Коротко


Подробно

3

Фото: Reuters

Шито бедными нитками

Как пытаются выжить российские одежные бренды

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 25

Майки, брюки и водолазки на каждый день, все остальное — от лукавого. Перейти на базовый гардероб потребителей вынуждают и ограниченность в средствах, и съеживающийся ассортимент магазинов. Российские одежные бренды мечтают, что кризис откроет для них новые ниши, но на деле он скорее все-таки тянет их на дно.


ИРИНА БЕГИМБЕТОВА


"Единственный выход — креативные решения. И кто знает, может, как результат — русские дизайнеры станут новыми бельгийцами",— рассуждает основательница российской марки одежды Trends Brands, 29-летняя Анастасия Сартан.

Ситуация действительно непростая: рынок российской одежды, оцениваемый в 2,27 трлн руб., по итогам прошлого года потерял 9%, а те, чьи потери существенно больше, чем "в среднем по больнице", покидают его десятками. Тяжело приходится и высокому ценовому сегменту, и среднему. Прогноз молодого дизайнера пока, к сожалению, не сбывается — вместо обретения собственного лица и создания уникального качества, подобно знаменитой плеяде бельгийских дизайнеров середины 1980-х, российские дизайнеры идут по пути достаточно банальному: материалы подешевле, коллекции попроще, помещения поменьше. Хуже всего, конечно, ситуация с российскими брендами среднего класса.

Отшиваем Китай


А ведь, казалось бы, простой рецепт счастья для швейников — перевести производство из Китая в Россию, поскольку русская швея сейчас должна быть дешевле ставшей уже родной китайской. Так, да не так. Подешевела — это правда: средняя зарплата работника на швейном производстве в Китае сейчас составляет $300-350, в России — максимум 12-15 тыс. руб. Правда, в Китае, несмотря на попытки создать цивилизованный КЗОТ, работники все еще трудятся по 12 часов и практически без выходных, знает гендиректор Союза русских байеров Петр Казорин, но труд российских портних все же обходится дешевле процентов на 15.

Некоторые марки действительно пошли по этому пути: переехала "Кира Пластинина"; увеличивает долю, отшиваемую в России, Baon; пробует сотрудничать с местными фабриками и "Мэлон Фэшн Групп" (бренды — Befree, Zarina и Love Republic); еще до кризиса перевела производство на российские фабрики Trends Brands. Анастасия Сартан утверждает: ее "эмиграция в Россию" объясняется тем, что так ей проще следить за качеством, этим же обосновывает переезд "Кира Пластинина". "Мы стали сильно наращивать производство в России с сезона весна--лето прошлого года,— рассказывает коммерческий директор ООО "Кира Пластинина Стиль" Владимир Романов.— Пару лет назад мы производили в России 20-30% наших коллекций, в прошлом году уже было 30-40%, сейчас — около 70%". Известно, что Кира Пластинина организовала в подмосковных Озерах собственное производство, для этого было приобретено красивое историческое здание на территории индустриального парка (другие "понаехавшие" адресов своих фабрик не раскрывают: слишком велика конкуренция за качественные площадки).

Особенно труден переезд для крупных компаний. "Мы бы с удовольствием перевели производство в Россию, но тут пока нет полноценной инфраструктуры",— говорит вице-президент сети Sela Эдуард Остроброд. Сейчас компания производит 12 тыс. изделий в год на 70 фабриках в Китае, Индии и Бангладеш (но 80% отшивается в Китае) — в России же пока рискует делать разве что небольшие партии маек и носков. "Отдельно пошив в России, может, стал и дешевле, если вам повезло найти фабрику, которая располагает нужными вам компетенциями, но пошивом дело ведь не исчерпывается,— рассказывает Эдуард Остроброд.— Китайцы десять лет строили фабрики, причем не только швейные, а те, что производят ткани и фурнитуру. Если в Китае вас что-то не устроило, вам на следующий день подвезут новое, в России пока все не так оперативно".

Владелец компании Baon Илья Ярошенко подтверждает, что при размещении заказов с проблемами приходится сталкиваться на каждом этапе. "Для верхней одежды производство в России пока не очень приспособлено, слишком мало производственных площадок,— говорит он.— И возможности у наших производителей куда скуднее, чем у азиатских,— и в плане сервиса, и в техническом оснащении".

Тем не менее вслед за "Кирой Пластининой" отдельные компании задумались о строительстве собственных производств в России. Как сообщал в ноябре прошлого года РБК, группа компаний ММД "Восток и Запад", входящая в группу компаний Bosco di Ciliegi, намерена построить в индустриальном парке "Камешково" во Владимирской области фабрику по пошиву спортивной одежды. Инвестиции в проект должны составить 1 млрд руб., правда, собственные вложения компании ограничатся 200 млн, еще около 400 млн возможно инвестирует Фонд развития моногородов. Компания, размещающая заказы в Китае и Индии, и раньше шила отдельные изделия в России, правда, это были махровые полотенца и носки. Производить в России спортивные костюмы Bosco не рисковал.

Но, где бы ни отшивались коллекции — в России или за ее пределами,— от валютной зависимости российским швейникам в любом случае не уйти. Качественные натуральные ткани у нас вряд ли появятся: Минпромторг считает, что легпром целесообразнее переориентировать на выпуск синтетики. Особые надежды власти возлагают на проект БТК-групп по выпуску тканей из синтетических волокон в Ростовской области, запущенный в прошлом году. Помимо этого, власти заявили о создании двух индустриальных парков (в Ивановской и Ленинградской областях), в которые, как ожидается, должны потянуться российские швейники.

Таким образом, в обозримом будущем ткани и фурнитура в любом случае будут импортными. Как рассказали "Деньгам" в ОАО "Тульский трикотаж", сырье — главный камень преткновения в переговорах с компаниями, которые хотели бы размещать заказы на предприятии. К "Тульскому трикотажу" уже обращалось несколько крупных производителей, "имена которых у всех на слуху", но марки хотят иметь большой выбор качественной пряжи, чего предприятие обеспечить не может: это продукция преимущество импортная, а держать крупные запасы на складе сейчас дорого.

Бедненько, но чистенько


Актуальным весенним трендом, судя по всему, станет покупка одежды в гипермаркетах

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ

"Последние походы по торговым центрам произвели на меня очень неприятное впечатление: падение качества тканей у российских брендов в сегменте массмаркета видно невооруженным глазом,— говорит главный редактор портала Fashion Files Юна Завельская.— Отдельные марки до осени прошлого года еще держали планку, продавая вполне приличные коллекции, но потом качество тканей резко ухудшилось".

Российские бренды в попытке выжить любыми способами пытаются снизить затраты. Открыто о том, что на смену хлопку пришла синтетика, а на смену пуху — синтепон, никто, естественно, не говорит: кому же захочется признаваться, что качество его одежды теперь оставляет желать лучшего. Однако покупателей не обманешь. Согласно совместному исследованию Fashion Consulting Group и KupiVIP, проведенному в декабре 2015 года, об ухудшении качества одежды заявили 29% респондентов.

Как отмечают эксперты, другого выхода, кроме как экономить на себестоимости, у отечественных производителей одежды просто нет. И ткани — первое, что приносится ими в жертву. "Если пройтись по магазинам и посмотреть, из чего теперь шьются вещи российских марок, то это по большей части полиэстер. В лучшем случае речь идет о вискозе, но это уже просто мечта,— делится Юна Завельская.— Многие российские бренды раньше закупали материалы в Европе и Турции, но теперь платежеспособность наших дизайнеров и производителей оставляет желать лучшего, большинству по карману только дешевые синтетические ткани из Китая".

Правда, как утверждают отдельные производители, находить лазейки можно и в нынешней ситуации. "Мы покупаем со скидками готовые ткани в Китае: там сейчас тоже кризис, и очень часто кто-то заказывает ткань, а потом отказывается от нее, потому что заплатить не в состоянии,— рассказывает Эдуард Остроброд из Sela.— Полностью переходить на синтетику мы не хотим. Хотя синтетика в нашем ассортименте была всегда, потому что есть люди, которые ее любят".

Меняются не только ткани. Фасоны попроще, коллекций поменьше — по этому пути теперь идут почти все российские бренды. В среднем выгадывать от этого российским производителям удается процентов 10-20 себестоимости. "Немного сокращаем ассортимент, например, вместо того чтобы делать два платья разного фасона, делаем одно, которое, как нам кажется, будет продаваться успешно, и отшиваем его в большем объеме",— рассказывает Владимир Романов из "Кира Пластинина Стиль".

"В прошлой зимней коллекции мы действительно сокращали количество моделей, но сейчас уже вернулись к полной версии, так как все-таки покупателю нужен выбор. Добавляем и базовые модели по более доступным ценам",— говорит Илья Ярошенко из Baon. В выборе простой одежды, надо сказать, интересы ритейла и покупателей совпадают. Потребителям стало не до сложносочиненных платьев, которые и стоят дороже, и требуют соответствующих аксессуаров. Покупатели, отмечают в Fashion Consulting Group, хотят приобретать практичные и универсальные модели, которые можно сочетать с чем угодно. И именно на базовом гардеробе бренды и делают свои основные обороты.

"Курочка по зернышку клюет: вместо пяти карманов можно сделать три, вместо цветных тканей брать однотонные",— описывает рецепт удешевления Остроброд, отмечая, что соотношение между базовым гардеробом и фэшн у Sela поменялось с 60% на 40% в сторону 80% на 20%. "Раньше мы базовые модели продавали дорого, но потом делали скидки,— добавляет он.— Теперь скидок не делаем, считаем, что это неправильно, но продаем дешевле".

Одеваться в "Ашане"


Сокращение ассортимента — общее антикризисное решение для всех российских производителей одежды

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Несмотря на все ухищрения, цены на одежду отечественных брендов в сегменте массмаркета все равно растут. Подорожание, впрочем, ждет весь российский рынок одежды среднего уровня. В прошлом году иностранные марки практически не пересматривали свои цены в России. "Для многих массовых европейских брендов объем продаж на российском рынке составляет лишь 1-5% их экспорта, так что они могут пожертвовать маржей для того, чтобы просто застолбить место в России до лучших времен,— говорит Юна Завельская.— А наши марки, естественно, не могут: у нас нет брендов, которые могли бы похвастаться массовыми продажами за пределами домашнего рынка".

Отдельные иностранные марки даже демпинговали. Fashion Consulting Group сравнила минимальные цены на женские платья у нескольких брендов в осенне-зимней коллекции сезона 2014/15 и 2015/16 годов. У Mango, Zara и H&M цены на них упали на 6-35%. У российских Baon, Zarina и Befree, наоборот, повысились на 7-67%. На женские классические брюки у российских марок рост цен доходит до 150%.

Большинство российских марок подняли цены на свою одежду — какая-то одежда подорожала в два раза, другая — не столь существенно. Одежда под маркой "Кира Пластинина" в среднем за прошлый год выросла в цене на 20%, говорит Владимир Романов.

Однако вряд ли заграничный массмаркет станет и дальше заниматься благотворительностью на российском рынке. Бренды осознали, что кризис в России всерьез и надолго, так что, скорее всего, иностранные марки в течение 2016 года повысят цены. Эксперты ждут, что в среднем весенние коллекции прибавят в цене от 15% до 30% относительно сезона прошлого года.

А вот российским брендам, наоборот, нужно задуматься о снижении цен. Аналитики предрекают, что покупатели из среднего ценового сегмента начнут переходить в низкий. "Если в 2014 году бюджетный сегмент составлял 50% рынка, а в 2015-м эта доля выросла до 60%, то в 2016 году мы можем ожидать продолжения этой тенденции, когда около две трети нашего рынка "съедет" в дешевый сегмент",— говорит генеральный директор Fashion Consulting Group Анна Лебсак-Клейманс. Российским брендам среднего сегмента придется либо "бежать вниз" за своими покупателями, снижая цены, либо значительно сокращать обороты, отмечает эксперт.

А если кризис усугубится, покупатель и вовсе может потянуться в "Ашан" или Metro за дешевой одеждой no name — это тоже китайское производство, но самого низкого пошиба.

Комментарии
Профиль пользователя