Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Reuters

Президент вне очереди

В Цюрихе пройдут выборы нового главы FIFA

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

Футбольная политика

В Цюрихе сегодня состоятся выборы президента Международной федерации футбола (FIFA), который заменит ушедшего на волне самого грандиозного кризиса в истории организации Зеппа Блаттера. На пост претендуют пять человек, но безусловными фаворитами в борьбе за него считаются генеральный секретарь Союза европейских футбольных ассоциаций (UEFA) Джанни Инфантино и глава Азиатской конфедерации футбола (AFC) шейх Сальман бен Ибрахим аль-Халифа. Впрочем, кто бы ни стал новым футбольным лидером, новым Зеппом Блаттером ему стать точно не суждено. Руководить этому чиновнику придется уже не государством в государстве, купающимся в деньгах и живущим по своим собственным законам, а структурой, переживающей довольно сложный период, находящейся под пристальным вниманием и контролем, финансовое благополучие которой выглядит уже не таким очевидным, как прежде.


Дуэль фаворитов


С внеочередным конгрессом FIFA связаны на самом деле два интригующих момента. Первый — это собственно исход президентских выборов. Нынешние отличаются от большинства предыдущих тем, что угадать их победителя очень сложно. А такой расклад обеспечил драматичный бэкграунд цюрихского конгресса.

Этот конгресс — порождение самого грандиозного кризиса в истории головной футбольной организации, разразившегося в мае прошлого года, перед конгрессом очередным. На волне обвинений в коррупции, предъявленных американскими и швейцарскими правоохранительными органами целому ряду высокопоставленных функционеров, сразу после переизбрания на пост президента был вынужден объявить об уходе в отставку руководивший FIFA с 1998 года Зепп Блаттер. Настоящим супертяжеловесом футбольной политики среди тех, кто выглядел его потенциальным преемником, был, пожалуй, только когда-то лучший друг, а в последнее время злейший оппонент — президент UEFA Мишель Платини. Однако его планам взойти на высшую ступень в футбольной иерархии было не суждено сбыться из-за выплывшей наружу в разгар кризиса неприятной истории о подозрительной выплате господину Платини господином Блаттером в 2011 году 2 млн швейцарских франков. Транш вылился в отстранение двух чиновников от деятельности в области футбола. На этой неделе апелляционный комитет FIFA уменьшил восьмилетнюю дисквалификацию до шестилетней, но сути дела это не меняет: к выборам Зепп Блаттер и Мишель Платини уже не имеют никакого отношения. А на сами выборы вышла пятерка кандидатов, которых в лучшем случае можно отнести к полутяжам,— генсек UEFA швейцарец Джанни Инфантино, президент AFC шейх Сальман бен Ибрахим аль-Халифа из Бахрейна, принц Иордании Али бен аль-Хусейн, бывший министр по жилищному строительству ЮАР и соратник Нельсона Манделы Мосима Габриэль Сексвале и бывший заместитель генсека FIFA Жером Шампань из Франции.

Состав этой пятерки с точки зрения их сегодняшних перспектив довольно неоднороден. Мосиму Габриэля Сексвале и Жерома Шампаня эксперты дружно считают безнадежными аутсайдерами: для таких важен, как правило, не заранее понятный результат, а сам процесс, возможность благодаря ему высказаться. Принц Али, который был соперником Зеппа Блаттера на майских выборах, представляется бойцом, а его война с избиркомом FIFA за применение во время голосования прозрачных кабинок, конец которой положил отрицательный вердикт Международного спортивного арбитража, подтверждает серьезный настрой иорданца. Но уровень его поддержки в футбольном мире чересчур низок, чтобы рассматривать успех принца как исход вероятный.

Этот уровень высок у двух кандидатов — Джанни Инфантино и Сальмана бен Ибрахима аль-Халифы. Первому ее обещали UEFA и еще ряд менее крупных и значимых организаций, второму — родная AFC плюс Конфедерация футбола Африки (CAF). Так что нет ничего удивительного, что общее мнение аналитиков сводится к тому, что выборы превратятся в дуэль между швейцарцем, который в президентской гонке фактически заменил отцепленного от нее шефа Мишеля Платини, с бахрейнцем, который до сих пор не претендовал на лидерские позиции в международном футболе и держался достаточно скромно.

Сложнее оценить исход этой дуэли. Букмекерские конторы давно видят в ней фаворитом шейха Сальмана (в William Hill ставки на него вчера принимались с коэффициентом 1,53, на господина Инфантино — 2,50). Но есть и другие точки зрения. Скажем, проведенный агентством AFP опрос среди входящих в FIFA национальных федераций (а выборщиками являются именно их руководители) выявил, что за Джанни Инфантино готовы проголосовать 68 человек, за Сальмана бен Ибрахима аль-Халифу — на 40 меньше. Но это опять же ничего не значит. Четверть из 209 федераций просто решила воздержаться от участия в опросе. Значительная же часть, по крайней мере это следовало из ответа, либо окончательно не определилась с позицией, либо не захотела ее высказать. Зато благодаря некоторым респондентам стало очевидно, что какие-то национальные федерации могут и не последовать рекомендациям соответствующей региональной конфедерации. Иными словами, просто складывать, допустим, азиатские и африканские голоса, обнаруживая, что, по сути, гарантирующую выигрыш сотню шейх Сальман наберет легко, не стоит. Все гораздо интереснее.

Из старой эпохи в новую


Вторая интрига цюрихского конгресса между тем не менее любопытна, нежели первая, лежащая на поверхности. Вопрос в том, чем будет руководить избранный на нем президент и каковы будут его реальные возможности. Впрочем, одно можно сказать с уверенностью уже сейчас: новым Зеппом Блаттером ему стать не суждено.

Та эпоха, на которую пришлось почти 18-летнее правление господина Блаттера, закончилась одновременно с майским вторжением швейцарских силовиков в отель Baur au Lac, арестами футбольных функционеров и вдруг выяснившейся правдой: для Минюста США и ФБР их принадлежность к FIFA не повод для особого, не как к обычным коррупционерам, отношения. Коррупционеры футбольные тоже легко могут загреметь в тюрьму. Десятилетиями футбольная федерация жила как государство в государстве — со своими законами, своими границами и своим королем, которому по умолчанию разрешалось больше, чем тем, кто руководит иными, неспортивными организациями. Кризис 2015 года границы стер и продемонстрировал, что FIFA, а также ее президенту теперь, видимо, придется существовать по таким законам, по которым существуют обычные бизнес-структуры. Непонятно разве что, насколько радикальными, шоковыми будут эти перемены.

Кое-какие произойдут уже непосредственно на конгрессе. Его делегатам предстоит участвовать в еще одном помимо президентского голосовании — за пакет реформ, предложенный в прошлом году самой федерацией. В этом пакете фигурируют сразу несколько пунктов, которые можно интерпретировать как понижающие статус президента по сравнению с тем, что был у Зеппа Блаттера. Это и ограничение максимального срока руководства структурой до 12 лет, и обязанность раскрывать доходы, и ликвидация компактного и, как правило, послушного начальнику исполкома: вместо него предполагается размыть властную вертикаль и создать два новых органа — совет FIFA, который займется стратегией и политикой, и офис генерального секретаря, отвечающий за оперативную и коммерческую деятельность.

Но это лишь первые, очень формальные шаги. Или "послание миру с целью вернуть утраченное доверие", как назвал необходимое, на его взгляд, одобрение реформ (а для него потребуется аж три четверти голосов) исполняющий обязанности президента FIFA Исса Хаяту. Но доверие надо будет постоянно подтверждать. И в связи с этим непонятно, насколько жестким будет контроль над FIFA со стороны спортивных и не связанных со спортом ведомств, насколько самостоятельной будет ее политика, или идеи прозрачности и чистоты свяжут ее по рукам и ногам.

Непонятно и кое-что еще. Одним из наиболее ярких обещаний, сделанных Джанни Инфантино по ходу предвыборной кампании, было обещание резко увеличить выплаты национальным федерациям от FIFA. В период с 2011 по 2014 год они составляли $2,05 млн ежегодно. Господин Инфантино гарантировал каждой по $5 млн на реализацию проектов по развитию футбола и даже дополнительно $1 млн на расходы, связанные с путешествиями, для "маленьких" и "удаленных" стран. И это не все. Еще по $40 млн он "подарил" всем шести региональным конфедерациям.

В действительности щедрость швейцарца легко объяснить. Джанни Инфантино, проявляя ее, явно основывался на тех данных, чтобы были обнародованы в мае 2015 года, перед предыдущими выборами, и изображали FIFA буквально купающейся в деньгах. С 2011 по 2014 год она получила доход в размере $5,718 млрд, а ее резервный фонд вырос до $1,523 млрд.

Но это цифры из старой эпохи. Насчет же того, что будет в эпохе начинающейся, ничего не известно. Неизвестно, например, правы ли источники, уверяющие, что FIFA уже столкнулась с угрозами спонсоров покинуть футбол, ассоциирующийся с коррупцией и взяточничеством. Неизвестно, затруднит ли новый, прозрачный формат деятельности федерации создание коммерческих альянсов. Показательно, что Маркус Каттнер, и. о. генсека FIFA, характеризуя перед выборами ее финансовое положение, назвал его тревожным, предпочтя не вдаваться в детали.

Сальман бен Ибрахим аль-Халифа, кстати, проявил себя куда более острожным человеком. Комментируя заявления Джанни Инфантино, он сказал, что, по его расчетам, такой план, будь он реализован, "через три года привел бы FIFA к банкротству", вынудив ее покрывать гигантский — более чем в $500 млн — дефицит бюджета из резервного фонда. "Для начала лучше восстановить имидж и репутацию FIFA, а потом уже думать о том, как генерировать доходы",— резюмировал шейх Сальман. Хотя не факт, что его, скептика, резюме участникам сегодняшнего голосования будет ближе прожектов второго фаворита. Все-таки трудно представить, чтобы они за время кризиса успели забыть о той прекрасной эпохе, в которой процветали до сих пор. Перестройка сознания занимает куда больше времени, чем корректировки регламентов и уставов.

Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя