Коротко

Новости

Подробно

Фото: Alexander Heinl / DPA/AFP

Разминирование символа

Виктор Агаев — о реакции немецкого общества на переиздание «Майн кампф»

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Германия не то чтобы зачитывается переизданной книгой Гитлера, но после 70 лет, в течение которых ее не публиковали, что-то уж очень много желающих подержать ее в руках. Что это — новая мода на демонов или просто эффект разрушенного табу?


Виктор Агаев, Кельн


Нынешний год обещает стать годом революций в Германии. По крайней мере, одна революция — в сознании, в менталитете — уже идет. И началась она с того, что в новогоднюю ночь в головах большинства рухнуло табу на критику иммигрантов из стран Магриба.

Следом за ней исчезает политкорректность и в серьезных СМИ, поскольку стала принципом, попросту опасным для их репутации. На любой демонстрации крайне правых, крайне левых или просто "возмущенных граждан" участники скандируют нацистское выражение Lugenpresse ("лживая пресса"). Они недовольны, что журналисты не пишут под диктовку толпы и социальных сетей.

Наконец, еще одно табу исчезло 7 января — когда в книжных магазинах ФРГ появилось новое издание гитлеровской "Mein Kampf".

Этот факт и впрямь революционного значения. Фактически у немцев впервые возникла возможность легально взять в руки и самостоятельно оценить "первоисточник человеконенавистнической и смертоносной идеологии, воплощение которой завершилось величайшей катастрофой, какую только знает история". Так прямо и сказал историк Кристиан Хартманн, представляя 7 января журналистам первое официальное издание книги в Германии после 1945 года.

Фюрер выходит на рынок


Назвать это событие неожиданностью было бы преувеличением. На "Майн кампф" распространяются обычные требования международного авторского права: 70 лет после смерти автора права на переиздание принадлежат наследникам, а затем книга становится достоянием общественности. В данном случае наследником является федеральная земля Бавария, которой досталось после войны мюнхенское издательство Франца Эхера, первым выпустившее книгу Гитлера. Соблюдая закон о запрете на пропаганду нацизма, баварцы книгу 70 лет не печатали.

Но теперь, с 2016 года, книгу может выпускать кто угодно, не забывая, правда, об Уголовном кодексе ФРГ, который распространение печатных материалов экстремистского содержания действительно запрещает. Под это определение, естественно, подпадают и тексты Гитлера. Но в УК имеется оговорка, позволяющая публиковать все, если это служит целям просвещения, образования, научных исследований и т.д. Иными словами, любой издатель, обговорив, скажем, в предисловии такие цели, публиковать "Майн кампф" может. А если кто-то захочет помешать этому, то следует идти в суд, решение которого непредсказуемо.

И вот правительство и парламент Баварии, дабы предвосхитить появление сомнительных публикаций этой книги, решили в 2012 году переиздать ее первыми, снабдив комментариями серьезных историков. Выбор пал на мюнхенский Институт современной истории (IfZ). Парламент Баварии выделил на это предприятие 500 тысяч евро.

Как можно было ожидать, ряд объединений жертв нацизма в ФРГ и Израиле тут же выступили против проекта, квалифицировав саму идею публикации книги Гитлера на деньги налогоплательщиков как кощунственную. Появилось требование наказывать впредь любого издателя "Майн кампф", а значит, и ученых из IfZ. Широкая общественность при этом не то что безмолвствовала, но общего знаменателя опросы так и не выявили. Вот данные института YouGov за 2015 год: лишь 32 процента населения ФРГ считает допустимым запрет на издание чего бы то ни было. При этом 40 процентов опасаются усиления правого экстремизма из-за переиздания именно этой книги.

В конце концов нашли компромисс, столь милый немецкому сердцу: институту не стали мешать работать, но и денег на подготовку переиздания не дали. Он довел работу до конца на свои средства, поэтому тираж составил всего 4 тысячи экземпляров по цене 59 евро.

Двухтомник оформлен по-научному строго и назван замысловато: "Гитлер, "Майн кампф" — критическое издание". И построен он необычно: каждая страница авторского текста обрамлена критическими замечаниями, дополнениями, пояснениями. Текст также расширен картами и иллюстрациями. Всего же число примечаний достигло 3500, и все вместе занимает 2 тысячи страниц.

Основную цель своей работы IfZ определил как "деконструкцию и контентный анализ текста". Попросту говоря, ученые хотят разрушить его стереотипное восприятие, навязанное самим автором позже, и показать, как этот текст был сделан, что на самом деле имел в виду Гитлер в том или ином месте, откуда взялись те или иные тезисы, как они воспринимались и к чему привели. "Поскольку книга до сих пор имеет символическое значение, ее демистификация является вкладом в дело историко-политического просвещения",— убеждены в IfZ.

"Пожалуй, нет другой книги, которая была бы окружена таким количеством мифов, вызывала так много омерзения и страха, любопытства и спекуляций,— продолжают исследователи.— На этом табу многие захотят заработать".

И это предостережение, сделанное историками, надо признать, оправдывается самым сенсационным образом. Еще до появления книги ее предлагали на интернет-аукционе eBay и в системе Amazon за 300 евро. В магазины поступило 15 тысяч заказов. Через неделю она была на 20-м месте в списке немецких бестселлеров (журнал Spiegel, рубрика non-fiction), а еще через неделю поднялась на 17-е место.

Программа погромов

Детали

Нацистский манифест объемом в 700 страниц в Германии для "интересующихся" всегда был доступен


Гитлер начал писать Mein Kampf ("Моя борьба") в 1924 году в баварской тюрьме, где он недолго сидел за попытку совершить государственный переворот, вошедший в историю под названием "пивной путч". В 1925-м был издан первый том (автобиография в историческом контексте, которую он сначала хотел назвать "4,5 года борьбы против лжи, глупости и трусости"). В 1926 году появился второй том ("Национал-социалистическое движение"), содержащий программные и погромные идеи автора — расистские, антисемитские, антибольшевистские, националистические и т.д. Фактически это манифест национал-социализма, его библия, объемом в 700 страниц.

До 1945 года общий тираж составил 12,5 млн. Книга издавалась 1122 (!) раза и была обязательным подарком для выпускников школ, функционеров и пар, регистрирующих брак. Но при этом она даже у сторонников фюрера всегда считалась скучным, путаным и трудным опусом.

Многие считают, что после войны "Майн кампф" была запрещена. Но это не совсем так. Запрещено ее переиздание, то есть пропаганда и распространение человеконенавистнических взглядов и нацистских теорий. Продажа экземпляров, напечатанных до возникновения ФРГ, теоретически допустима. Точнее, немецкие букинисты, если хотят, могут продать человеку, внушающему доверие, любое издание от карманного до подарочного. Без проблем можно скачать книгу и в интернете. Правда, нужно быть готовым к юридическим последствиям.

Критика нечистого разума


А сколько было бы желающих купить книгу без необходимости оставлять свой адрес? Этот вопрос возник после случайно услышанного диалога в книжном магазине в Баварии.

Солидный мужчина твердым и уверенным голосом спрашивает: "У вас есть "Майн кампф" Адольфа Гитлера?" Чувствуется, что уже сами эти слова доставляют ему удовольствие. Продавец отвечает: книги нет, но заказать ее можно. "Мы позвоним, когда она поступит". Мужчина задумывается, явно колеблется, потом говорит, что надо еще подумать, и уходит, не оставляя ни адреса, ни телефона.

Зачем ему эта книга — сказать трудно. Прочитать, "проработать" этот объем материала он вряд ли в силах. Можно предположить, что он из "вечно вчерашних". Таких много и для них существует масса литературы, воспевающей вермахт, летчиков-асов, танки, подлодки. А вот рецензент довольно левой газеты Taz предполагает, что интерес может быть чисто человеческим: книгу так много ругали, что просто из любопытства хочется ее прочесть. Или, может быть, он хочет понять, что привело к помутнению сознания его предков, пошедших за автором "Майн кампф".

Скорее, однако, он с так и необъясненным самому себе удовлетворением поставит эту книгу на полку. Держать на виду старое издание было бы слишком откровенной демонстрацией. А тут вроде бы и Гитлер рядом, и придраться не к чему.

В том, что таких латентных симпатизантов фюрера немало, убеждает вышедший в конце прошлого года немецкий фильм "Он снова здесь". Не случайно рецензия на этот фильм в консервативной газете FAZ названа "Адольф жив в каждом из нас".

Канва фильма следующая: "он" — Гитлер — попадает в сегодняшнюю Германию и благодаря своей лексике, своим темам, своему облику становится популярным гостем различных телевизионных дискуссий и сериалов, героем социальных сетей. В российском прокате фильм шел как комедия, но на самом-то деле это сатира, политическая, притом очень жесткая. Сатира на мир, где царят циничные телевизионщики, готовые ради рейтинга передачи, ради зрительских квот выпускать на экраны даже демагога, "похожего на Гитлера". И этот выдуманный Гитлер неожиданно начинает выглядеть пугающе реальным фюрером.

Селфи с Гитлером


Комментатор медиахолдинга DW, обыгрывая название "Он снова здесь", спрашивает: "А когда его не было?" А потом, отвечая на свой риторический вопрос, напоминает, что "его" никто и никогда не забывал, не замалчивал, не переосмысливал, не приукрашивал.

Но — и это для рецензента важнее — в фильме немало сцен, причем не игровых, а документальных (!), где сегодняшние немцы с радостью приветствуют на улице живого фюрера: делают с ним селфи, вытягиваются по стойке смирно, "бросают зиги".

Позже немецкий актер Оливер Мазуччи, сыгравший "его", признается, что был поражен отсутствием каких бы то ни было негативных реакций со стороны немцев, когда он (во время съемки скрытой камерой) подходил к ним в гриме и костюме Гитлера, чтобы согласно сценарию задать вопросы о сегодняшней жизни и проблемах, которые их волнуют. "Люди реагировали на внезапное появление Гитлера неожиданно дружелюбно",— говорит Мазуччи. В фильм вошли далеко не все его "интервью". Но и увиденного достаточно, чтобы понять: простые люди (не актеры!) явно воспринимали появление этого "дьявола из машины" как возможность высказаться о наболевшем. Как, к примеру, продавщица сосисок, которая зло и искренне жалуется "фюреру" на иммигрантов: "Они тут распустились, пользуются тем, что немцы все никак не освободятся от угрызений совести". При этом самого фюрера она винить и не думает, напротив, как бы сожалеет, что его нет...

"Недовольство населения сродни тому, что было в 1933 году, когда я захватил власть",— провокационно констатирует "Гитлер" на очередном ток-шоу, воспроизведенном в фильме. Конечно, это сатирическое преувеличение, но Мазуччи после съемок счел нужным отметить, что немецкому среднему классу не чужды нацистские идеи и явно ультраправые взгляды.

И это не единичное мнение. Известный актер Христоф Мария Хербст, игравший однажды Гитлера в кинокомедии, навсегда запомнил, с каким вздохом сожаления пожилая дама с баварским акцентом, наблюдавшая за ходом съемок в парке, сказала мужу: вот еще одно надругательство над фюрером.

Какая часть населения при этом считает, что при Гитлере было совсем не все так плохо, как говорят сейчас, понять трудно. Фильм "Он снова здесь" только в ФРГ посмотрели свыше 2 млн. Книгу, по которой он снят, прочитали еще миллиона два. Вряд ли они все и всерьез хотят, чтобы "он" вернулся. Но "его" лозунги — националистические и расистские — еженедельно звучат на многотысячных демонстрациях движения "Пегида", выступающего против притока иммигрантов, а заодно и против нынешнего руководства страны. Сами "пегидовцы" себя при этом нацистами не считают...

Не считают себя нацистами и сторонники новой партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). При этом они с явным энтузиазмом поддерживают своего лидера, который беззастенчиво ворует цитаты из "Майн кампф". По уверенному росту сторонников АдГ уже сравнивают с "Национальным фронтом" Марин Ле Пен во Франции и с Австрийской партией свободы, которая и вовсе входила в правительство. На то есть причины: антиевропейские, ксенофобские, правопопулистские и националистические лозунги, если верить опросам, сделали АдГ третьей по числу сторонников в ФРГ: будь выборы сейчас, за нее бы проголосовали 13 процентов — это больше, чем за "зеленых" или за "левых". Такие цифры могут всерьез изменить весь дискурс в Германии, хотя даже это вряд ли отразится на политическом составе руководства страны. За партию Меркель (ХДС/ХСС) сегодня проголосовали бы 32 процента, за социал-демократов — 23. Но вот что будет на реальных выборах в Бундестаг, предсказать никто не решится. Они должны пройти лишь в 2017 году.

Впрочем, и прогнозных данных достаточно, чтобы констатировать: в стране рушится еще одно табу. Оно тоже продержалось почти 70 лет и звучало так: правее баварской ХСС в Германии не может быть ни одной партии.

"Он врал всегда"


Так что же, немцы возвращаются на тот путь, по которому их вел фюрер? Достаточно ли всех этих штрихов, бесспорно значительных и тревожных, чтобы утверждать: теперь, когда они получили назад "его" манифест, руководство к действию, от них можно ждать чего угодно? И правы те, кто, как глава Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер, уверен, что труды Гитлера и прочие сочинения пропагандистов национал-социализма должны навсегда оставаться под запретом — как бы чего не вышло?

Нынешняя дискуссия еще не закончена, но она тяготеет к неоднозначным выводам. К примеру, британский германист Джереми Адлер: он тоже опасается, что для неонацистов и ультраправых книга станет хорошим подспорьем, но считает, что читателю нужно дать возможность делать выводы самостоятельно. Вот только кто знает, насколько правильными будут эти выводы? Ведь у каждого читателя своя логика, каждый понимает прочитанное по-своему. К тому же, напоминает руководитель проекта Кристиан Хартманн, дело усугубляется тем, что "у Гитлера можно найти немало подходящих цитат на все случаи сегодняшней жизни, если выдергивать фразы из исторического контекста".

Рецензент FAZ уверен, вот именно поэтому и именно сейчас нужна такая книга: "Гитлеровские фразы, даже, казалось бы, актуальные, благодаря этому изданию теряют свой актуальный смысл, опровергаются историками. На каждой странице, в каждом абзаце они показывают: вот здесь он врет, а тут повторяет чужие глупости, а здесь игнорирует правду. Он врал постоянно. Даже в автобиографии и в истории партии. А в главе "Пропаганда" он просто восхваляет ложь".

Кристиан Хартманн сравнивал свою работу по переизданию "Майн кампф" с разминированием опасного объекта. Только это может сделать его безопасным — в то время как табуизация, заборы вокруг, опасность не уничтожают, а консервируют. Так-то оно так, но вот удастся ли уследить, чтобы не растащили взрывчатку?

Комментарии
Профиль пользователя