Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Держи Иран шире

Кто в России выиграет и проиграет от снятия санкций с Исламской Республики

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 16

Электрификация железных дорог, атомные электростанции, нефте- и газодобыча, поставки вагонов, сахара, растительного масла и халяльной говядины — в России есть производители, которые выиграют от снятия санкций с Ирана. Главными же проигравшими окажутся бюджет и курс рубля — на рынок возвращается крупный поставщик нефти и газа.


АЛЕКСАНДР ЗОТИН


Основное богатство Ирана — углеводороды. По данным BP, доказанные резервы нефти в Иране — 160 млрд баррелей, почти 10% мировых, это четвертое место после Венесуэлы (300 млрд бар., в основном это трудноизвлекаемые тяжелые сорта бассейна Ориноко), Саудовской Аравии (265 млрд) и Канады (175 млрд, большая часть — трудноизвлекаемые битуминозные пески).

По доказанным запасам газа страна на первом месте в мире — 34 трлн кубометров (18% мировых запасов), на втором месте Россия (17%), на третьем — крошечный Катар (13%).

При этом месторождения обладают прекрасной геологией, они легко извлекаемы и дешевы. Иран — один из старейших мировых производителей, коммерческая добыча нефти началась в 1908 году и достигла пика при шахе Мохаммеде Резе Пехлеви в 1974-м на уровне 6 мбд. После исламской революции в 1979-м и длительной войны с Ираком добыча упала, но осталась на сравнительно высоком уровне (4,2 мбд в 2008-м).

После 2010-го из-за жестких санкций, наложенных США и ЕС в ответ на иранскую ядерную программу (эмбарго на поставку нефти в ЕС в 2012-м), производство нефти упало приблизительно на 1 мбд, до 3,4 мбд. Внутреннее потребление Ирана — 2 мбд нефти и продуктов нефтепереработки оставляло 1-1,5 мбд на экспорт, значительно меньше, чем до ввода санкций (2,5 мбд).

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане утверждал, что после снятия санкций Иран сразу увеличит производство на 0,5 мбд, а в течение года — на 1 мбд. EIA пока более консервативна и рассчитывает на 0,3 мбд в 2016-м и 0,5 мбд в 2017-м. "До 2012-го на одну скважину приходилось в среднем 1700 бд, при этом в предыдущие четыре года уровень был стабильным, потом в 2013-м упал до 1600 и к 2014-му до 1350,— отмечает аналитик по нефти Reuters Джон Кэмп.— Это, скорее всего, не естественное снижение добычи, а вынужденное снижение потока и закрытие. Соответственно, досанкционный уровень можно быстро восстановить, ведь для этого не потребуется дополнительного бурения. Более того, в санкционные годы Иран в среднем в год бурил скважин больше, чем за все годы с 1980-го, когда ОПЕК стал собирать статистику". Так что оптимистичные заявления Зангане о 1 мбд в течение года не кажутся нереалистичными.

В EIA отмечают, что объемы добычи Ирана будут зависеть от его способности найти покупателей, а также готовности к скидкам. С этим вроде бы проблем нет. После снятия санкций Иран уже объявил о скидках: дисконт к Brent на сорт lran Heavy (очень похожий на российский Urals) составил $6,05/бар. для НПЗ Средиземноморья и $6,55/бар. для Северной Европы. Объявились и старые клиенты — греческая Hellenic Petroleum и иранская NIOC подписали долгосрочное соглашение о поставках.

В Европе иранская нефть будет конкурировать с нефтью из Ирака и Саудовской Аравии, а также с российской Urals, дисконт которой к Brent пока ниже иранского — около $3/бар., хотя и самый высокий в процентном отношении за последние 10 лет.

Чтобы выйти на дополнительные 2-3 мбд, потребуется помощь западных компаний, ушедших из Ирана в 2010-2012 годах. Прежде всего это европейские Total, Eni, Repsol, BP, Shell и другие. Некоторые уже объявили о своем намерении вернуться в Иран.

Воспользоваться отменой санкций спешат и ненефтяные компании. Итальянская Finmeccanica заключила контракт на €500 млн на постройку электростанции в Бендер-Аббасе. Крупнейший автопроизводитель Ирана Iran Khodro ведет переговоры с Peugeot, Daimler и Volkswagen о лицензионном производстве машин. Ожидается подписание контракта на приобретение 114 самолетов Airbus.

В страновом разрезе больше всего, по мнению аналитиков Credit Suisse, от отмены иранских санкций выиграет соседняя Турция. Так, ожидается резкий рост поставок автокомпонентов, а также появление масштабного фронта работ для турецких инжиниринговых компаний Enka и Tekfen, которые имеют хорошие шансы получить подряды от нефтегазовых компаний.

Конкурентный партнер


Для России снятие санкций с Ирана — негатив. Причина в нефти. Иран — наш прямой конкурент на этом рынке. По оценке EIA, выход Ирана на рынок снизит цену на нефть на $10-15/бар. относительно базового уровня. Для России это дополнительные потери $20-30 млрд в год.

Еще на этапе переговоров, предшествовавших снятию санкций, российская сторона вела себя неоднозначно. "Наши с одного конца сидели в комиссии из шести членов и якобы содействовали ее работе, а с другого конца пытались всячески подорвать все это",— рассказывал на лекции в Carnegie Endowment партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

"Отношения Ирана и России сложные,— отмечает доцент кафедры современного Востока РГГУ Никита Филин.— Стороны не раз подрывали доверие друг к другу. Москва выставляла свои отношения с Ираном в качестве предмета для торга. Так было при подписании соглашения "Гор-Черномырдин" от 1993-го и при "перезагрузке" отношений между США и Россией во время президентства Медведева. Иран тоже рассматривал Россию как ресурс в геополитической игре. Пример: голосование на Форуме стран-экспортеров газа против размещения штаб-квартиры организации в России. Именно иранский голос стал решающим, когда была выбрана столица Катара — Доха".

Торговые связи с Ираном крайне незначительны: доля этой страны в российском экспорте и импорте в 2014-м составила меньше 1% (около 60% российского экспорта — сталь).

Тем не менее в некоторых отраслях перспективы есть. В Иран собираются нефтегазовые компании. Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов заявил о заинтересованности в возвращении в проект Анаран. ЛУКОЙЛ совместно с норвежской Statoil занималась геологоразведкой на блоке Анаран до 2007-го, когда компании вышли из проекта в связи с введением санкций. Осторожное возвращение уже идет: на днях компания подписала контракт по двум проектам на разведку нефтяных месторождений в иранской провинции Хузестан, хотя сумма и невелика — $6 млн.

До 2010 года Россия была крупнейшим поставщиком стали и стальной продукции в Иран, обеспечивая 30-45% импорта. Из всего российского стального экспорта в 18 млн тонн в 2010-м 2,5 млн тонн шло в Иран (около 13%). Крупнейшим поставщиком был MMK (около 1,6 млн тонн). После введения санкций российский экспорт упал до 0,6 млн тонн в год. По мнению Credit Suisse, российские сталелитейные компании, и в особенности MMK, могут стать бенефициарами отмены санкций, увеличив поставки на 30-40%.

В ММК настроены оптимистично. "Мы приветствуем отмену санкций в отношении Ирана и надеемся увеличить поставки в эту страну в ближайшей перспективе. В декабре 2015 года ММК принял участие в национальной промышленной выставке в Тегеране, в ходе которой состоялись переговоры с иранскими партнерами компании, а также с потенциальными потребителями металлопродукции ММК для нужд автомобильной и трубной промышленности Ирана",— отметил представитель компании Дмитрий Кучумов.

Другой возможный бенефициар — Росатом. Еще в ноябре 2014-го Россия и Иран подписали соглашение о строительстве девяти атомных реакторов в Иране. Сумма контракта не разглашается, но, учитывая стоимость похожих проектов в Венгрии и Белоруссии, речь может идти о $10 млрд. В дополнение к этому Росатом может поставлять в Иран ядерное топливо, что даст дополнительно около $40-50 млн в год.

Иранские перспективы есть и у железнодорожников. РЖД будет участвовать в развитии, модернизации и электрификации иранских железных дорог и, возможно, поставлять вагоны. По словам главы Минэнерго Александра Новака, проекты по электрификации железнодорожной инфраструктуры находятся в высокой степени готовности, один из уже парафированных контрактов — на $860 млн. "В перспективе общая стоимость этих контрактов может составить $5-6 млрд",— сказал он.

А Объединенная энергетическая компания надеется потеснить итальянцев из Finmeccanica и в настоящее время ведет переговоры о строительстве 20-40 электростанций в стране.

Собираются в Иран и производители продовольствия. Страна заинтересована в поставках российского растительного масла и сахара. А из Ирана в Россию, как сообщил руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт, скоро начнутся поставки мяса птицы и молочной продукции.

Но, возможно, самая показательная история — про говядину. "Иран с населением почти 80 млн человек — один из ключевых рынков Ближнего Востока. "Мираторг" стал первым отечественным производителем, получившим право на экспорт говядины в эту страну. Мы уверены в конкурентоспособности нашей халяльной говядины, которая производится без применения гормонов и стимуляторов роста, и планируем начать поставки в перспективе ближайших месяцев",— сказал президент АПХ "Мираторг" Виктор Линник. Процедура допуска, кстати, потребовала участия "религиозных специалистов по халяльному забою" из Ирана, так что и другим потенциальным экспортерам стоит задуматься об особенностях сотрудничества с этой страной.

Комментарии
Профиль пользователя