по аналогичному вопросу — проинформировать его, какой ущерб понесет Ливан от американских санкций, наложенных на "Хезболлу" в декабре прошлого года. А заодно прощупать их реакцию на саудовские действия. Судя по рассказам парламентариев, Вашингтон пообещал, что учтет их замечания и постарается минимизировать побочные эффекты своих санкций. Но при этом американские чиновники предпочитали не углубляться в детали ливанского политического кризиса, всячески подчеркивая, что их сфера компетенции ограничивается лишь вопросами из сферы безопасности и поддержания стабильности. Что же касается всех остальных проблем, в том числе и президентского вакуума в Ливане, то им дали ясно понять, что ливанцы должны решать их сами.

Судя по всему, ливанцы поняли: спикер парламента Наби Берри заявил, что выборы президента Ливана состоятся уже в ближайшие неделю-другую, хотя и выразил опасение, что ливанцы вновь могут упустить этот шанс. При этом он выразил уверенность в том, что Саудовская Аравия не бросит Ливан на произвол судьбы.

Так что если кто и может умилостивить и умерить гнев Эр-Рияда сегодня, то это Вашингтон.

Комментарии
Профиль пользователя