Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Сила экономических догадок

Владимир Якунин и Андрей Клепач представили доклад о том, что нужно было бы сделать

от

Центр исследований экономической политики экономического факультета МГУ под руководством Андрея Клепача по инициативе фонда «Диалог цивилизаций» Владимира Якунина представил доклад «Стратегическое управление в российской экономике в условиях мировой турбулентности». В работе, представляющей консервативно-патриотическое направление в экономической среде, предпринята попытка увязать как минимум три сферы исследований: «геополитические» и «геоэкономические» стратегии РФ, систему государственного стратегического планирования и денежно-кредитную политику. Наиболее острый момент доклада — призыв группы Андрея Клепача отказаться от таргетирования инфляции и плавающего курса в пользу «многофакторного таргетирования». В основных экономических школах возможность такого таргетирования подвергается сомнению или отрицается.


В распоряжении “Ъ” есть резюме доклада, являющегося, по существу, первым аналитическим продуктом под эгидой фонда «Диалог цивилизаций» экс-президента РЖД Владимира Якунина. Научное руководство подготовкой доклада осуществлял вице-президент ВЭБа Андрей Клепач — бывший замминистра экономики. Владимир Якунин (см. интервью с ним) отметил, что доклад был подготовлен по инициативе МОФ «Диалог цивилизаций»: «Договоренность о работе была достигнута еще до появления концепции центра, в рамках сотрудничества форума с экономическим факультетом МГУ,— рассказал он.— Мы нашли людей, которые стремятся высказать свои предположения о развитии ситуации в глобальной экономике».

В докладе, по его словам, рассматривается вопрос управления российской экономикой в условиях мировой турбулентности. Господин Якунин отметил, что «в багаже форума 14 лет работы и наработанная методология диалога». «Рассчитываем, что эта работа еще до регистрации центра явится хорошей первой ласточкой среди исследований, которые будут проводиться центром»,— сказал он. Владимир Якунин заявил “Ъ”, что его сотрудничество и с Андреем Клепачем, и с Александром Аузаном возникло еще в 2015 году и тогда же обсуждалась идея работы по ситуации в экономике. «Для нас это в большей степени экспертно-академическая работа,— сказал “Ъ” господин Якунин.— Она направлена не на то, чтобы продвинуть или наше представление, как нужно сделать, чтобы все было хорошо. Если б были такие умные, то другой работой бы занимались. Наша задача — это анализ ситуации и выработка некоего видения ее будущего развития и участия в управлении этим развитием». Он отметил, что в правительстве пока докладом не интересовались, но выразил надежду, что интерес возникнет после его обнародования.

«Не знаю, хвалить или ругать доклад»,— сказал на презентации документа ректор РАНХиГС Владимир Мау.

«Подумай о последствиях и продолжай»,— пошутил в ответ Владимир Якунин.

Господин Мау отметил, что в докладе содержится «набор рекомендаций о том, как создавать планы», причем не все рекомендации реализуемы в России.

Раздел с рекомендациями напомнил ректору РАНХиГС «аспирантское переписывание учебника». Впрочем, он назвал доклад «идеологически нейтральным», отметив, что с одними его идеями можно соглашаться, а с другими — нет».

Президент НИУ ВШЭ Александр Шохин счел появление доклада позитивной новостью. Он отметил, что одна из главных проблем сейчас — непредсказуемость экономической политики государства для бизнеса. «Одно из достоинств доклада — комплексность, он учитывает и политику, и безопасность»,— сказал господин Шохин.

Формальная задача доклада исходя из резюме — создать предложения по «обновлению» подходов к экономической политике в связи с декларируемой возросшей волатильностью («турбулентностью») в различных сферах жизни. В тексте предпринимается попытка объединить два подхода в определении целей экономической политики («геополитические» и «геоэкономические» подходы, с одной стороны, и систему определения приоритетов стратегического планирования в экономике) с альтернативным действующему подходу к денежно-кредитной политике ЦБ с увязкой с бюджетной политикой.

По словам Андрея Клепача, исходной точкой для данного доклада стала идея о том, что повышение качества экономической политики — это важнейших фактор для увеличения конкурентоспособности экономики. Как подчеркнул автор доклада, в документе сказано, что нынешняя российская система стратегического управления является бюджетно-ориентированной, в то время как предложение авторов доклада заключается в переходе к структурно ориентированному стратегическому управлению.

«Геоэкономические» подходы, насколько возможно судить по тексту резюме, достаточно стандартны для такого рода докладов. В них декларируется будущая «полицентричность современной глобальной экономической системы» и без прямого описания каких-либо определенных целей такой стратегии и расчета ресурсов для ее реализации декларируется необходимость создания из России в «трехуровневой» системе глобализованной экономики («центральные страны — центры второго уровня — периферия») «центра силы», то есть перемещения ее из предполагаемого второго уровня системы на первый. Этот подход позволяет предположить в авторах сторонников консервативно-патриотического политического лагеря.

Второй подход достаточно стандартен: Андрей Клепач еще в бытность заместителем министра экономики достаточно много времени потратил на создание системы государственного стратегического планирования в рамках соответствующего закона. Эти документы в нынешнем Белом доме рассматриваются преимущественно как служебные. Центр предлагает расширить принципы «стратегического планирования» (на вид плохо отличимые от соответствующих разработок Госплана в ранних 80-х, в том числе «приоритетных направлений размещения производительных сил» — это уже вполне советская хозяйственная терминология) за пределы закона — на госкорпорации и госкомпании (в теории это уже происходит), а также усилить территориальное планирование. «Слова «стратегическое управление развитием» в названии доклада могут пугать, поскольку стратегия ассоциируется с Госпланом, но мы вступили в фазу спада, нам угрожает стагнация и проигрыш в качестве роста, и без выстроенной системы стратегического управления мы решить эти проблемы не можем»,— отметил господин Клепач.

Команда Андрея Клепача констатирует, что с учетом крупных муниципальных образований число взаимоувязанных документов стратегического планирования «в целом вряд ли превысит 30 тыс.». Во многом акцент на терпланах, видимо, необходим для увязывания «геоэкономической» и «стратегически плановой» составляющей доклада и соответствующих подходов.

Наконец, напрямую увязывание двух предыдущих подходов с инициативами по денежно-кредитной политике очень оригинально — команда Андрея Клепача констатирует, что «экономика сверхприбыли, доминирование финансового подхода над философией развития и предпринимательства является важнейшим тормозом для развития». Авторы предлагают теоретически очень простую модель «механизма формирования цикла снижения экономической активности», которую теоретически можно вывести упрощением из неокейнсианских моделей (такого рода объяснения природы экономических циклов характерны для критики «фискальной консолидации» популистскими левыми и ультраправыми политиками ЕС после 2008 года). Одновременно делается самый политически важный вывод доклада: по мнению группы авторов, «для малой открытой сырьевой экономики, какой является российская, не подходит политика жесткого таргетирования инфляции и свободного плавания валютного курса». Альтернативой предлагается «многофакторное таргетирование, учитывающее приоритеты экономического роста и стабильности национальной валюты».

Из текста неочевидно, как сотрудники центра экономического факультета МГУ предлагают переосмыслить классическую «трилемму денежно-кредитной политики». Идея «многофакторного таргетирования» противоречит стандартным воззрениям основных экономических школ (в том числе восходящих к кейнсианской), согласных с тем, что одновременное таргетирование инфляции и курса национальной валюты неэффективно. Вопрос о том, может ли ЦБ каким-либо набором инструментов напрямую таргетировать динамику ВВП, современная экономическая наука обычно не обсуждает за отсутствием необходимости в основных экономиках ставить такие задачи.

На самом деле при всей эклектичности доклада у него вполне могут найтись союзники не только в научной сфере (влияние марксистской идеологии на современную российскую экономическую науку очевидно, как и ее «геоэкономические» увлечения), но и во властных структурах. Так, отдельные идеи, используемые в докладе, в 2014–2015 годах высказывались представителями Минпромторга, администрации президента, Минэкономики. Впрочем, для системной попытки свести их в единую систему был необходим альянс команд Андрея Клепача, Владимира Якунина и экономического факультета МГУ.

Дмитрий Бутрин, Сергей Горяшко


Комментарии
Профиль пользователя