«С Bvlgari у меня много общего»

Карла Бруни о своей привязанности к итальянским корням

«Наконец-то можно будет жить так, как хочется»,— вздохнула с облегчением Карла Бруни-Саркози после того, как муж проиграл президентские выборы. Экс-модель, певица, поэтесса и просто очень богатая женщина привыкла жить в свое удовольствие, что было сложно позволить в статусе первой леди.

— В вашей семье любили украшения?

— Конечно. В те годы драгоценности были не исключением, не праздником, а частью повседневной жизни. Мама надевала их вечером даже тогда, когда мы ужинали дома.

— Есть ли разница в том, как носят украшения француженки и итальянки?

— У Италии и Франции общая любовь к красоте и культуре. Но украшения — это всегда личное. Они принадлежат к миру чувств, они касаются самой души. Они говорят о любви и страсти, предвещают счастье, сохраняют память, символизируют веру, защищают от бед. От простых колец до самых сложных ожерелий, у каждого украшения — собственная история, каждому есть что рассказать.

— Вы хотели быть архитектором, но стали певицей, музыкантом. Что вы можете сказать о дизайне и музыке Bvlgari?

— Bvlgari всегда был дизайнерски смелым домом. С огромной фантазией, умеющий смешивать цвета и камни. Он звучит всегда очень радостно. И всегда узнаваемо.

— Что для вас Bvlgari? Известный бренд или душевный друг?

— Bvlgari — это не просто бренд. Это легенда, особенно в Италии! Вы слышите название Bvlgari, и вы чувствуете тепло, экстравагантность, радость, видите цвета Рима, различаете вкус dolce vita. Я очень привязана к итальянским корням, и с Bvlgari у меня много общего. В украшении, как в новой песне, на самом деле должно быть что-то близкое, знакомое.

Bvlgari, золотые с бриллиантами часы Serpenti, почти точная реплика модели 1967

Путь Карлы Бруни в первые леди был стремителен. 2007 год, только что выбранный президент Саркози коварно отправлен в отставку своей женой Сесилией. Вид у него несчастный, состояние нерабочее, окружение в панике, оппозиция и журналисты шьют ему незавидную репутацию брошенного мужа. Тем временем Бруни была свободна, жила активной светской жизнью, перелетала с одного важного ужина на другой и так (говорят, все-таки не совсем случайно) оказалась за одним столом с поникшим президентом. И уже в январе 2008 года на пресс-конференции он произнес знаменитое: "У нас с Карлой все серьезно".
До Саркози у Карлиты — как ее называли журналисты — особо серьезно никогда не было. Дочка итальянской пианистки Марисы Борини и падчерица владельца Pirelli Альберто Бруни-Тедески (о том, что ее настоящий отец — Маурицио Реммерт, она узнала только после смерти Альберто, ей было уже 28 лет) провела детство в роскошных шато, отрочество — в частных французских и швейцарских школах, а юность — на подиуме. Она хотела стать архитектором, но в 19 лет сделалась одной из самых востребованных моделей. Ее снимали Питер Линдберг и Патрик Демаршелье. Ведущие мировые дома моды мечтали заполучить ее для своих показов. Мужчины мечтали провести с ней хотя бы вечер. Папарацци ловили ее в компании музыкантов — Мика Джаггера, Луи Бертиньяка, Эрика Клэптона, Жан-Жака Гольдмана, актеров — Шарля Берлена и Венсана Переса, режиссера Лео Каракса и с известными французскими политиками.

— Какие камни вы любите больше всего?

— Синие сапфиры. Они напоминают мне о Средиземном море. Синий — для меня самый романтичный и таинственный цвет. Но я люблю и яркие цветовые сочетания, какие охотно используют в Bvlgari,— они действительно способны передать радость жизни.

— Вы носите часы? Если да, есть ли среди них часы Bvlgari?

— Я обожаю свои Serpenti. Это сложная модель, с большой историей, но в то же время очень современная. Такие часы можно надевать по любому случаю.

— В вашей жизни были моменты, когда вы оказывались в центре внимания и не всегда доброжелательного. Не боялись ли вы тогда носить украшения?

— Я представляла свою страну. Это большая честь и ответственность, и я старалась быть элегантной и красивой даже не ради себя. Так что да, я носила украшения и не боялась этого.

— Вы уставали от навязчивого внимания прессы?

— Многие талантливые художники так никогда и не получали шанса быть услышанными или увиденными. Так что даже если это внимание не так нежно, как хотелось бы, я считаю, что мне повезло.

— Есть ли у вас украшения, которые напоминают вам о счастливых моментах вашей жизни, ситуациях, которые меняли вас и ваш характер?

— Жизнь не стоит на месте. У меня много хороших воспоминаний. Но я прекрасно понимаю, что все, что происходит, ничего по-настоящему не меняет в тебе. Кроме рождения детей.

— Вы певица, поэт, модель, первая леди, супруга, мать. Множество жизненных ролей. А если бы вам предложили выбрать только одну?

— Конечно, я бы осталась матерью, это мой первый и главный источник счастья и силы.

— Какие украшения будет носить ваша дочь?

— Будет зависеть от ее вкуса и желания. Сейчас ей почти четыре года, и она носила бы многое, если бы имела такую возможность... Особенно с розовыми камнями!

— Первое украшение, которое носили вы?

— Думаю, мой медальон, полученный в день крещения.

— А самое дорогое? Колье, браслет, серьги?

— Конечно же, обручальное кольцо.

"Я верна только самой себе. Моногамность нагоняет на меня тоску" — так она объясняла свои многочисленные романы. В 1997 году 29-летняя Бруни решила закончить карьеру модели и полностью посвятить себя музыке. Она выпустила четыре альбома. Три были очень успешны, но вот последний — "Little French Songs" — едва не провалился: было продано всего 75 тыс. экземпляров. Тогда как "Quelqu'un m'a dit" в 2002 году разошелся рекордным тиражом в 2 млн копий.
Друзья певицы разводят руками: мол, что вы хотите, виной всему политика, при социалистах у нее нет шансов. Но вырвавшись на свободу из Елисейского дворца, Бруни-Саркози появилась во всей красе в рекламной кампании Bvlgari. С 2013 года она — прекрасное лицо великого итальянского ювелирного дома.
Впрочем, социалистам во Франции остался всего год, так что у нашей героини есть время не только дописать новый альбом, но и сделать еще несколько блестящих рекламных кампаний для итальянских ювелиров. Надо спешить. Ее муж, похоже, задумал вернуться в президенты, и тогда первой леди вновь придется прятать свою красоту.

Беседовал Алексей Тарханов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...