Прекращение огнем

Сирию попросили помириться

На прошлой неделе президенты России и США смогли достичь договоренности о перемирии воюющих на территории Сирии сторон, предприняв попытку перевести военное противостояние в политическое урегулирование конфликта. "Власть" разбиралась, каких усилий это стоило и что может помешать установлению мира на сирийской территории.

Рисунок: Андрей Шелютто, Коммерсантъ

Иван Сафронов, Сергей Горяшко

Договоренность о прекращении огня обсуждалась на встрече Международной группы поддержки Сирии 11 февраля в Мюнхене: тогда, по словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, Москва подготовила "достаточно конкретные" предложения. Однако для начала их реализации требовалась верификация на высшем уровне — президента России Владимира Путина и президента США Барака Обамы как представителей двух держав, способных оказывать влияние на все стороны конфликта. О том, что с российской стороны все предложения сформулированы не просто конкретно, а уже окончательно, стало понятно 21 февраля, когда глава Минобороны РФ Сергей Шойгу прибыл с краткосрочным визитом в Тегеран. По сообщению агентства ИРНА, там он встретился с президентом Ирана Хасаном Роухани. Во время переговоров поднимался самый широкий спектр тем, в частности военно-техническое сотрудничество и вопросы региональной безопасности на Ближнем Востоке. Однако, по словам источников "Власти" в госструктурах РФ, главной целью для Шойгу являлась доставка специального послания Владимира Путина, в котором подробно описывались идеи по прекращению боевых действий в Сирии. Иран является одним из основных союзников России при проведении военно-воздушной операции против террористов на сирийской земле, и донести свою точку зрения до ключевых партнеров российские власти пожелали заблаговременно.

Уже на следующий день, 22 февраля, президент РФ выступил с экстренным обращением к нации, в котором сообщил о проведенном разговоре с Бараком Обамой и достижении по его итогам российско-американских договоренностей о прекращении боевых действий в Сирии. Спустя два дня Владимир Путин созвонился с сирийским президентом Башаром Асадом, королем Саудовской Аравии Сальманом ас-Саудом, премьером Израиля Биньямином Нетаньяху и президентом Ирана Хасаном Роухани. Каждому из них он подробно разъяснил суть российских предложений, после чего собрал постоянных членов Совбеза РФ для выработки дальнейших шагов.

Суть достигнутых условий описывается достаточно просто: до полудня 26 февраля все воюющие в Сирии стороны обязаны подтвердить России или США свою приверженность прекращению огня. После этого военные двух стран очертят на картах территории, на которых действуют оппозиционные Башару Асаду войска,— с этого момента там никакие боевые операции вооруженных сил России и возглавляемой США коалиции вестись не будут. Оппозиционеры, в свою очередь, введут режим прекращения огня в отношении правительственной армии Сирии и группировок, оказывающих им поддержку. "Россия проведет необходимую работу с Дамаском — с легитимным руководством Сирии,— пообещал Владимир Путин.— Рассчитываем, что США то же самое сделают со своими союзниками и группировками, которые ими поддерживаются". Систематическое нарушение какой-либо из сторон режима прекращения огня грозит исключением ее из круга участников договоренностей и отменой действия в отношении нее соответствующей защиты. Чтобы контролировать процесс, стороны условились создать горячую линию, а с 23 февраля на авиабазе Хмеймим начал работать координационный центр по примирению враждующих сторон в Сирии. Он состоит из пяти подразделений (анализа и планирования, ведения переговоров, заключения соглашений и взаимодействия с зарубежными организациями, информационной поддержки и оказания гуманитарной помощи населению Сирии). По словам официального представителя Минобороны Игоря Конашенкова, там работают свыше 50 российских военнослужащих, имеющих опыт проведения миротворческих миссий.

Снижение интенсивности полетов связано с нежеланием допустить ошибку, способную помешать процессу прекращения огня

Владимир Путин сказал, что подобному заявлению предшествовала "интенсивная работа команд российских и американских экспертов": "Наши переговорщики провели несколько раундов закрытых консультаций". По словам военных и дипломатических источников "Власти", для достижения результата было приложено "колоссальное количество усилий": "Это было сродни сложнейшей спецоперации, но остановить эту мясорубку, когда одни воюют с террористами, другие — против правительственных войск, а третьи — вообще против всех, было просто необходимо". "Работа велась по всем направлениям: нужно было выстроить такие механизмы, которые устраивали обе стороны: и нас, и коалицию,— говорит высокопоставленный офицер Минобороны.— Когда верховный главнокомандующий поставил эту задачу, она, учитывая всю напряженность в отношениях с США, казалась невыполнимой, по крайней мере в краткосрочной перспективе". Самым сложным, по утверждению собеседника "Власти", было преодоление принципиальных разногласий с американскими коллегами относительно того, кто является сирийской оппозицией, а кто лишь прикрывается этим статусом. Возникают сложности и с оценкой действий российских властей. Например, официальный представитель Пентагона Питер Кук заявил, что прекращение огня в Сирии — это "тест для России", но сразу получил отпор: его коллега Конашенков быстро посоветовал ему "умерить свой пыл", "быть скромнее да и профессиональнее". Сетуют в Минобороны и на то, что Пентагону в кратчайшие сроки были официально переданы все контактные данные горячей линии (основной и резервный каналы), как это было предусмотрено российско-американским соглашением о прекращении огня в Сирии, но ответа пришлось дожидаться неоправданно долго. Также в Москве не совсем понимают позицию Вашингтона, который, несмотря на наличие договоренностей, ведет параллельную разработку запасного плана действий в случае провала нынешнего. В частности, выступая 24 февраля на слушаниях в сенатском комитете по ассигнованиям, госсекретарь США Джон Керри отметил, что если мировому сообществу не удастся договориться по достижению перемирия в Сирии, то американские власти будут вынуждены делать более "конфронтационные шаги". "Возможно, мы попросим американский Конгресс сделать больше",— сказал он, имея в виду разрешение на отправку наземных войск в регион.

"Концентрируемся целиком и полностью сейчас на тех задачах, которые сформулированы президентами двух стран. Считаем преждевременным вообще говорить о каких-то других планах, ибо сейчас самая насущная задача — это выйти на прекращение огня в отношении тех группировок, которые поддерживают существующую инициативу,— прокомментировал в тот же день его слова пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.— Основная цель — остановить кровопролитие в Сирии и создать тем самым почву для выхода на политическое урегулирование". "По плану Б все сказали: нет его и не будет никогда",— отрезал Сергей Лавров. Несмотря на имеющиеся разногласия, и в Кремле, и в Белом доме склонны к осторожному оптимизму, однако делать какие-то далеко идущие выводы не готовы.

Режим прекращения боевых действий не будет распространяться на запрещенные в России террористические группировки: "Исламское государство", "Джебхат ан-Нусра" "Ансар аль-Ислам", "Бригады Абдуллы Аззама", "Ансар аль-Шариа", "Исламское движение Туркестана", "Имарат Кавказ" и иные, признанные в качестве таковых Совбезом ООН. Источник "Власти" в Генштабе утверждает, что все удары с воздуха и моря и так наносились по инфраструктурным объектам боевиков — причем цели выбирались не только по данным агентурной или спутниковой разведки, но и на основании информации, поступающей из координационного центра в Багдаде (в него входят Россия, Сирия, Иран и Ирак). Однако зачастую представители оппозиции и зарубежных правозащитных организаций заявляли, что вследствие налетов бомбардировщиков и истребителей воздушно-космических сил РФ гибнут именно они, а не террористы. Российские военные это категорически опровергали, требуя предоставления доказательств.

Минобороны РФ получило уже несколько десятков обращений от представителей сирийской оппозиции, готовой к перемирию

Фото: Rodi Said , Reuters

Так или иначе, но с появлением координационного центра в Хмеймиме алгоритм выбора целей для нанесения ударов изменится. В конце прошлой недели Минобороны РФ рапортовало о десятках обращений от представителей оппозиции, согласившейся приостановить военные действия на территории республики (например, бойцы Свободной сирийской армии согласились прекратить боестолкновения на две недели). Получив информацию от оппозиции, сотрудникам центра предстоит не только переговорить с представителем группировки по телефону, но и совершить выезд на места, чтобы удостовериться в соблюдении режима прекращения огня и обеспечить доставку гуманитарной помощи населению. Пока работа ведется с представителями группировок в различных населенных пунктах провинций Хама, Латакия, Дамаск, Деръа и Хомс. Самые крупные успехи связаны именно с Хомсом и северными районами Латакии: в частности, в Джавалике, Гнаймии, Лауляте и Бордж-Исламе заявочные листы на примирение были подписаны буквально за один день. Удары в этих районах, а также в тех, откуда продолжают поступать обращения от местных властей и представителей вооруженных группировок о желании прекратить огонь и начать переговоры о примирении, российская авиация наносить не будет. Задача отчасти облегчается тем, что силы демократической сирийской оппозиции пошли на контакт с правительственными войсками еще в январе: на тот момент начальник главного оперативного управления российского Генштаба генерал Сергей Рудской оценивал их количество более чем в 10 тыс. человек. Особых успехов достигли отряды Сирийской демократической армии (они продвинулись на восемь километров в направлении на Ракку), "Сурейм" и "Челобия" (освободили от боевиков территорию площадью 60 кв. км с восточной и западной стороны плотины через реку Евфрат в районе Эль-Ахмар), а также "Соколы пустыни" (освободили столицу горной Латакии — Сальму). Собеседник "Власти" в Генштабе подчеркивает, что эта работа по примирению сторон продолжается — для этого задействованы все необходимые дипломатические и политические каналы.

Вместе с наступлением перемирия интенсивность вылетов авиации в значительной степени снизится. Для сравнения: за трое суток, с 1 по 4 февраля, самолеты ВКС РФ выполнили 237 боевых вылета по 875 объектам террористов в пяти провинциях, а 23-24 февраля — уже только 62 вылета при 187 пораженных целях. Официально военные объясняют это сокращением территорий, однако неофициально поясняют, что снижение интенсивности полетов связано в большей степени с нежеланием допустить ошибку и создать тем самым прецедент, способный поставить крест на еще только начавшемся процессе прекращения огня. Более того, по информации "Власти", в ближайшее время задействование в операции стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95МС (взлетали с аэродрома Энгельс Саратовской области), самолетов дальней авиации Ту-22М3 (с аэродрома Моздок в Северной Осетии) не планируется. Также в ближайших планах военных не стоят пуски крылатых ракет морского базирования "Калибр-НК" с кораблей Каспийской флотилии или подводной лодки Черноморского флота "Ростов-на-Дону" (всего было отстреляно 48 ракет). Хотя, по словам военных, в случае экстраординарной ситуации согласовать с тем же Ираном трассу полета ракет из акватории Каспия "не составит никаких проблем": "Право использовать это оружие против террористов у нас есть".

При таком раскладе основная нагрузка ляжет на бомбардировщики и истребители в Хмеймиме — по состоянию на февраль их там насчитывается около 40 единиц. Согласно официальным отчетам Минобороны РФ, летчикам удается уничтожать десятки опорных пунктов террористов в Хаме, располагающихся на господствующих высотах, уничтожать минометные батареи и бронетехнику противника близ Пальмиры, а также обеспечивать поддержку с воздуха правительственной армии, которая вместе с бойцами народного ополчения смогла продвинуться в Алеппо. Там, по словам военных, им удалось не только выбить боевиков с позиций, но и освободить населенные пункты Нубуль и Эз-Захра, которые находились в блокаде более четырех лет.

Полковник запаса Виктор Мураховский считает, что правительственная армия Сирии достигла определенных успехов: "Это видно по освобождению Латакии, существенному продвижению в Алеппо и выходу на юге к сирийско-иорданской границе, но назвать эти успехи стратегическими нельзя". Впрочем, эксперт признает, что одержанные победы производят кумулятивный эффект, который способен воплотиться в крупные оперативные успехи. "Можно сказать, что соглашение о прекращении огня достигнуто на пике успеха сирийской армии,— заявил он.— С чисто военной точки зрения у Асада была перспектива в течение ближайших недель добиться успеха в Алеппо". Перемирие же, по его мнению, позволит перегруппировать силы сирийских войск и развернуть наступление на территории, подконтрольной боевикам: пока же асадовской армии сложно действовать по закону военного искусства, сосредотачивая большие силы на отдельных направлениях, добиваясь там успеха и переходя к другим целям. Он признает, что боеспособность сирийской армии ранее нарастала во многом за счет действий российской авиации, работы российских военных инструкторов с сирийскими солдатами, а также благодаря поставкам оружия из РФ.

Если три или четыре группировки действуют на одном пятачке, может быть много случайных ошибок и провокаций

Бывший главком сухопутных войск, ветеран второй чеченской кампании и вооруженного конфликта в Южной Осетии августа 2008 года Владимир Болдырев считает, что "с чисто военной точки зрения" действия сирийской армии не имели особого успеха на протяжении всех четырех лет войны: "Если бы не поддержка российских ВКС РФ и помощь России в руководстве сирийскими войсками, вряд ли бы наметилось какое-то продвижение. Сейчас есть тактические успехи, но не победоносное наступление". При этом именно "тактический успех сирийской армии, местами перерастающий в оперативный", по его словам, дал возможность начать процесс переговоров о заключении перемирия. По мнению Болдырева, потребуется "еще очень много времени", чтобы освободить от боевиков огромную неподконтрольную правительству Сирии территорию, если война будет продолжаться в том же темпе, что и сейчас. Перемирие, по его словам, очень важно для измотанной длительными боями сирийской правительственной армии, ей нужны отдых, пополнение, поставки оружия: "Но режим прекращения огня вряд ли получится установить быстро". Рассчитывать, что армия Башара Асада могла бы в ближайшее время разгромить ИГ и выйти к турецкой границе, если бы не режим прекращения огня, по словам экс-главкома, не стоит. "ИГ сопротивлялось бы этому свирепо, а по итогам группировка отошла бы на территорию Турции, а потом бы вернулась обратно,— уверен он.— Совладать с ними непросто, потребуется много времени". "Конечно, если бы РФ ввела сухопутную группировку в Сирию и начала боевые действия там, это принесло бы успехи,— продолжает генерал.— Но нам втягиваться в эту войну нельзя". По его убеждению, сирийской правительственной армии нужно более тесно взаимодействовать с армиями Ирана и Ирака, а также создать единый штаб руководства вооруженными силами всех трех стран. "Нам же необходимо усилить группировку авиации, разведывательную группировку, снабжение увеличить",— считает бывший главком.

Гражданская война в Сирии непрерывно ведется с 2011 года, но шанс остановить кровопролитие появился только сейчас

Фото: AP

Не добавляют оптимизма и отношения с Анкарой. Речь идет, в частности, о реакции руководства Турции на достигнутые договоренности. Так, на прошлой неделе президент страны Реджеп Тайип Эрдоган обвинил США, Евросоюз, ООН, Иран и Россию "в бесчестных действиях в Сирии, напрямую или опосредованно позволяющих силам Асада убивать мирных жителей". Кроме того, он потребовал исключения из сирийского мирного процесса курдских отрядов народной самообороны, поскольку приравнивает их к вооруженным террористам. "Это соглашение о прекращении огня касается Сирии и воюющих внутри нее сторон, нас оно не связывает обязательствами,— заявил, в свою очередь, турецкий премьер Ахмет Давутоглу.— Если какая-либо из сторон (в Сирии.— "Власть") создаст опасность для нас, мы будем реагировать. Только мы решаем, что делать для поддержания национальной безопасности". По данным Минобороны РФ, на приграничных территориях Сирии по курдам ведется обстрел крупнокалиберной артиллерией с территории Турции — этот факт 13 февраля подтверждал и сам Эрдоган. Россия же курдов поддерживает, поскольку они также участвуют в борьбе с "Исламским государством". Примечательно, что отряды народной самообороны в Сирии заявили, что будут придерживаться перемирия, однако оставляют за собой право на ответный удар, если их позиции будут атакованы.

"После того как турки сбили наш штурмовик, ждать от них адекватных поступков не приходится, мы ожидаем новых сознательных провокаций",— говорит собеседник "Власти" в Минобороны РФ.

Политолог-востоковед Григорий Меламедов убежден, что Турция в любом случае будет препятствовать любым действиям курдов, вопрос только в том, какими именно методами. При этом, по словам эксперта, перемирию в Сирии мешает еще один существенный фактор — на территории страны есть много мест, в которых сосредоточено большое количество различных объединений: "Представим ситуацию, если три или четыре группировки действуют на одном пятачке, может быть много случайных ошибок и провокаций". Военные, в свою очередь, обещают сделать все от них зависящее, чтобы не поддаваться на провокации и исключить ошибки.

По словам источника "Власти", близкого к Кремлю, на это перемирие делается очень большая ставка: "Если все увенчается успехом, то это будет огромная дипломатическая победа не только для нас, но и для Сирии, которая получит шанс сохранить свою государственность, а не распасться на отдельные куски. Для нас это очень важно".

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...