Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Off-позиция

Переговоры по Сирии в Женеве начались без ключевых переговорщиков

от

В Женеве в пятницу стартовали переговоры по сирийскому урегулированию, до последнего момента находившиеся под угрозой срыва. Впрочем, идеи и договоренности международных посредников были реализованы лишь частично: оппозиционные группировки, входящие в курируемый Саудовской Аравией Высший комитет по переговорам, в Женеве так и не появились. Если они в конечном счете не изменят свою позицию, новый мирный процесс ждет еще большее фиаско, чем прошедшая два года назад конференция «Женева-2»: тогда представители режима Башара Асада и оппозиции пусть и не сели за общий стол переговоров, но хотя бы собрались в одном здании.


Накануне решающей даты спецпредставитель генсека ООН по сирийскому урегулированию Стаффан де Мистура обратился к сирийцам с видеопосланием: «Пять лет конфликта — это слишком много. Ужас стоит перед глазами каждого (сирийца.— “Ъ”)... Мы рассчитываем, что вы скажете: “Остановитесь!”»

Пламенное послание, однако, ситуацию не переломило, и еще в пятницу днем ни у кого не было понимания, состоится ли встреча. «Не могу вам сказать, кто примет участие в переговорах, где и когда они состоятся»,— отбивался от журналистов пресс-секретарь женевского отделения ООН Ахмад Фаузи.

Напомним, представители Высшего комитета по переговорам (ВКП), сформированного в декабре на конференции в Саудовской Аравии, предъявили ультиматум: они проигнорируют женевские переговоры, если к ним будет допущена «третья сторона» (то есть группировки, участвовавшие во встречах в Москве и Каире). Вместе с тем организаторы переговоров все-таки отправили индивидуальные приглашения нескольким фигурантам альтернативного «списка Москвы». В свою очередь, по данным “Ъ”, Москва согласилась с тем, чтобы в переговорах участвовали члены двух организаций, которые РФ считает террористическими — «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам». Правда, было оговорено, что в Женеве они будут присутствовать «в личном качестве». «Если они будут делать какие-то заявления от имени группировок, то это будет нарушением договоренности»,— заверил “Ъ” дипломатический собеседник в Москве.

В ВКП выдвинули еще целый ряд условий для начала переговоров — снятие правительственными войсками осад сирийских городов, прекращение атак на гражданское население и освобождение заключенных. «Мы отправили свои требования в ООН и теперь ждем от них ответа»,— заявил в пятницу “Ъ” бывший лидер Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС, составила основу «списка Эр-Рияда») Хади аль-Бахра. Объясняя позицию ВКП, он сослался на резолюции Совбеза ООН по гуманитарной ситуации в Сирии, а также принятую 18 декабря 2015 года резолюцию 2254 по политическому процессу в стране. В ней действительно содержится призыв «незамедлительно предоставить гуманитарным организациям оперативный, безопасный и беспрепятственный доступ на всей территории Сирии» и «освободить всех произвольно задержанных лиц, особенно женщин и детей», а также требование ко всем сторонам конфликта «незамедлительно прекратить все нападения на гражданских лиц и гражданские объекты как таковые».

В пятницу жесткую позицию противников президента Башара Асада поддержал глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган, заявивший: «Для оппозиции принять участие в переговорах до соглашения о прекращении огня было бы предательством по отношению к бойцам, находящимся на линии фронта».

В ООН, впрочем, с таким подходом не согласны. «Идея заключается в том, что они (оппозиционеры.— “Ъ”) должны приехать и обсудить это, а не говорить, что это должно произойти перед переговорами»,— заявила в пятницу Хавла Маттар, глава офиса Стаффана де Мистуры. «Здесь нечего обсуждать. Речь идет об общепризнанных гуманитарных стандартах, которые надо соблюдать»,— парировал Хади аль-Бахра.

В итоге представители ВКП в Женеве в пятницу так и не появились, а господину де Мистуре пришлось ограничиться встречей с представителями правительственной делегации, состоящей из 16 человек и возглавляемой постпредом Сирии в ООН Башаром аль-Джафари. Формально это дало организаторам переговоров повод объявить, что они начались.

В Женеву также приехали несколько фигурантов «списка Москвы». Как рассказал “Ъ” один из них, представитель «Народного фронта за перемены и освобождение» Кадри Джамиль, в пятницу никаких мероприятий у участников альтернативной оппозиционной делегации не было. «Мы планируем встретиться со Стаффаном де Мистурой в понедельник. К воскресенью нас должно быть здесь 15 человек. Хотя некоторые еще не получили официальные приглашения»,— заявил собеседник “Ъ”, пояснив: речь в первую очередь идет о представителях курдов. «Но думаю, что в течение следующих нескольких дней проблема решится. Ведь в резолюции Совбеза ООН ясно сказано, что на переговорах должны присутствовать все стороны оппозиции»,— отметил господин Джамиль.

Москва активно настаивает на привлечении к переговорам курдов, что вызывает резкое сопротивление Анкары. «Мы, конечно, продавим их участие»,— заверил “Ъ” российский дипломатический источник, оговорившись, что речь может идти не о первых этапах женевских встреч. «Некоторые региональные державы требуют, чтобы курды были исключены. Мы считаем, что на этот шантаж поддаваться не следует»,— подтвердил в пятницу постпред РФ при женевском отделении ООН Алексей Бородавкин.

Причину такой настойчивости пояснила в пятницу представитель МИД РФ Мария Захарова: «Почему наши эксперты настаивают на том, что делегация сирийской оппозиции должна быть инклюзивной и представлять максимально широкий спектр оппозиционных сил? По одной простой причине: если сейчас не включить или специально исключить ту или иную группу лиц, граждан или каких-то общественных движений, то потом выстраивание политического процесса может сорваться. Оно может действительно дать сбой».

Против участия курдов в переговорах выступает Турция.

Если дальше переговорный процесс пойдет по плану (в чем есть сомнения), начальная стадия займет две-три недели. Кульминация — проведение в Сирии в 18-месячный срок «свободных и справедливых выборов». Впрочем, уложиться в сроки не удалось даже на первом этапе: в резолюции Совбеза ООН было написано, что старт переговорам должен быть дан «в начале января».

Развитие событий все больше напоминает конференцию «Женева-2», прошедшую в Швейцарии в январе 2014 года. Тогда в ходе двух раундов встреч стороны конфликта общались по большей части через посредника и не смогли прийти к согласию ни по одному из вопросов. С тех пор более сговорчивыми, несмотря на продолжающуюся гибель мирного населения Сирии, участники конфликта не стали.

Некоторая ясность по поводу будущего женевского процесса, возможно, появится 11 февраля. В этот день в Мюнхене должна пройти встреча участников Международной группы поддержки Сирии — созданного в конце прошлого года формата для диалога, в котором задействованы представители 20 стран и организаций.

Павел Тарасенко, Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя