Коротко

Новости

Подробно

13

Фото: Григорий Тамбулов / Коммерсантъ   |  купить фото

Что ждет мир в этом году

Члены международной экспертной группы ПИР-центра о событиях минувшего года и о прогнозах на наступивший год

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 28

Члены международной экспертной группы ПИР-центра рассказали "Власти" о ключевых событиях минувшего года и о прогнозах на наступивший год в сфере международной безопасности.


Андрей Кортунов (Россия), генеральный директор Российского совета по международным делам:

— Важным событием 2015 года стало военное участие России в сирийском урегулировании. Это новое явление повлияет на геополитическую обстановку в мире и на российскую внешнюю политику.

В 2016-м судьба минских договоренностей, создание возможных новых форматов обсуждений для решения украинской проблемы повлияют на безопасность России и СНГ. Другой проблемой останется Ближний Восток: перспектива формирования коалиции для координации усилий в противодействии "Исламскому государству" (ИГ, организация запрещена в РФ) и договоренности о политическом транзите в Сирии.

Главной тенденцией предстоящего года станут выборы в США. От того, кто придет к власти в Америке, будут зависеть новые векторы глобальной безопасности. Динамика событий в Китае — развитие китайской экономики и ее воздействие на мировую — станет главным трендом 2016-го и предопределит геополитическую и геоэкономическую ситуацию в мире.

Николай Злобин (США), президент Центра глобальных интересов:

— Иранская ядерная программа была центральной темой внешнеполитической деятельности Барака Обамы на протяжении двух президентских сроков. Достижение соглашения по ядерной программе с Тегераном, начало разгрузки американо-иранских отношений от санкций — главная дипломатическая победа США в 2015 году. Обама доказал, что заслуженно получил семь лет назад Нобелевскую премию мира. Сделка с Ираном смягчила отношение Вашингтона к Башару Асаду. Он считался ближайшим союзником и опорой Тегерана, и призывы к смещению Асада подразумевали ослабление режима аятолл.

Во внутренней политике США главным событием прошлого года стало начало президентской избирательной кампании и сложившаяся ситуация, когда у республиканцев и демократов нет очевидного лидера. Интрига 2016-го заключается в способности партий найти харизматичных кандидатов, способных выиграть выборы.

В предвыборной гонке внимание американцев обычно сосредоточено на экономике. Но сейчас с ней все в порядке, инфляция и безработица на низком уровне. Поэтому внимание американцев переключится на внешнюю политику и проблемы безопасности. Высказывания кандидатов о проблемах терроризма, ИГ, отношения с Россией, со странами Персидского залива станут центральными в предстоящем году.

Другая проблема, волнующая американцев,— ситуация с ценами на нефть и готовность США выйти на мировой рынок энергоносителей в качестве продавца. Отказ от 40-летнего эмбарго на продажу американской нефти, против которого выступает Обама, несильно изменит ситуацию на рынке нефти.

Глобальная безопасность будет зависеть от способности или неспособности стран сформировать единую коалицию для борьбы с ИГ. Если США, Россия, ЕС и ближневосточные страны согласуют списки террористических группировок, с которыми следует бороться, и список умеренной оппозиции, которую они поддержат, это станет главным трендом начала 2016 года.

В Сирии отрабатывается глобальный механизм борьбы с терроризмом, который может быть применен в других странах мира. Особенно полезен этот механизм будет для Африки, где терроризм только становится на ноги. Границы африканских стран начерчены условно, и время их передела вот-вот наступит. Важно не допустить в Африке политический взрыв, который может привести к глобальной катастрофе.

Важной тенденцией 2016 года станут отношения в треугольнике США--Россия--Китай.

Санкции против России продлятся как минимум до середины 2016-го и будут зависеть от выполнения минских договоренностей по Украине.

Евгений Бужинский (Россия), председатель совета ПИР-центра, генерал-лейтенант (запаса):

— Главным событием 2015 года стало относительно позитивное развитие украинского кризиса: прекращение огня, политический диалог в рамках рабочих групп по имплементации минских соглашений и начало военного участия России в борьбе против ИГ на территории Сирии.

Украина и Сирия определят политику в области безопасности в 2016-м. В ситуации вокруг Сирии наблюдается определенный прогресс в плане координации усилий России и стран западной коалиции во главе с США. Что касается Украины, то реализация минских соглашений неминуемо столкнется с трудностями из-за неспособности Киева выполнить политическую часть по чисто внутриполитическим причинам. Не исключено, что украинское руководство пойдет на возобновление боевых действий на юго-востоке под предлогом прекращения обстрелов ВСУ со стороны ополченцев. Киев надеется, что Запад традиционно встанет на его сторону, ужесточит антироссийские санкции и снимет с повестки дня необходимость выполнения минских соглашений.

Значительное влияние на глобальную безопасность в 2016 году окажет предвыборная кампания в США и ее результаты. Не стоит ожидать резкого изменения американской позиции по основным вопросам мировой повестки до окончания выборов. Вероятны определенные коррективы, в первую очередь по Сирии. Если в ближайшие недели удастся добиться прорыва в согласовании российской и западной позиций по борьбе с ИГ (что стало возможным после визита Джона Керри в Москву), то сирийское урегулирование станет определяющим процессом в области безопасности в наступившем году.

Константин фон Эггерт (Россия), член Королевского института международных отношений, журналист:

— Возросший градус конфронтации вокруг Сирии между Россией и союзниками по НАТО, очередная волна дестабилизации на востоке Украины, теракты в Париже, дестабилизация европейского континента из-за серьезности угроз радикального ислама и временной неспособности абсорбировать поток мигрантов с Ближнего Востока — главные события 2015 года.

В 2016-м продолжающийся российско-украинский конфликт останется главным негативным фактором для постсоветского пространства. Выполнение минских соглашений желательно, но максимум, на что стоит рассчитывать,— это продление срока их реализации, чтобы на Украине перестала литься кровь.

Вовлечение России в сирийский конфликт продолжит влиять на пространство СНГ. В Кремле рассчитывают, что немногочисленные союзники в постсоветских странах увидят серьезность намерений Москвы и осознают, что с ней стоит дружить. Демонстрируется, что друзья России, как Башар Асад, получают военную и политическую помощь. Но страны СНГ воспринимают ситуацию иначе. Для России применение вооруженной силы — не экстраординарное событие, а в порядке вещей, считают они. В постсоветских странах это будет иметь далеко не позитивный отклик.

Продолжительность российской военной операции в Сирии будет зависеть от того, какой эффект она окажет на российское общество. Как общество будет воспринимать эскалацию, если жертвы среди военнослужащих страны станут заметными, сложно прогнозировать. Но для среднего россиянина конфликт на Украине — это одно, а конфликт в Сирии, которая далеко,— совсем другое. Полагаю, что в Кремле рассматривают сирийскую ситуацию с точки зрения внутренней политики. Если конфликт не будет грозить массовыми жертвами среди российских солдат, то Россия предпочтет остаться в Сирии до 2017 года, чтобы было как минимум о чем говорить с новой администрацией США.

Проблему ИГ не удастся решить без крупномасштабной сухопутной операции в Сирии. Поскольку не найдется много желающих поучаствовать в ней, то на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, обстановка продолжит ухудшаться.

Вынужденное взаимодействие между Россией и США по Сирии сохранится в новом году, но улучшения двусторонних отношений не произойдет. Отсутствие доверия между Москвой и Вашингтоном достигло такого уровня, что позитивные подвижки сложно себе представить.

2016-й — последний год для администрации Барака Обамы. Все, кто хотел ослабить американское влияние и добиться каких-то преимуществ, активизируют свои силы, пока у власти в США слабая и неуверенная администрация.

Фарход Толипов (Узбекистан), директор негосударственного научно-образовательного учреждения "Билим карвони" ("Караван знаний"):

— Важным событием для Центральной Азии стало начало функционирования Евразийского экономического союза, которое еще больше разобщило страны региона на сторонников и противников объединения. Другое важное событие регионального значения — начало процесса вступления Индии и Пакистана в ШОС, существенно меняющее конфигурацию организации и модифицирующее ее функционал.

В 2016 году преодоление дальнейшей фрагментации Центральной Азии, рост политической напряженности в Казахстане и Узбекистане в свете приближающейся смены высшего руководства в этих странах станут наиболее важными проблемами. На внешнюю политику и политику безопасности региона сильное влияние будет оказывать ход глобального противостояния между США и Россией.

Для международной безопасности в новом году решающее значение будет иметь судьба двух коалиций, официально борющихся против одного врага в Сирии. Другим серьезным вопросом останется судьба Украины.

Евгений Сатановский (Россия), президент Института Ближнего Востока:

— Начало действий военно-космических сил России в Сирии стало самым значимым событием для Ближнего Востока в прошедшем году.

Внешнюю политику и политику безопасности в регионе в наступившем году сформирует ход борьбы с террористическими структурами под руководством России.

Для глобальной безопасности останется значимой политика двойных стандартов США и Евросоюза, поддержка ближневосточных террористических группировок Катаром, Саудовской Аравией и Турцией и противостояние этих стран с Ираном, развитие борьбы с террористическими структурами.

Абдулазиз Сагер (Саудовская Аравия), председатель Исследовательского центра Залива:

— Главным событием 2015 года для Саудовской Аравии стала смерть шестого короля Абдаллы бен Абдель-Азиза ас-Сауда и передача власти Салману ибн Абдул-Азизу ас-Сауду. Новый король назначил наследником престола не своего брата, а племянника — Мухаммеда ибн Наифа, что открывает возможности для нового поколения саудовских лидеров. Ядерная сделка с Ираном и вытеснение хуситов из Йемена — события прошлого года, которые будут иметь серьезные последствия для Эр-Рияда.

Проблема 2016 года — отношения между Саудовской Аравией и Ираном, которые лежат в основе всех взаимоотношений в регионе. Способность двух стран взаимодействовать повлияет на решение кризисов в Сирии, Ираке, Йемене. Второй серьезный вопрос — умение Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива управлять экономикой региона в условиях низких цен на нефть, которые в течение года вряд ли повысятся.

На глобальную безопасность в наступившем году будут влиять отношения России и США, развитие президентской кампании в США, способность международного сообщества противостоять угрозе экстремизма. Решение этих проблем определит влиятельность региональных и глобальных лидеров.

Халил Каравели (Турция--Швеция), руководитель проекта по Турции Института по изучению Центральной Азии и Кавказа при Университете Джона Хопкинса:

— Теракт в Анкаре, произошедший в октябре 2015-го, стал переломным событием в Турции в прошедшем году. Он произошел во время митинга за мир и против терроризма, который проводили курдские активисты и левацкие группировки, и стал самым кровавым по количеству смертей в истории страны. Теракт произошел на фоне государственной кампании насилия и запугивания курдов, нацеленной на обеспечение парламентского большинства правящей Партии справедливости и развития на повторных выборах 1 ноября.

В 2016 году главным для Турции станет сирийский вопрос и его геополитические последствия. Продолжится борьба с курдами. Нагнетание холодной войны между Россией и Турцией станет серьезной проблемой года. В какой степени Москва будет использовать стратегическую и внутреннюю уязвимость Анкары, чтобы наказать Эрдогана за сбитый над Сирией российский самолет в ноябре 2015-го.

Продвижение России на Ближний Восток станет решающим фактором в установлении регионального баланса, пока всецело контролируемого суннитскими радикалами.

Теракты в Париже в ноябре 2015 года стали стратегическим водоразделом, заставившим конкурирующие мировые державы приспосабливаться к взаимодействию и бороться с общей угрозой. В 2016-м эта стратегия приспособления к общению усилится между Россией и Западом. В Вашингтоне и Брюсселе должны осознать, что нельзя полагаться на суннитских консерваторов в Саудовской Аравии, Катаре и Турции, так как это укрепляет исламский радикализм и проецирует возникновение конфликтов, аналогичных сирийскому, и угроз в лице ИГ.

Мустафа Фетоури (Ливия), независимый аналитик, журналист:

— Главное, в Ливии в 2015 году установился относительный мир. В течение года имели место незначительные столкновения между оппозиционными группировками. Снизился уровень преступности и кражи людей. Из тюрьмы освобождены бывший премьер-министр и муфтий, незаконно содержавшиеся под стражей почти четыре года. Международно признанный парламент Ливии провел всеобщую амнистию, позволившую вернуться в страну многим смещенным в 2011-м чиновникам. Перспектива мирного урегулирования в Ливии окажет позитивное влияние на страны Ближнего Востока и Северной Африки в 2016 году.

Иранская ядерная сделка, парламентские выборы в Египте, появившаяся возможность мирных переговоров по Сирии — эти события могут привести к стабилизации в регионе, несмотря на продолжающиеся войны. Соглашение по Ирану станет началом решения более серьезных проблем региона.

Массовый отъезд жителей ближневосточных стран в Европу стал самой крупной утечкой мозгов из региона.

Самым важным для безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке в предстоящем году станет борьба с терроризмом. Эффективной она окажется или нет — это лучше, чем бездейственное наблюдение за ростом числа жертв терактов. Ожидаемо возросшая роль России в регионе означает, что в мире не доминирует одна сверхдержава США. Если в Ливии окончательно установится стабильность, это станет важным достижением 2016 года.

В борьбу с терроризмом включатся основные державы мира. Бесцельная война в Йемене будет остановлена. Становление Саудовской Аравии в качестве военизированной державы региона чревато раздуванием надуманного суннито-шиитского конфликта, который усилит разделение между сообществами стран региона. Острый конфликт между суннитами и шиитами — это раздутый Западом миф, в который поверили невежественные ближневосточные лидеры.

Пал Дунай (Венгрия), директор Академии ОБСЕ в Бишкеке:

— Конфликт на юго-востоке Украины ознаменовал возвращение НАТО к своей первоначальной функции — коллективной обороне. Это успокоительно действует на страны Восточной и Центральной Европы, прежде всего балтийские страны и Польшу, и сдерживает Россию, воспринимающуюся потенциальным агрессором. Антироссийские санкции Запада и ответные контрсанкции Кремля замедлили экономический рост обеих сторон и стали вызовом для сплоченности ЕС. Минские соглашения снизили интенсивность конфликта, но не решили его, что угрожает безопасности Европы.

Миграционный кризис лета 2015 года разделил Евросоюз. Страны Вышеградской группы отказались принимать ближневосточных мигрантов на основе квот. В результате приостановлен шенгенский режим, что снизило доверие между странами внутри ЕС. Преждевременно говорить о долгосрочных последствиях для целостности ЕС, но возросшее трепетное отношение к суверенитету и стремление ослабить интеграцию налицо в Венгрии и Польше. Проблема мигрантов острее заявит о себе в 2016 году.

Возросшие претензии России на статус полюса в мультиполярной международной системе, восприятие ею постсоветского пространства как своей приоритетной зоны, включение в военную операцию в Сирии — все это ведет к непониманию Европы, как реагировать на поведение России, и усиливает разобщенность в регионе.

В 2016 году в Евросоюзе усилятся националистические настроения, популисты от Франции до Финляндии продолжат расшатывать интеграцию внутри ЕС.

В Евросоюзе назрел вопрос многоуровневого управления. Слишком много власти сконцентрировано в Брюсселе, что устраивает большинство, но коробит некоторых членов. В наступившем году начнется "движение" власти от Брюсселя до Берлина. В Европе начнется ремилитаризация политики, что не было характерно для региона в последние двадцать лет.

Глобальная безопасность в 2016 году будет зависеть от способности США вернуться к международным обязательствам перед союзниками после последней декады военных интервенций, в основном неудачных. Особенно нуждаются в поддержке США страны Восточной и Юго-Восточной Азии, напуганные усилением Китая, Восточная и Центральная Европа, испытывающие давление со стороны России, Ближний и Средний Восток, где усиливается противостояние Ирана и Саудовской Аравии.

Нандан Унникришнан (Индия), директор по евразийским исследованиям, старший научный сотрудник Исследовательского фонда Obsever:

— В 2015 году на регион Южной Азии и особенно Индию повлияли достижение соглашения по иранской ядерной программе и начало снятия санкций с Тегерана, российская военная интервенция в Сирии, обострение ситуации в Афганистане. Позитивом стало возобновление диалога между Индией и Пакистаном.

В 2016-м продолжат эволюционировать отношения Индии с соседями. Улучшение связей с региональными странами поспособствует консолидации стратегической ситуации и продвинет региональное сотрудничество. В расширенном стратегическом окружении Индии также намечаются изменения — окрепнут отношения Дели со странами Западной и Центральной Азии, включая Афганистан и Пакистан.

В мире в наступившем году возрастет соперничество и сотрудничество между мировыми державами в борьбе за установление новых правил в несимметричном мультиполярном мире. Это повлияет на все сферы, включая изменение климата, терроризм, конфликты в Западной Азии, Афганистане, Пакистане и Восточно-Китайском море.

Произойдет рост национализма как обратной реакции на неравномерное распределение выгод глобализации. Усилятся такие региональные структуры, как Евразийский экономический союз, союз Индии--Японии--США.

Дайан Джаятеллека (Шри-Ланка), бывший посол Шри-Ланки во Франции, постоянный представитель Шри-Ланки при ЮНЕСКО:

— В 2015 году в Шри-Ланке прошли досрочные президентские выборы. На смену националистической администрации, активно взаимодействовавшей с Китаем, пришла администрация, тесно интегрированная с Западом.

Прошедший год ознаменовался для Южной Азии укреплением оси Дели и Вашингтона для сдерживания влияния Китая в регионе. В 2016-м главной тенденцией станет способность Пекина удержать присутствие в регионе. Будущее диалога между ядерными Индией и Пакистаном в контексте угроз трансграничного терроризма — не менее значимый вопрос наступившего года.

Глобальная безопасность в 2016 году будет зависеть от сирийского конфликта, разрешение которого стало возможным благодаря вовлечению России на Ближний Восток. Действия Москвы стали альтернативой западной односторонности, ориентированной на поддержку саудовско-турецкого исламского авантюризма. Серьезный вопрос — приведут ли политические изменения в Латинской Америке к ослаблению БРИКС.

Сержио Дуарте (Бразилия), бывший посол Бразилии в ряде стран, включая Австрию, Китай, Канаду и Никарагуа, бывший высокий представитель ООН по вопросам разоружения:

— Важным событием 2015 года стало достигнутое соглашение по изменению климата на конференции в Париже. Отношение различных стран и регионов мира, выполняющих обязательства по этому соглашению, имеет ключевое значение для будущего человечества. Страны, выбрасывающие в атмосферу наибольшее количество углеродов, несут особую ответственность перед миром.

В 2016 году общественному мнению в США и Европе важно найти баланс между демократией и безопасностью. Чем больших усилий требуется от великих держав в противодействии угрозам, тем меньше сплоченности и хуже складывающаяся ситуация. Если террористические группировки решат использовать оружие массового уничтожения, то негативные последствия ощутят на себе все страны мира. Угроза увеличивается по мере того, как великие державы также усиленно вооружаются. Предотвратить распространение вооружений в подобных условиях не получится.

Латинская Америка останется на периферии конфликтных зон и не ощутит на себе угрозу эскалации терроризма и напряженность между Востоком и Западом. Ситуация в регионе стабильная, и общественное мнение занято в основном решением внутренних вопросов — бедностью, криминалом, правами человека, экологией.

Подготовила Галия Ибрагимова, ПИР-центр


Комментарии
Профиль пользователя