Подробно

19

Фото: Lexus

На своей шкуре

Презентация нового внедорожника Lexus Life RX

от

Или как корреспондент “Ъ-Lifestyle” на несколько часов стал Джудом Лоу. Из первых уст.


До последнего момента организаторы держали в строгом секрете и место, и суть действия. И вот наконец-то я сижу в автомобиле Lexus Life RX на пассажирском месте рядом с водителем в каком-то темном, полупустом ангаре на южном берегу Темзы, а ассистент сзади, из-за спинки кресла натягивает на меня очки виртуальной реальности, успокаивая:

— В них вам надо будет просидеть не дольше минуты, сообщите, если вы вдруг почувствуете какой-то дискомфорт.

Перед глазами где-то внизу появился широкий, уходящий за горизонт пляж, по которому зигзагами мчался шикарный белый Life RX. Он то появлялся, то исчезал из поля зрения, оставляя на таком же белом, как и он сам, песке витиеватые следы. Вдруг крыша автомобиля начинает приближаться, как будто я спускаюсь с неба на парашюте, и в последний момент с меня снимают очки.

Времени на самом деле прошло не больше минуты, но освободившись от очков, к своему удивлению я обнаружил, что автомобиль уже окружен яркой шумной толпой. Все говорили одновременно и в основном обращались ко мне. Ближе всего к окну машины была блондинка с планшетом в руках:

— Все прошло великолепно! Режиссер доволен! Эта сцена отснята, и сегодня больше дублей не понадобится. Вы свободны! — протараторила она.

Ее место заняла мулатка с точеными чертами лица и широкой улыбкой:

— Все замечательно! Вам теперь нужно возвращаться в отель. Там пройдет пресс-конференция, а затем надо будет ехать на церемонию вручения. У вас два голосовых сообщения на автоответчике, их можно будет прослушать по дороге в отель. Впереди долгая ночь, может быть, вы проголодались? Режиссер прислал в ваш трейлер шеф-повара, может, перекусите? Тем более что перед отелем собралась толпа папарацци, и мы пока не понимаем, что с ней делать.

Вопрос был задан таким тоном, что подразумевал один-единственный, положительный ответ.

Следуя за приглашением, я вышел из машины. Люди вокруг, все еще не спускающие с меня глаз, сразу оживились. В разноликом гомоне различались фразы:

— Виктор, мы ваши давние поклонники!

— Эта сцена была великолепной!

Тем временем из многоголосой толпы вынырнул невысокий бородатый мужчина в клетчатой рубашке и бейсболке, надетой козырьком назад.

— Виктор, сцена получилась на славу! Ты просто молодец, старик! Я тебе там в трейлер послал повара, который угощал нас в Каннах. У него сейчас новый рецепт стейка с сыром. Потрясающая вещь, попробуй!

Мулатка, которая, как я уже понял, играла роль моего ассистента, провела меня к большому серебряному трейлеру, где рыжий повар, с восторгом вспоминая каннские вечеринки, на которых, судя по его словам, мы повеселились на славу, угостил меня кусочками нежнейшего стейка, предложив закусить их брынзой.

Я не успел до конца насладиться сырно-мясным ароматом, как все та же мулатка уже усаживала меня в другой автомобиль, напоминая водителю включить голосовую почту.

— У вас два сообщения,— повторила она, обращаясь ко мне.— Одно от главного помощника, а второе от продюсера фильма. А мы уже увидимся на афтерпати после церемонии. Удачи! — сверкнув глазами, добавила она, захлопывая дверь.

Машина плавно двинулась с места, а из динамиков салона раздался женский металлический голос:

— У вас два сообщения. Первое сообщение:

— Привет! Здесь в гостинице просто кошмар! Перед входом собралась огромная толпа папарацци, и все ждут вас. Я договорился с администрацией, что вас проведут через черный вход. Перед пресс-конференцией у вас еще назначена встреча с молодым лондонским дизайнером Джошуа Кейном. И хотя у него пока только один магазин в Лондоне на Old Spitalfields market, сам он собирается на рынке моды потеснить ни много ни мало такие бренды, как Burberry. Он очень просил о встрече и, конечно же, будет умолять, чтобы вы на красную дорожку надели его костюм. Затем у вас встреча с косметологом, а потом уже пресс-конференция. Да, и поздравляю с окончанием съемок. Я уже разговаривал с директором, и он, кажется, всем очень доволен. На красной дорожке в этом году организаторы не составляли графика приезда гостей. Так что можете столкнуться с кем-то из знакомых. Это, кажется, все. Удачи!

— Второе сообщение,— объявил тот же женский голос.

— Виктор, привет! Кажется, все получилось лучше, чем мы ожидали! Все очень довольны. Знаешь, я вчера здесь кое с кем переговорил, и, судя по всему, в этом году статуэтка будет твоя. Многие собираются голосовать за тебя! Удачи, и увидимся на церемонии!

Тем временем автомобиль подкатил к административному входу гостиницы, вокруг которого уже кружили пара, наверное, самых догадливых фотографов. Но и они остались ни с чем. Несколько широкоплечих охранников оттеснили их от машины, в то время пока другой их коллега, крепко обняв меня за плечи и почти оторвав от земли, занес мое тело в гостиницу.

Все разворачивалось стремительно. Через минуту я почему-то ехал в тележке для багажа с плотно закрытыми шторами, а очередная девушка с неземной улыбкой и планшетом строго отчитывала двух молоденьких консьержев, толкавших тележку в смешных круглых шапочках, напоминавших героев фильма «Отель “Гранд Будапешт”», и наперебой скороговоркой рассказывающих мне, как они любят все без исключения фильмы с моим участием:

— Я же предупреждала вас не докучать нашим гостям!

Еще через минуту я стоял в тускло освещенном гостиничном номере, где, низко склонившись над столами, что-то шили портные, а передо мной стоял сам Джошуа Кейн со своими коронными, по-гусарски закрученными вверх усами. Кейн, наверное, самый культовый сегодня персонаж в мире лондонской моды, к поклонникам которого причисляют себя и Джейми Кэмпбелл Бауэр, и Рассел Брэнд.

— Виктор, я специально для нашей встречи перевез сюда почти все наше ателье. Мне очень важно, чтобы ты увидел, как мы работаем. Вот, посмотри, здесь все наши новые модели.

В первую очередь взгляд привлекал портновский манекен, на который был надет приталенный пиджак, футуристически подсвечиваемый изнутри. Пока Джошуа объяснял мне про особое волокно, используемое при пошиве этого пиджака, я обратил внимание, что несколько костюмов пошиты из ткани с орнаментом, так любимым Александром Маккуином и известным в России как «гусиная лапка», а в Англии его почему-то называют «зуб собаки». Теперь стало ясно, почему Джошуа Кейна английская пресса называет новым Александром Маккуином.

Не задержавшись надолго у косметолога, через какое-то время я уже сидел на пресс-конференции. После пяти минут вспышек и просьб с разных сторон улыбнуться или обнять сидевшего рядом бородатого директора фильма я пытался стандартными красивыми фразами давать ответы на такие же стандартные вопросы, больше подчеркивая роль команды, окружавшей меня, чем свою.

— Все, последний вопрос,— в очередной раз сказал модератор, выхватив из леса рук журналиста в твидовом пиджаке и таком же твидовом галстуке.

— Виктор, до нас уже дошли слухи, что вам особо удалась последняя сцена фильма, где вы гоняете на джипе по пляжу. Что вы сможете сказать по этому поводу?

— У меня ничего бы не получилось, если бы вокруг не было столько профессионалов,— ответил я, указывая на рядом сидевшего бородача в клетчатой рубашке.

— О, Виктор — сама скромность. Мы же никто, если бы не было тебя! — ответил тот.

— То же самое я могу сказать о вас,— парировал я.

— Все! Конференция окончена,— выкрикнул в зал модератор и, мягко взяв меня за локоть, подтолкнул к двери, не обращая внимания на крики журналистов, пытавшихся задать последний вопрос.

Красная дорожка появилась неожиданно, после того как наш автомобиль резко завернул за угол. С одной ее стороны скучая толпились фотографы и операторы с телекамерами на плечах, а с другой — переминаясь с ноги с на ногу, тихо судачили фанаты.

Но все мгновенно изменилось, когда наш автомобиль затормозил и я открыл дверь. Вся толпа дружно ахнула, ослепительно заработали вспышки, а очаровательная дама в длинном вечернем платье в пол мягким движением руки пригласила меня выйти из автомобиля на красную дорожку.

Справа операторы и фотографы кричали так, как будто знали меня с детства:

— Виктор, улыбнись нам в объектив.

— Виктор, посмотри сюда!

Слева — длинноногие девицы, женщины среднего возраста и невесть как сюда попавшие японские школьницы почти навзрыд просили подойти к ним и расписаться в их блокнотах.

Меня буквально раздирали на части. Кому-то я улыбался, позируя, кому-то расписывался в блокноте, а кому-то просто махал рукой.

Оказавшись у пресс-волла, украшенного логотипом Lexus Life RX, ко мне подбежала журналистка с микрофоном в руках, а за ней маячил оператор с телекамерой.

Вдруг, машинально отвечая на ее очередной вопрос, я почувствовал, как меня кто-то обнял за плечи. Обернувшись, я увидел перед собой расплывшееся в довольной улыбке лицо самого Джуда Лоу. Да, сбоку от меня стоял живой Джуд Лоу и крепко обнимал меня за плечи:

— Виктор, старик, как приятно тебя видеть! Все только и говорят о тебе и твоем фильме! Парень, это твой день! Дай, дай я с тобой сфотографируюсь! — говорил он под нескончаемый поток вспышек фотоаппаратов.

Джуд Лоу исчез так же неожиданно, как и появился.

Ассистент проводила меня в лобби гостиницы, где на последнем этаже перед баром с афтерпати ждала меня Альбина, сотрудница московского офиса Lexus.

На вопрос, как все прошло, я с деланной обидой, а на самом деле с усердием пытаясь вернуться в свою повседневную жизнь, спросил:

— А почему вы не говорите, что я ваш кумир, или не поздравляете меня с окончанием съемок?

— Я надеюсь, что вам все понравилось,— смутившись, улыбнулась она.

В баре под модную музыку шумела разгоряченная коктейлями добрая сотня журналистов, приехавших на презентацию Lexus Life RX с разных европейских стран. За оконной стеной открывался потрясающий вид на ночную Темзу и собор святого Павла. А у меня на сердце как-то грустно скреблись кошки, а в голове, словно в музыкальном видеоклипе, мелькали сцены, в которых мне посчастливилось только что побывать. Медленно и с трудом я освобождался от звездного образа голливудской кинозвезды.

А теперь факты


Во вторник на прошлой неделе в Лондоне презентовали новый гибридный внедорожник Lexus Life RX.

Около 100 представителей СМИ из разных европейских стран стали частью уникального интерактивного театрального действия, в котором каждый из них отдельно в течение часа жил жизнью голливудской суперкинозвезды. Организаторы поставили себе цель показать, что Lexus Life RX — это не просто новый кроссовер, а целый стиль жизни, предполагающий роскошь и самые новаторские технические разработки, ограниченные лишь фантазией водителя.

Действие, разбитое на 14 сцен, проходило на южном берегу Темзы сначала в одном из ангаров, а затем в отеле, недавно построенном по проекту известного британского дизайнера Тома Диксона (Tom Dixon). Венцом всего театрального шоу стало появление в одной из финальных сцен на красной дорожке лица рекламной кампании Lexus Life RX Джуда Лоу (Jude Law), который, одарив журналистов своей фирменной улыбкой, просил сфотографироваться с новыми «голливудскими кинозвездами».

Первые сцены интерактивного шоу были, с одной стороны, посвящены пяти органам чувств человека, а с другой — различным техническим новшествам, которые стимулируют эти самые чувства и, по мнению организаторов, выгодно выделяют этот автомобиль среди прочих джипов. Здесь были и наночастицы климат-контроля, не позволяющие пыли проникать в салон автомобиля, и аудиосистема, разработанная Марком Левинсоном (Mark Levinson), пионером аудиоиндустрии, чьи звуковые пульты использовались еще на сцене легендарного фестиваля в Вудстоке в 1969 году. На каком-то этапе участники шоу оказывались в импровизированном модном ателье, где молодой лондонский дизайнер Джошуа Кейн (Joshua Kane), которому в Британии последнее время прочат славу Александра Маккуина (Alexander MacQueen), умолял так называемых звезд одеть именно его наряд на красную дорожку. Его присутствие в этом проекте символизировало то, что часть элементов интерьера салона Lexus Life RX выполнены вручную.

Затем гости, посетив такой же импровизированный салон красоты, давали пресс-конференцию, где актеры, довольно правдоподобно изображающие настырных журналистов, просили настоящих журналистов, уже целый час живших жизнью киноактеров, поделиться впечатлениями о том, каково это быть голливудской звездой.

Сама же настоящая голливудская кинозвезда Джуд Лоу так охарактеризовал этот проект: «Иммерсивный театр, как явление, интересует меня давно. Эта форма, где зрителю отводится ведущая роль и которая уносит его в волшебный мир. Я надеюсь, что всем все понравилось и участники получили не меньше удовольствия, чем мы, когда создавали это представление».

Виктор Баллагаде


Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя