Коротко


Подробно

Фото: filmz.ru

Утомленные стендапом

В прокате "Статус: свободен"

Премьера кино

В прокат выходит романтическая комедия Павла Руминова "Статус: свободен". Это первый отечественный фильм, главный герой которого — стендап-комик в исполнении Данилы Козловского. О том, почему фильм надо досмотреть уж хотя бы до половины, рассказывает БОРИС БАРАБАНОВ.


Российский массовый юмор живет под разными крышами. Кто-то до сих пор смеется над шутками Михаила Задорнова про американцев, кто-то болеет за КВН, большая часть населения окучена "Камеди Клабом" во всех его проявлениях, от телепрограмм и радио до сериалов и кинофильмов. Stand-up comedy в России, в общем, молодой жанр. Люди, известные сейчас как "Камеди Клаб", начинали с жесткого клубного юмора, но публика привыкла к нему не сразу. Клубных звезд слишком быстро прибрало к рукам телевидение, а там про кокаин и геев уже так просто не пошутишь. И только всего лишь несколько лет назад в самых разных заведениях на регулярной основе стали выступать артисты, работающие в традиции американских стендап-комиков.

Сам факт появления в кинотеатрах фильма, чье действие развивается в мире стендапа, уже можно считать прорывом. Еще приятнее то, что авторы ленты не сдерживают себя, не приводят шутки к доступному формату, работают в разных регистрах, то поднимаясь значительно выше пояса, то опускаясь ниже плинтуса. "Статус: свободен" по-хорошему многословен. Главный герой Никита Колесников, которого играет Данила Козловский, являет собой довольно распространенный в среде телевизионных и клубных комиков типаж — он не просто шутит время от времени, он живет шутками, думает шутками, любую жизненную ситуацию превращает в слова, сразу имея в виду будущий скетч. Окружающих "нормальных" это нередко бесит, но артист по-другому не может. Это род помешательства, и только за то, что режиссер Павел Руминов взялся его исследовать, ему уже можно сказать спасибо.

Вся первая половина фильма — бенефис Данилы Козловского, от которого такого градуса юмора, похоже, никто не ожидал. Завязка проста. От Никиты к "нормальному" стоматологу Ярцеву (Владимир Селезнев) уходит девушка Афина (Елизавета Боярская), и комик объявляет, что вернет ее в течение недели. Далее следует череда смеховых аттракционов, один другого убойнее. Даже несколько длинных сцен с подражанием Роберту Де Ниро не бесят, хотя у наших стендаперов все же больше в чести Джим Керри. В какой-то момент возникает полная уверенность в том, что Данила Козловский отрабатывал словесные удары на настоящих стендап-баттлах, и весь фильм мог бы состоять из одних только его лузерских скетчей в духе Луи Си Кея. Вершина фильма — появление друга Никиты Вадика (Игорь Войнаровский) на дне рождения Ярцева в компрометирующем именинника образе гея. Играя на вытоптанной юмористами территории, Войнаровский и Козловский доводят зрителя до колик, но ухитряются избежать пошлости. В этой части фильма вообще очень правильная лингвистика. Все натурально, так в жизни и говорят.

Пружина ленты закручена до предела, зритель предвкушает еще несколько комических раундов и традиционную для жанра ромкома развязку: то ли Ярцев и вправду окажется геем, то ли он брат Афины, что-то такое. Ну не может же быть так, чтобы Боярская и вправду ушла от Козловского непонятно к кому. Но здесь настает время вспомнить, что Павел Руминов — режиссер экспериментального толка и некоторые из его экспериментов вроде "Мертвых дочерей" без слез не вспоминаются. Когда становится ясно, что "Статус: свободен" — это фильм про расставание и нам хотят рассказать о том, что в любви нужно уметь проигрывать, это по ощущениям похоже на крещенский бултых в прорубь. Да еще антагонист Ярцев оказывается, в сущности, неплохим парнем. Как так?

Вторая половина фильма — это медленное отползание Никиты в сторону, до самой барной стойки из финальной сцены, где нам дают довольно хилый намек на возможные новые отношения с комиком Соней Шмуль (Паулина Андреева). Зритель снес бы удар, если бы фильм сохранил ту же концентрацию неглупых, часто жестких и вполне злободневных шуток, что и в первой половине. Но после переломного эпизода с примирением Никиты и Ярцева их теснит унылый закадровый текст. Кажется, что Павел Руминов резко убрал ногу с педали газа и перестроился в крайний правый ряд. Вот героиня Боярской снова в постели с героем Козловского, надежда на воссоединение симпатичных героев разгорается с новой силой. Но нет, авторы все же решили напомнить нам о суровых превратностях любви и не намерены реставрировать их альянс. Кто-то поймет, кто-то простит, но обозреватель "Ъ" из тех, кто плюнет и, вернувшись домой из кинотеатра, включит по десятому разу "Реальную любовь" Ричарда Кертиса.

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение