Коротко

Новости

Подробно

Фото: Oystein Windstad

«Я думал, что умру, это было ужасно»

Норвежский журналист рассказал о нападении на границе Чечни

от

Сотрудники посольств Норвегии и Швеции в Москве находятся на связи с журналистами, избитыми по пути в Грозный. Об этом “Ъ” заявили дипломаты двух стран. Один из пострадавших, норвежский журналист Ойстен Виндстад, уверен, что нападение на микроавтобус участников пресс-тура, организованного Комитетом по предотвращению пыток, было запланированным. По факту нападения на репортеров и журналистов возбуждено уголовное дело, расследование взято под контроль руководства Ингушетии.


«Я думал, что умру, это было ужасно,— рассказал норвежскому изданию Aftenposten журналист Ойстен Виндстад, подвергшийся нападению на границе Чечни.— Я думал о том, что стоило бы в последний раз попрощаться с женой. Они пытались вытащить нас из автобуса, нанося удары палками и острыми предметами, а я боролся, как мог, я думал: если они меня выбросят наружу — я погиб». По мнению журналиста, нападение было запланированным. По словам норвежца, нападавших было 15-20 человек, и они называли журналистов предателями.

Напомним, в среду вечером группа неизвестных напала на микроавтобус, в котором несколько журналистов и сотрудники Комитета по предотвращению пыток направлялись из Ингушетии в Чечню, подожгла его и избила пассажиров. Шесть человек были госпитализированы в Сунженскую больницу, в том числе журналистка шведского радио Лена Мария Перссон-Лофгрен и корреспондент норвежского издания Ny Tid Ойстен Виндстад.

Норвежский журналист получил серьезные травмы головы. «Я говорил с ним. Он госпитализирован. Выбитые зубы, гипс, порезы на лице и колене, синяки по всему телу,— сообщил “Норвежскому телеграфному бюро” редактор издания Ny Tid Трульс Ли.— У нападавших в руках были дубинки и доски. Его диктофон и телефон были разбиты — с ним сложно связаться». Издание также поделилось фотографией журналиста, на которой видно, что у него разбито в кровь лицо.

В МИД Швеции “Ъ” уточнили, что не могут официально называть имя пострадавшей, однако проинформированы об инциденте и поддерживают связь с ее работодателем (Шведским радио), а также что сотрудники посольства Швеции в Москве на связи с ней самой.

«Это ужасная история, пока никаких официальных требований у нас нет, но, конечно, мы ожидаем, что виновные будут привлечены к уголовной ответственности и что следствие будет проведено по всем правилам»,— заявили “Ъ” в посольстве Норвегии в Москве. «Ойстен лежит в больнице, он сильно избит, нога в гипсе,— рассказал “Ъ” сотрудник посольства.— Сегодня мы постараемся поговорить с врачом и будем дальше исходить из состояния его здоровья».

Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов в эфире “Ъ FM”: «Журналистов вытащили из машины и избивали, а сам автомобиль, на котором они передвигались, сожгли. Там остались личные вещи и документы некоторых журналистов. За ними следили, по данным свободной мобильной группы, на протяжении последних двух дней. Речь будет идти о подаче заявления о нападении». Читайте подробнее



Председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин в эфире “Ъ FM”: «Насколько я понимаю, была просто организована засада на этой дороге, и эти люди на нескольких автомобилях несколько часов ждали в засаде, ну и в конце концов совершили нападение». Читайте подробнее



В Сунженской районной больнице, куда были направлены пострадавшие, сообщили, что пациенты находятся в удовлетворительном состоянии. «У них в основном диагностированы ушибы и ссадины, у одной из женщин — рваная рана правого бедра. Кроме того, они испытали серьезный психологический шок»,— сказала собеседница «РИА Новости». В больнице добавили, что травматологическое отделение, где проходят лечение журналисты, в настоящее время находится под охраной.

В числе пострадавших оказались внештатные сотрудники “Ъ” в Нижнем Новгороде — корреспондент Антон Прусаков и фотокорреспондент Михаил Солунин. Они рассказали, что всю ночь находились в полицейском участке в Сунженском районе, где их опрашивали полицейские. «Досталось всем. Вчера фотографировали синие ребра. Больше всего устали за эту ночь. Поспать бы!» — рассказал по телефону Антон Прусаков. По его словам, заместитель начальника следственного управления МВД по Республике Ингушетия сообщил на встрече с участниками пресс-тура, что им предоставлены меры госзащиты. Куда они поедут после медосвидетельствования, Антону Прусакову неизвестно: вещи участников пресс-тура остались в гостинице в Грозном, но туда они возвращаться опасаются.

Представитель Комитета по предотвращению пыток Олег Хабибрахманов пояснил “Ъ”, что, как только с журналистами проведут все необходимые следственные действия, корреспондентов эвакуируют из республики. «Это случится в ближайшие дни. Мы занимаемся документами»,— уточнил он.

По факту нападения на репортеров и журналистов на границе Ингушетии и Чечни возбуждено уголовное дело. «По факту нападения следственной частью МВД по Ингушетии возбуждено уголовное дело по статьям "Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества" и "Хулиганство" УК РФ, проводятся следственно-оперативные мероприятия»,— приводит «РИА Новости» слова секретаря Совета безопасности Ингушетии Ахмеда Дзейтова. Он добавил, что расследование уголовного дела под свой контроль взяло руководство республики Ингушетия.

В среду кроме нападения на трассе произошла еще одна атака вооруженных людей уже на штаб-квартиру правозащитников сводной мобильной группы КПП в ингушском Карабулаке. В результате погрома никто не пострадал.

Председатель КППП Игорь Каляпин сообщил, что по факту нападения на свою штаб-квартиру правозащитники сделали заявление в правоохранительные органы «Дверь там не выбили, но замок сломали. В момент нападения никого из нас в помещении не были и до сих пор мы туда не приходили»,— цитирует «Интерфакс» господина Каляпина. Он считает, что оба нападения совершены людьми, приехавшими из Чечни, и они очень похожи на нападения на наш офис в Грозном в декабре 2014 года и июле 2015 года.

По данным “Ъ”, утром перед нападением к сотрудникам ингушского офиса КППП приходили участковый и префект района, в котором находится офис. Они сказали, что у них есть информация о том, что «какие-то чеченцы планируют тут провокацию». Игорь Каляпин связался с президентом Ингушетии Юнус-беком Евкуровым, тот дал команду проверить. «Видимо, из-за сломанного телефона все поняли друг друга неверно и к вечеру приехал ингушский спецназ»,— говорит сотрудник КППП Олег Хабибрахманов. Он отметил, что это лишь его догадка, но считает, что в офис 9 марта приходили ингушские полицейские, так как чеченские в республику «просто бы не попали». «Похоже, они просто оцепили офис и стали искать провокаторов»,— предположил он.

Юрист общественной организации Комитет по предотвращению пыток Дмитрий Утукин в эфире “Ъ FM”: «В офис организации, можно сказать, в квартиру, где наши ребята жили,— она в тот момент была пустая, потому что мы оттуда эвакуировали людей,— приехали пять машин, оттуда вышли вооруженные люди в камуфляжной одежде, в масках, зашли со стороны подъезда. И трое человек проникли внутрь через балкон, это второй этаж. Они там открывали дверь, что-то там искали. Мы это видели по камерам наблюдения, пока была такая возможность. Я думаю, что это истории одной цепочки». Читайте подробнее




Комитет против пыток решили преобразовать в новую структуру


Летом 2015 года стало известно, что одна из самых известных российских НКО «Комитет против пыток» (КПП) будет преобразована в новую организацию под называнием «Комитет по предотвращению пыток». Об этом заявил руководитель НКО Игорь Каляпин. Новая общественная структура учреждена в Оренбурге, а не в Нижнем Новгороде, где с 2000 года находился штаб КПП. «Мы не готовы быть иностранными агентами. Нас заставляют признать, что мы действуем не в интересах РФ, а по заказу какого-то западного хозяина. А это неправда»,— пояснил господин Каляпин.Читайте подробнее

Галина Дудина, Дарья Тихончук, Григорий Туманов; Александра Викулова, Нижний Новгород


Комментарии
Профиль пользователя